навигационная цепочка

Силуэт Счастья II

полная версия
Добавлено: 2 Июнь 2006 г.
Добавил: hog12 список авторов печатать элемент каталога создать pdf-файл  элемент каталога
категория Fanfiction
комментарии: 14
 10.0 - 6 голосов -

Писал с (первый период 14-16 января 2006) по (второй период с 20 марта по 16 апреля 2006) и вот выкладываю! Долгожданное продолжение Силуэта Счастья. Он совсем дургой, он совсем запутан, он не похож ни на что... Ниже представлена полная версия со всеми эпизодами на одлной странице

СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ 2

Эпизод 1: незваный гость

Ненавижу людей! Да, честно говоря, мне плевать, что я сам являюсь таковым. И кто сказал, что этими словами я хочу показать себя не таким как все, уникальным? Я этого не говорил, более того, даже не смел подумать себе подумать об этом. Возможно, я не отличаюсь от других экземпляров, но ведь я стал таким не по своей воле. Меня вынудила безысходность, безвыходность положения. С каждым днём они теряют все свои положительные качества, меняя их на отрицательные. Если сравнить человека, каким он был две тысячи лет назад и каковым он является сейчас, даже незрячий может увидеть, что в нынешнем “наиразумнейшем” существе, царе природы, ни осталось ничего божеского. Мы почитаем войну, агрессивность к окружающему миру, принимаем зло за светлую сторону, за сторону добра. Мы смеёмся над недостатками других людей, высмеивая все их самые сокровенные желания, забывая о том, что они в какой-то степени являются нашими братьями и сёстрами. Нас не волнуют проблемы наших близких - мы думаем только о себе. Люди эгоистичны… Куда пропадают души этих существ? Почему человек с каждым днём всё больше отделяется от мира? Возможно ли прекратить этот психологический хаос? Именно такие вопросы приходили в голову Наклзу в эту ночь. Нельзя было сказать, что эта ночь была какой-то особенной, вовсе наоборот, она была точной копией прошлой и позапрошлой ночей… Может быть и сегодняшняя ночь будет точной копией завтрашнего, послезавтрашнего дней. Но почему эти мысли пришли ему в голову именно сегодня, а не, скажем, три-четыре дня назад? Сегодня Наклз был как-то странно серьёзно настроен. Он сам не знал, почему пребывая именно в таком настроении, он медленно обдумывал эти вопросы. Быть может, это было просто случайным совпадением, ибо серьёзные мысли могут прийти только пребывающему в серьёзных раздумиях человеку. Ведь не зря, когда на землю начинают капать капли дождя и разгорается ливень, мы сразу вспоминаем, пусть даже ненамеренно, самые печальные моменты своей жизни: какие-либо разлуки, потери… Так же и слушая медленную, грустную музыку, неторопливо льющуюся из колонок, человеку просто не могут прийти весёлые, радостные воспоминания из своей жизни. Рано или поздно, на его глазах появляются слёзы, но тяжело понять, счастлив ли он в этот момент времени или огорчён. Глаза хранителя медленно переводили свой взгляд с одного места на другое, останавливаясь на какое-то время на определённом объекте, и затем, внимательно приглядываясь к нему. Во взгляде ехидны явно не было определённости. Вероятно, таким образом, он пытался найти ответ на заданный им самим вопрос, как бы беззвучно вопрошая им этот объект. Он выглядел слишком отчаянным, чтобы понимать ход своих же действий, раз просил помощи у неодушевлённых предметов. На острове Ангела царила божественная тишина, не нарушавшаяся абсолютно ничем. Не было ни тихого пения птиц, ни звуков ездящих по проспектам автомобилей, ни громогласного шипения турбин самолётов, ни звонкого “чириканья” кузнечиков, ни даже раздражительного тиканья часов, о которых вы наверняка сейчас подумали! Что же касается ландшафта острова, то, сказав, что в ночное время он неинтересен, вы бы сильно ошиблись. Да, он был не таким, каким казался днём, да и восприятие его было другим, но от этого он не был хуже. Это было, словно два совершенно разных острова, и, увидев его в дневное время, вы бы никогда не подумали, что он способен так выглядеть ночью! Кристально чистые реки блестели в скромных лучах луны, переливаясь и тихо-тихо журча, как будто переговариваясь с кем-то. Подойдя к самому берегу и взглянув в эти удивительные воды, можно было без особого труда поймать своё отражение в них, ничуть не искажённое и не смазанное. Течение в реках острова было довольно гладким, таким гладким, что порой казалось, что данные участки земли были просто-напросто покрыты зеркалами, отражающими всю красоту местности. Где-то далеко присутствовал страшный шум дикого течения этих, на первый взгляд, совсем спокойных рек. Он наблюдался по краям островка, где собирались все воды, образуя гигантские водопады. Само собой, издалека всё это зрелище веяло манящей красотой и безобидностью. Хаотично разбросанные по всему ландшафту камни идеально вливались в пейзаж. Так же некую изюминку ко всему прочему дополняли огромные горы и просторные леса острова. Среди всего вышеописанного Наклзу было так уютно, так спокойно и хорошо, что он считал остров Ангела лучшим из мест, которые только можно было сыскать на белом свете. Вот он снова перевёл свой вопрошающий взгляд на новый объект: может хотя бы он знает, где найти ответ на его вопрос? Его длинные космы едва заметно развивались при полуночном ветре. Он стоял, уверенно сложив руки на своей груди и смотрел на сумрачное небо куда-то вдаль. Оно было полностью усеяно звёздами. Какие-то из них светили более ярко – другие наоборот, были недоступны невооружённому глазу и светили совсем тускло. Небесные светила в некотором роде тоже походят на людей… Каждую секунду умирают миллионы человек, и каждую секунду рождаются миллионы новых. Звёздам тоже свойственно умирать, рождаясь вновь. Вся наша жизнь устроена одинаково в самом общем смысле. А для чего мы рождаемся и зачем умираем? Эх, ещё один вопрос в копилке человечества. Ещё один повод для раздумий. Переводя, свой взгляд с одного небесного светила на другое, Наклз заметил странную закономерность – все они находились друг от друга на относительно близком расстоянии. Только одна единственная звезда располагалась отдельно ото всех. Обратив на неё своё внимание, ехидна сердито хмыкнул и быстро убрал свой взгляд от неба, опустив его наземь. Теперь он стал более оживлённы, по крайней мере об этом давал знать его резко изменившийся вид. Вероятно, он хотел отвлечь своё сознание от внезапно пришедших нежелательных мыслей. Он боялся думать об этом. В это же мгновение чувство внутреннего спокойствия окончательно нарушилось в нём. Он перестал слышать тишину, предавшись внезапно нахлынувшему веретену раздумий. Наклз пытался выбрать из них самые невинные, самые утопические, чтобы, наконец, отвлечь себя от нагрянувших боязненных мыслей. Но беспокойство взяло верх – хранитель так и не смог ничего с собой поделать. Спустя несколько минут, ехидна ещё раз напоследок взглянул на Луну и отправился к алтарю… Служба не могла заставлять себя долго ждать. Поднимаясь по ступенькам алтаря, ехидна не переставал отрывать свой взгляд от земли; его глаза всё также беспокойно бегали из стороны в сторону, не находя себе места. Голова начинала болеть от переизбытка мыслей. Слишком много вопросов, чтобы найти на всё ответ… Похоже их может хватить на всю оставшуюся жизнь, пусть даже не только какого-то отдельного человека, а всего людского рода. Вот показалось зелёное сияние Мастера Изумруда – он узнал своего хозяина. При виде его, сердце Наклза начало успокаиваться, он начал постепенно обретать гармонию и приходить в счастливое состояние. В лучах драгоценности всё блистало необыкновенными красками. Хранитель неторопливо подошёл к камню и погладил его. Может я сейчас говорю что-то совсем странное и непонятное, но в данной сцене Мастер Изумруд был для Наклза его лучшим другом. Только с ним он мог разделить все свои мысли и идеи, высказать всё наболевшее за долго время. Более того, ехидне казалось, что изумруд не только внимательно прислушивается к каждому его слову, но и пытается его понять, хочет поделиться мыслями, своими рассуждениями на этот счёт. В компании с Мастером Изумрудом Наклзу уже не было так одиноко. К слову сказать, он и не боялся остаться один, но это самое отсутствие страха было вызвано скорее непониманием серьёзности всех последствий одиночества, чем откровенным и сознательным шагом на риск. Наклза не страшила даже смерть, если он отдавал свою жизнь во имя спасения Мастера Изумруда. Чудовищная преданность! Ещё мгновение и наступил бы долгожданный сон, но судьба распорядилась иначе. Вдруг, вблизи алтаря послышался резкий звук, как будто кто-то резко пробежал мимо на всех парах. Это немного насторожило ехидну и вконец развеяло его сон. Первой его мыслью была фраза: “Какого чёрта? Последние две недели здесь не было ни одной живой души”! Наклз приподнялся и решил последовать за этим странным существом, но что-то подсказывало ему, что нужно предостеречься, поэтому перед тем как начать преследование , он надел свои любимые железные кастеты. Объект двигался не очень быстро и Наклз не боялся отстать от своей цели. Основной проблемой было не спугнуть его. Нужно было выбрать момент… Любой неосторожный шаг мог привести к нежелательным результатам, но времени на раздумья не хватало. Необходимо было действовать… Ехидна старался быть как можно незаметнее. Неожиданно. Объект замедлил свой ход. Может быть он почувствовал постороннее присутствие? Да и вообще, что ему было здесь надо? Поскольку главным достоянием острова Ангела являлся алтарь с Мастером Изумрудом – одной из самых великих драгоценностей Мобиуса – Наклз предполагал, что неизвестный пришёл сюда именно для того, чтобы украсть этот изумруд. Этим неизвестным мог быть кто угодно, начиная от Сонника и заканчивая Бигом. Вскоре объект совсем остановился и принялся осматривать местность. За этот промежуток времени страж изумруда успел приблизиться к гостю. Один шаг, ещё один, и ещё – с каждой секундой фигура и лицо неизвестного становились более понятными, но тут, как назло, под ногами ехидны прозвучал весьма неприятный треск, который заставил объект прекратить передышку. Наклзу надоело играть роль секретного агента и с криком: “Стой!” он ринулся вдогонку. Жажда как можно быстрее разобраться с этим делом нарастала всё быстрее и быстрее. Вообще, хранитель не любил никаких тайн и неопределённостей – всё это, по его мнению, слишком отвлекало человека от истинного предназначения его жизни, то есть тратило его бесценное время впустую. Наклз не был Сонником и поэтому, как бы он ни старался настигнуть существо, ничего не выходило. Вовсе наоборот, с каждой секундой ехидна всё больше отставал. Эта занимательная гонка продлилась недолго – через минуту другую объект совсем исчез из поля зрения хранителя. Упрямый Наклз не останавливался и на этом – он хотел знать , куда держал путь незнакомец и пошёл по его следам. Форма следов слегка удивила ехидну. Ни у одного из знакомых ему жителей Мобиуса не было такого отпечатка ноги. Так кто же это мог быть? Почему он двигался не в сторону алтаря, вопреки всем догадкам Наклза? Новые вопросы встали на его пути. И пока он раздумывал над только что происшедшими событиями, ехидна не заметил как забрёл в тупик. На этом месте следы обрывались. Удивлённый страж изумруда подумал, что сбитый с толку потоком мыслей, он попутался в своих слежениях и взял не тот след, но тщательная повторная проверка убеждала его в обратном. Как такое могло произойти? Всё это было похоже не сон, но не было им на самом деле, ведь ущипнув бы себя за руку, ехидна бы почувствовал резкую боль. После этого случая Наклзу надо было немного отойти. Красный хранитель бросился назад, к алтарю. В его голове созрела страшная мысль: “А что, если этот тип всё продумал с самого начала? Что, если всё это было лишь частью его плана? Он мог специально пронестись мимо алтаря в надежде на то, что разбудит этот шум и я пойду за ним. И, что самое интересное, я повёлся на этот глупый трюк! Возможно, он уже давно наслаждается ярким блеском изумруда у себя дома, пока я тут копаюсь! Нужно немедленно возвращаться”! Ко всеобщему удивлению, на этот момент, когда Наклз прибыл на место, Мастер Изумруд оставался нетронутым. Так что же ему было тут нужно? Довольно суетливо прошла ночь на острове Ангела. Ещё до того момента как на землю упал первый лучик солнца и поднялся ветер, ехидна несколько раз просыпался в надежде увидеть это существо вновь, но все его попытки сделать это обращались бессмысленной тратой времени. Все шорохи были лишь плодом его воображения. Однако воспоминания о только что прошедшей ночи не покидали его. Ему с новой силой хотелось если не разгадать, то хотя бы приоткрыть занавес правды. Так как наш ехидна совершенно не умел выслеживать противников, то, хотя он и любил действовать в одиночку, но на этот раз он не мог обойтись без постороннего вмешательства. Нужна была помощь со стороны и помощь не просто дружеская, а чисто профессиональная. Ему нужен был кто-то, кто очень хорошо знает все секреты все секреты шпионажа… Искать решение сложившейся ситуации Наклз решил в агентстве Хаотиков, так как по части расследований они были самыми опытными людьми, обитающими в данном районе. Однако судьба распорядилась несколько иначе. Когда хранитель проходил мимо мистических джунглей, перед ним, сверху упала летучая мышь. Ею была Руж. Что она делала там, наверху, было, увы, неизвестно. Зато Наклз сразу же передумал идти к Хаотикам. “Вот она-то мне и нужна”, - подумал ехидна и подошёл ближе к мыши. Ему не очень хотелось сотрудничать с ней, скажу даже больше, он просто не представлял себе этого, но она, как ни крути, бесспорно, занимала первое место среди шпионов и шпионок. Падение оказалось далеко не мягким, но и Руж была не из тех, кто бросается в дикий вопль от каждой царапины, поэтому она отделалась лишь слабым ушибом. По её выражению лица было понятно, что никак не ожидала встретить красную ехидну здесь. Наклз тоже пребывал в некоторой растерянности от этой встречи. Он понимал, что для того, чтобы добиться от Руж сотрудничества, ему нужно было не вступать с ней не в какие конфликты и держать себя более-менее адекватно, но рядом с особой такого характера сдерживать своё спокойствие и сохранять вежливость было до невозможности тяжело. Между ними завязался острый, как бритва, и холодный, как лёд, разговор:

- Интересно, что эта тупоголовая ехидна пытается найти здесь? – непонятно кому задала вопрос, пристально глядящая на Наклза мышь.

- Это остров Ангела и я здесь живу! Это я должен спросить тебя, что ты здесь делаешь! – грубо ответил хранитель, при этом поймав себя на мысли, что уже первые секунды их диалога начинают его раздражать.

- Что я здесь делаю? По-твоему, это запретная зона, где можешь находиться только ты? Дожили… Одинокой девушке уже и полетать свободно не дают, - с какой-то неестественной улыбкой на лице произнесла Руж.

- Прекрати испытывать моё терпение! Я прекрасно знаю, что по этим местам без чётко определённой цели ты летать не будешь! – громко произнёс страж изумруда.

В ответ летучая мышь только невинно улыбнулась. Непонятно почему, но это ещё больше разозлило ехидну и он уже был готов к очередной драке, как вдруг вспомнил о своём намерении. Лишь это смогло удержать Накса. Временно это было или нет – покажет дальнейшее развитие событий. Он сделал ещё одну попытку уладить их отношения, подойдя к Руж и протянув ей руку, чтобы она смогла подняться. Как ни странно, мышка не отвергла помощь и, поднявшись на ноги, начала осматривать свой внешний вид.

- Пусть даже если и не без цели, что тут такого. Одним изумрудом больше, одним меньше, - заговорила Руж после непродолжительной паузы.

- Я не позволю тебе красть у меня изумруды! – вновь закипел Наклз.

- А кто тебя будет спрашивать? – задрав нос, произнесла мышь.

- Только попробуй! – грозно произнёс Наклз и они оба кинулись в бой.

Это были достойные противники. Пусть Накс обладал немыслимой силой разрушения, Руж же могла действовать хитро, и ей ничего не стоило обвести соперника вокруг пальца. Но даже один прямой удар разъярённого ехидны мог навсегда, если не убить, то уж точно травмировать бедную мышку. Противники выкладывались по полной. На все удары Руж Накс умело ставил блоки, но и сама Руж в свою очередь довольно легко отбивалась от атак хранителя. Правда, вскоре Наклз начал уставать и становиться менее сосредоточенным. Это давало Руж шанс к победе. Но и она постепенно начинала уставать. Особенно сильно это сказывалось на её атаках. Они становились уже не такими эффективными, как ранее. Первый удар пропустил Наклз. Удар каблуком сапога в грудь отнёс бедного зверька на добрых пять метров назад, где он прочертил ещё столько же на своей спине. После этого удара его как будто парализовало на несколько секунд. Руж приблизилась к нему, видимо, с целью добить, но соперник вовремя подставил подножку, и она с грохотом рухнула на землю. Так продолжалось ещё довольно долго , пока наши герои вконец не обессилили. А когда это случилось, от окружающей их местности остались стоять одни руины… Наклз лежал, облокотившись на ствол дерева, а в пяти метрах от него, облокотившись на какой-то лесной пенёк лежала летучая мышь. Они смотрели друг на друга усталыми глазами и не могли понять, кто тут победитель, а кто проигравший. Ни та, ни другая стороны ничью не признавали. У них не хватало сил даже чтобы подняться. Может это удивит вас, но после драки ненависть между нашими героями почти бесследно пропала! После нескольких минут немой тишины хранитель изумруда вновь начал падать в бездонную пропасть мыслей и воспоминаний. Охваченный своими бесконечными раздумьями, страж совершенно случайно остановил остановил свой взгляд на Солнце. Оно уже не стояло так высоко и не пылало так ярко как в тот раз, когда он в последний раз смотрел на него. Время летело с необыкновенной скоростью и размышление об этом заставило Наклза вспомнить о его миссии, ради которой он держал этот путь.

- У меня есть к тебе предложение, - серьёзным, но волнительным голосом выдавил из себя он, глядя куда-то вдаль, словно обращался не к Руж, а говорил сам с собой.

- О, какой резвый парень, ты погляди! Хочешь сделать мне предложение? А не рановато ли? – ответила та с насмешкой.

- Хватит придуриваться! Это серьёзное дело и для него нужна серьёзная подготовка, - сказал, немало смутившийся Наклз.

- Похоже у тебя серьёзные намерения, - продолжала мышь.

- Заткнись! Ты не даёшь мне сосредоточиться, - произнёс, изрядно покраснев и без того красный ехидна.

- Неужели ты забыл, куда дел обручальное кольцо? – никак не успокаивалась Руж.

Наклз начинал предчувствовать, что вот-вот начнётся новая драка и пытался сделать всё возможное, чтобы предотвратить это. В конце концов, летучая мышь поняла, что её собеседник хочет сказать что-то действительно важное и перестала издеваться. Сам же Наклз всё это время старался пропускать её реплики мимо ушей для их общего блага.

- Мне нужен кто-то, кто очень хорошо знает все секреты шпионажа. Сравнительно недавно на этом острове время от времени стал появляться странный тип. Он постоянно что-то ищет, притом, если бы этим “что-то” был Мастер Изумруд, он бы уже давно его похитил. Я хочу проследить за ним и узнать, что ему здесь надо, и пока я не узнаю ответ на этот вопрос, я не успокоюсь, - объяснил хранитель.

- И с чего ты решил, что я стану тебе помогать? Ты бы сам помог себе без выгоды? – спросила Руж.

- Хорошо, я вознагражу тебя и ты не пожалеешь о заключении сделки со мной. Пусть это будет… Хаос изумруд, - сказал Наклз, осознавая, что иногда приходится рисковать всем.

- Идёт. Но только услуга за услугу. В последнем бое против роботом Эггмана я потеряла дар ощущения изумрудов, а так как кроме меня ощущать изумруды можешь только ты, то тебе и флаг в руки. Сегодня в десять часов вечера состоится выставка драгоценностей Стейшн Сквера. Я не могу пропустить такого события. Твоя задача будет состоять в похищении гигантского бриллианта. И я не хочу слышать никаких “но я не могу” и тому подобное! – с напором произнесла мышка.

Это существо было последним шансом узнать всю правду о незнакомце с острова и именно поэтому Наклз, не раздумывая, дал своё согласие. Так как ограбление было назначено на поздний вечер, это означало, что Наклзу уже не суждено было разгадать так волнующую его тайну сегодня. Вообще, заключать какие-либо сделки с Руж было откровенным риском. Эта хитрая особа могла так заговорить зубы, что обкраденный и обманутый союзник долгое время бы не догадывался о том, что его обманули. Был ли этот случай исключением, неизвестно. Почему-то именно сейчас Наклз вспомнил Соника и остальных. Какие ассоциации заставили его подумать о них? Последнее время он вообще стал слишком часто погружаться в серьёзные мысли. Что это могло значить? Так как летучие мыши – ночные существа и ведут ночной образ жизни, то Руж решила в оставшееся время вздремнуть; Наксу же оставалось быть наедине с собой. Уйти никуда он не мог, потому что обещал помочь, а ехидны – благородные существа и им не присуще бросать слова на ветер. Вновь оставшийся один, хранитель принялся рассуждать вслух, говоря с небом и травой. Но ведь они и вправду были живыми и, наверняка, слышали его. Только ответить ему им было не дано. Ох, как же ему бы сейчас завидовали простые суетливые люди; как бы они хотели оказаться на его месте! Он не считал минуты и был счастлив этим. Люди разучились радоваться жизни; они лишь умеют жаловаться на её недостатки. Они перестали быть счастливыми и вряд ли научатся этому вновь. Наклз не был счастлив – он был в смятении. Но он, по крайней мере, делал попытку найти его, чего нельзя сказать о нас с вами. Вот, уставший от безделья, ехидна принялся смотреть на небо, каждую минуту всё сильнее и сильнее мрачнеющее, приближая тем самым к себе вечер…

Эпизод 2: там, где не слышен бой часов.

Центральная площадь Стейшн Сквера была сегодня как-то по-особому оживлена. Толпы людей сновали туда-сюда в разных направлениях с разными целями. Почти у всех преобладало счастливое лицо, впрочем, как и само духовное состояние. Это было и неудивительно – ведь в городе проходил праздник. На каждом шагу продавались самых разных цветов и форм воздушные шарики. Отовсюду слышался детский восторженный смех и отклики удивления. Не смотря на то, что на город уже давным-давно опустился вечер, народ продолжал свободно разгуливать по его проспектам, не чувствуя времени. Кое-кто уже прикупил фейерверки, чтобы запустить их в воздух в один из самых торжественных моментов и сделать тем самым этот вечер ещё более красочным и незабываемым. Кто-то другой, кто пришёл на это грандиозное представление не один, уже сидел на лавочках, комфортно расставленных по краям улочек, и взирал на эту картинку, одновременно с этим обсуждая самые последние новости моды или сплетни. В небе кружили дирижабли, украшенные многочисленными светящимися в темноте надписями и логотипами. Да и вообще, казалось, каждый огонёк, освещающий этот город, дарил людям тепло и радость. Иными словами, атмосфера в центральном Стейшн Сквере выглядела очень воодушевляюще. Основная часть уличных зевак собирались около главного здания – виновника торжества. Сим был новоиспечённый музей драгоценностей. Сегодня был день ежегодного показа выставки камней со всего мира. Даже самые обеспеченные люди, которые могли позволить себе и не такое, съезжались со всех сторон, чтобы хоть краем глаза взглянуть на всю эту красу. Всё меньше времени оставалось до официального открытия вечера. Никто не нервничал, вовсе наоборот, люд вёл себя на редкость расслабленно. Везде шумела музыка и от её перемешивания в воздухе начинала болеть голова. Кроме того, это сильно действовало на нервы… Действовало только тем, кто не желал принимать праздник; другие же были настолько увлечены происходящим, что попросту не замечали никаких лишних звуков, какими бы громкими они не были. На этот день все автомобильные дороги, ведущие к сердцевине Стейшн Сквера, были перекрыты, что давало детям прекрасную возможность разгуливать по шоссе без опасений. Среди уже описанной выше толпы и шли наши не то друзья, не то соперники. Атмосфера города не могла не завораживать. Казалось, здесь нет места для грустных чувств. И Наклз с Руж, с их серьёзными лицами, никак не вписывались в этот общий вид. По ним было заметно, что они пришли сюда совсем с другой целью, и такое несовладание с собой могло выйти им боком. Часы на местной башне показывали без десяти десять, и это могло означать только одно – время для торжества уже почти наступило. Почти наступил тот долгожданный момент, ради которого и создавалась данная шумиха. Чтобы не показаться совсем уж подозрительными экземплярами, Накс и Руж попытались затеряться в толпе. Они старались вести себя как все, правда все их попытки сделать это были неестественными. Вот прозвенел гонг – торжество вступило в силу. Откуда ни возьмись, с неба на всех посыпалось конфетти, и эта приятная неожиданность добавила ещё больше позитива всем присутствующим… Затем все желающие поглазеть на выставку собрались около входа в музей и какой-то тип, по всей видимости заведующий данным зданием, занял трибуну и начал толкать речь. В его выступлении промелькнули короткие рассказы об истории создания музея и о прогнозе на его будущий успех. После, своего рода выступления, в этот праздничный вечер, управляющий музеем откуда-то достал здоровенные ножницы и разрезал ленту, отделяющую людей от входа в музей. Толпа мигом рванулась внутрь, неоправданно толкая и обгоняя друг друга. На улице остались лишь наши герои. Они переглянулись и поняли, что настало время для активных действий. К счастью, снаружи музея охрану поставить ещё не успели – это заметно облегчало задачу. Практически одновременно наши сообщники забрались на крышу. Вот здесь-то и начинались первые трудности. Крыша здания состояла наполовину из чистого стекла, и передвигаться по нему нужно было как можно осторожнее, иначе существовал риск провалиться и переломать себе все кости. На другом конце здания торчал, неуклюже сделанный вентиляционный люк. Руж подала Наксу знак, что он лезет первым. Возражать ехидна не стал, тем более против летучей мыши это было бесполезным занятием. Через несколько секунд хранитель был уже внутри. Его окружала кромешная тьма. Боже, как же он тогда пожалел, что не отодрал с первого попавшегося под руку рекламного щитка неоновую надпись! Шахта была такой запутанной, что по ней можно было сутками ходить кругами, даже не догадываясь об этом! Нет, конечно, периодически стражу изумруда попадались освещённые выходами участки шахт, но это мало чего меняло. Первым выходом на пути Наклза был выход на склад, но, как вы наверное уже догадались, там ему делать было нечего, поэтому он, не задумываясь, отправился дальше. Второй раз ехидна ошибаться не мог – он следовал по инстинкту ощущения драгоценностей. Так как этот парень был отлично натренирован, то без труда смог выследить напарницу к драгоценности. Как назло, вокруг понадобившегося Руж бриллианта проходила экскурсия, так что пока нашим похитителям оставалось лишь любоваться им. Глаза Руж бешено загорелись и здесь Наклз уже начал беспокоиться: ведь если она не сможет держать себя под контролем, то завалит всё задание. По ходу экскурсии, экскурсовод рассказывала много лестных вещей о драгоценности, чем привела в восторг слушателей. Но этот шестидесятикаратный бриллиант был не единственной достопримечательностью музея, поэтому экскурсия вскоре перешла к другим его достояниям. Наклз удобно использовал этот момент и, открыв люк, тихо спустился на то место, где только что были люди. Здесь надо пояснить читателю, что ехидна пообещал на свою голову не только показать дорогу к роскошному бриллианту, но и похитить его для своей сообщницы, а так как существа его вида, как уже упоминалось раньше – благородные создания, то он всеми силами пытался сделать то, что обещал. Как это ни странно для такой дорогущей штучки, но её даже не подумали отгородить от злоумышленников хотя бы элементарными средствами защиты, витриной например. Напротив этому, он невинно лежал не пьедестале и блистал своей изящностью, как будто говоря: “Возьми меня. Чего ты ждёшь”? Такой разворот событий облегчал работу Наклза до минимума. Удивительная простота пугала хранителя – он чувствовал, что здесь таится какой-то подвох. И, возможно, он уже совсем бы передумал браться за похищение, если бы не поторапливающий голос Руж, который раздался в самый неожиданный момент из выхода вентиляционного люка. Ехидна, не торопясь, сделал один полный вдох и со всей доступной скоростью понёсся туда, откуда пришёл, предварительно забрав бриллиант с собой. Не прозвенело никакой тревоги. Не шелохнулся ни один охранник. Больно проста оказалась миссия Наклза. Тем не менее, Руж с истерическим криком вопила, что-то вроде: “Отдай его сюда немедленно” и выхватила драгоценность из лап хранителя. Затем мышь начала длительно и тщательно судорожным взглядом рассматривать бриллиант, то и дело вертя его в руках. Она бы могла заниматься этим ещё долго, если бы смышлёный Накс не напомнил, что нужно поскорее выбираться из данного места. Первым выход нашёл именно он… Правда, в скором времени, ему пришлось сильно пожалеть об этом. Выбравшись на улицу, первое, что увидел ехидна – это дуло пистолета в количестве пятидесяти штук. Практически вся охрана музея грозно смотрела в его глаза. Нашему герою ничего, кроме как поднять лапы вверх и не делать резких движений. Он видел, что сопротивление в сложившейся ситуации было действительно бесполезным, так как, даже если бы он и кинулся в одну сторону, чтобы разорвать в клочья всех, кто там стоит, то в тот же миг получил пулю с другой. Ехидна посмотрел на чёрное сумеречное небо – всё, что он увидел там, лишь исчезающий силуэт летучей мыши среди большого числа звёзд. Вот к нему подошёл лейтенант и, надев наручники, провёл в какое-то здание. Накс мог использовать свой шанс и бежать, но тогда бы все точно сочли его за преступника. Действительно, с чего бежать невинному человеку? Несколько минут спустя, Наклз уже видел на стуле перед шагающим туда-сюда лейтенантом. После длительного молчания он спросил ехидну, брал ли он тот бриллиант? Хранитель ничего не сказал, а лишь отрицательно помотал головой. В ответ на это, допрашивающий попросил поставить плёнку. На небольшом куске показанного было ясно видно тот момент, когда Наклз похищал драгоценность. По всей вероятности, в том зале стояли скрытые камеры, фиксирующие и записывающие происходящее, а сигнал тревоги был внутренним, то есть его не мог слышать никто, кроме сотрудников охраны. Наклз был взят с поличным…

- Что вы на это скажете? – задал вопрос лейтенант.

- Я не хотел… Меня вынудили, - начал было оправдываться страж изумруда.

- Хорошо, слушай меня внимательно. Тебе повезло, что об этом ограблении знает пока только определённый круг людей. Отдай награбленное обратно и я сокращу срок твоего десятилетнего заключения до шести месяцев. Соглашайся пока я добрый и никто в обиде не будет, - предложил допрашивающий.

- Поймите, у меня нет никаких драгоценностей, пусть я и обокрал музей. Я вообще делал это не по своей воле! Во всём виновата Руж и только она! Это ей нужны были драгоценности, а не мне, - объяснил ситуацию Наклз.

- Я же по-хорошему спросил… Так почему ты, урод, не хочешь говорить правду? Ты хотя бы знаешь, что я могу сделать так, что остаток своей никчёмной жизни ты проведёшь в клетке? Ты ещё не знаешь моих полномочий, Ты ещё не до конца осознал, с кем связался. Я последний раз предлагаю тебе во всём сознаться и закрыть тему, - не верил лейтенант.

- Это и есть чистая правда, и если вы не верите мне – не верьте, - коротко и ясно сказал Наклз.

После этих слов допрашивающий был вне себя. Конечно, он не выставлял эту свою ненависть напоказ, но было видно, что внутренне он очень разозлён. Очевидно, это был конец разговора. Так, в молчании, разгневанный лейтенант нарезал ещё пару тройку кругов. Всё это время он тихо бормотал, что-то себе под нос. После, допрашивающий осторожно подошёл к своей жертве и со всей силы вдарил каменным кулаком по животу несчастного. Тот тут же свалился, в агонии корчась от боли. Наклз хоть и был достаточно сильным парнем, так и не решался ответить обидчику – ведь его могли судить за избиение. Глаза врага пылали злобой, и на первом ударе он не желал останавливаться. Чувствуя, что ненависть не проходит, допрашивающий вдарил ещё несколько раз ногой в живот, лежащему на полу Наксу и, слегка отдышавшись, приказал отвести его в камеру. Изнемогающий от вступившей боли хранитель., никак не мог понять, почему жизнь так наказывает справедливых? Неужели, сказавший правду, должен расплачиваться своей кровью лишь за то, что выслушавший счёл эту правду ложью? В любом случае, даже не каждая ложь заслуживает такого наказания. Как ни крути, Накс был крепким орешком и поэтому мог вынести эти удары более, чем достойно… Он должен быть благодарен судьбе за то, что способен чувствовать ход времени; за то, что он живёт в живом мире. Кое-кто из наших героев был напрочь лишён этого удовольствия. Ими были Хогарт и Ада. Давно забывшие о времени, они проживали свою жизнь в бездушном пространстве, которое и миром-то было назвать сложно. Эти двое уже совсем забыли, как выглядит Солнце и что такое “тепло” – уже которую неделю, а то и месяц они круглыми сутками наблюдали вечер. Как и следовало ожидать, за прошедшее время здесь ровным счётом ничего не изменилось. Всё тот же мрачный ландшафт, как накануне апокалипсиса, всё те же, застывшие в воздухе волны. Всё это казалось Хогу лишь страшным сном, увы, проснуться от которого было невозможно. Правда, этот сон в какой-то степени мог выглядеть даже очень приятным. Не смотря на всю эту убивающую атмосферу, он был не один. Создавалось впечатление, будто вся вселенная вдруг прекратила своё движение для того, чтобы эти двое могли устроить счастье. И на этот раз уж точно, никто не сможет помешать их святой любви. Всё, что было нужно гепарду для его счастья, находилось рядом, так почему же его до сих пор терзали сомнения? Глядя на кроваво-красное небо, обволакивающее полгоризонта планеты, Хогарту не могли прийти в голову положительные воспоминания. Сейчас перед ним в непонятных отрывках проносилась вся жизнь… И жизнь эта была слишком тяжёлой для обычного смертного существа. То, о чём сейчас пойдёт речь, не являлось ярким моментом в жизни гепарда, но почему-то очень сильно и надолго врезалось ему в память. В одну из ночей одного из месяцев, не так давно по его собственным меркам, Хог шёл по улице в северном направлении. Он направлялся к фонтану, где его должна была ждать Ада. Настроение в тот день не было на высоте, однако не ползло по земле – преобладало нечто среднее. А вообще, он помнил каждый возглас, каждый запах и каждого человека, встречавшегося на его пути в тот день. Уже вечерело и маленькие дети покидали уличные песочницы, расходясь по домам. Начинали загораться белым светом фонарные столбы, элегантно расставленные по тротуарам. Город менялся прямо на его глазах. Вот показался фонтан и красивая фигура, стоящая около него. Но она была не одна – рядом находились ещё две. Хогарт подошёл ближе, чтобы попытаться понять, в чём здесь дело. Двое молодых парней приставали к красноватого цвета лисичке. Было видно, что даме не нравилось такое обращение с ней, но противостоять им она не могла. Они превосходили её не только по силе, но и по количеству. Вот, один из типов вырвал сумочку из её рук и занялся рассматриванием её содержимого, а второй, успокаивая, заломил ей лапы. Видимо, тот, что отнял сумочку, искал что-то ценное, что можно было бы выгодно продать. Всё это происходило на глазах Хогарта, и он, не будь дураком, конечно же вступился в защиту лисицы. Окрикнув парней тем словами, каких они по праву заслуживают, он обратил на себя внимание всей команды, а команда эта была далеко не маленькая и состояла аж из восьми человек. Мгновенно прореагирующие бандиты медленно пошли в его сторону. Отважного Хога это не испугало. Он просто не мог видеть, когда люди, вроде этих, издеваются над беззащитными женщинами, вроде Ады. Наконец, один тип из банды подошёл к гепарду вплотную и, толкнув, сказал, чтобы тот не совал свой нос, куда не надо. Хог не потерял чувство собственного достоинства и, толкнул, по всей видимости главаря банды, ещё сильнее, заявил, что как раз это и является его личным делом. Толчок был такой силы, что противник повалился наземь и секунд десять не мог подняться обратно. Естественно, данный ответ нанёс серьёзное оскорбление банде и остальные участники, без особых раздумий, принялись мстить. Семеро крепких парней запросто повалили Хога на землю и начали жестоко избивать ногами. Надо заметить, что все, кто был причастен к этом банде, носили мощные шипованные ботинки с железными вставками, и поэтому, удары были гораздо сильнее и безжалостнее, чем ожидал сам гепард. Обнаглевшие изверги даже не давали Хогарту перевернуться на другой бок – такова была их ненависть к мирному обществу! Испуганная от увиденного, Ада быстро кинулась бежать за помощью в людное место. От всего только что пережитого слегка кружилась голова и клонило в сон, но обеспокоенная лиса твёрдо решила бороться до последнего. Было не слишком поздно и люди всё ещё бродили по тротуарам и мостовым. Правда толку от них всё равно было мало. Все, к кому она не обращалась за помощью, судорожно тряся их тела и говоря невпопад, что только что произошло, либо сразу пятились от неё в обратную сторону, принимая за сумасшедшую, либо отказывались от просьбы помочь, боясь, что их постигнет участь гепарда. Замученная безвыходностью лисица, вдруг медленно сбавляя свою скорость, совсем остановилась посреди автострады и, громким диким криком наслав проклятье на весь мир, упала на колени. Сейчас она пребывала в таком состоянии, что ей уже было совершенно неважно осознавать, что она стоит посреди дороги и, что в любой момент её может сбить машина. Бандиты избивали свою жертву столько времени, сколько им хотелось. Пожалуй, от смерти гепарда спас только срочный звонок, пришедший на мобильник босса. Если бы не он, кто его знает, сколько бы ещё они пропинали его. Когда Ада вернулась, на гепарде уже практически не осталось живого места. Бедняга с трудом мог открывать глаза! Взволнованная, лисичка быстро склонилась над ним и с жалобным выражением лица спросила его о том, как он себя чувствует, на что тот ничего не ответил, ибо не мог. Весь израненный, Хог лишь с трудом приоткрыл правое око и, посмотрев на её несчастное личико, подумал: “Какая разница, как я себя чувствую? Я не дал тебя в обиду – большего мне и ненужно. Если несчастлив я – будь счастлива за двоих”. После этого наш герой потерял сознание, скорее всего, вызванное значительной потерей крови. Не удивительным было то, что на этой минорной ноте его воспоминание обрывалось. Хог, конечно, мог бы вспоминать и дальше, но его оторвал чей-то плач, доносившийся из-за его спины. Гепард обернулся и увидел Аду, сидящую на прибрежном камне и уткнувшуюся головой вниз. Она находилась шагах в восьмидесяти от Хогарта. Ему показалось, что лисица вспомнила тот же самый вечер, что и он несколько секунд назад, что и навеяло ей такие неприятные мысли. Разжалобленный Хог подошёл к лисе и, присев на камень рядом, завязал разговор:

- Что случилось?

- Хог… Ты же сам прекрасно понимаешь ситуацию. Да, мы остались вдвоём. Остались навсегда. Но разве это счастье? Разве мы можем быть счастливы здесь? – слёзным голосом проговорила лисица.

- А разве можно жить там? Вспомни прошлый мир – нас постоянно пытались разъединить, поссорить, развести друг с другом. Там опасно жить! Стоит ли скучать по миру с миллиардами алчных, жестоких людей, забывших понятие настоящей, истинной любви? Достойны ли наших взоров люди, убивающие друг друга ради богатства и первенства? Неужели ты хочешь вернуться туда, где совершенно размыта чёткая грань между добром и злом? – выступил против Хог.

- Оглянись и посмотри вокруг. Ты видишь что-нибудь новое здесь? Я уверена, что ты уже много раз подряд наизусть изучил каждый уголок этого безвременного мира. А теперь задумайся: сколько раз ты просыпался в надежде наконец-то увидеть солнечный день вместо серого вечера; сколько раз ты желал почувствовать ветер? Неужели, тебе не хочется вернуться? – вопросила Хогарта Ада.

- Я прекрасно понимаю тебя. На один и тот же мир можно смотреть с разных позиций и, в зависимости от выбранной, складывается совершенно разное впечатление. Тебе хочется увидеть живой мир, а не бездушную вселенную, в которых обитает только два живых существа; ты соскучилась по миру, к которому привыкла с детства, но что мы можем сделать, чтобы воплотить это желание в реальность? – сказал Хог.

- Ах, если бы ты знал, как я хочу вновь оказаться там. Ведь нас никто не вспомнит, когда мы умрём; никто даже не будет знать о нашем существовании! Получается, жизнь прожита зря, - подвела невесёлый результат Ада и, заплакав, бросилась на руки гепарду.

Оказывается, добиться счастья было куда сложнее, чем предполагал Хог. Он утешал лисицу, медленно разглаживая её густые длинные волосы. Она была права – нельзя было терять жизнь, пребывая здесь, - было необходимо действовать. Но что нужно было предпринять? К великому сожалению, Хог не знал даже приблизительного ответа на этот многозначимый вопрос. Само собой, он сказал переживающей лисе, что всё будет хорошо, хотя сам точно знал, что абсолютно всё никогда не бывает хорошо. Вновь спустившись на грустные мысли, гепард крепче обнял лисичку и, в который раз, с какой только мог уверенностью, повторил, что с ним ей не о чем волноваться. Поверила ли Ада в эти слова – неизвестно. По крайней мере, было видно, что эти слова придавали ей надежду на по-настоящему светлое будущее. Взглянув сквозь заплаканные глаза на Луну, она представила на её месте Солнце и сильнее прижалась к Хогу, чтобы хотя бы частично ощутить теплоту солнечного света. Несколько минут спустя, на землю спустился долгожданный сон.

Эпизод 3: счастливая грусть.

Нет, Хог не мог заснуть. Бесконечные тёмные воспоминания терзали его бедную душу. Он не мог смириться с мыслью, что Ада так и не будет счастлива, что он не сдержит обещания и тем самым нагло предаст её. Этой ночью он был неузнаваем – ни одной оптимистичной черты на лице героя не было. Казалось, он сдавался и продолжал бороться одновременно. Быть может, он просто ещё не выбрал окончательного решения; не полностью проанализировал ситуацию, чтобы делать какие-либо выводы. Хогарт тысячу раз отчаивался, но каждый раз, смотрев на мирно спящую лисичку и представляя её внутреннее состояние, когда он скажет её о безисходности положения, мгновенно передумывал и продолжал искать шанс на осуществление мечты. Ещё не одна ситуация в жизни не заставляла его так сильно волноваться. Он понимал, что счастье Ады напрямую зависит от него, и эта мысль ещё больше заставляла его беспокоиться. Как же хотелось навсегда уйти от этих грустных мыслей, но они сами лезли в голову. Черты лица лисички были отнюдь не напряжёнными; она была спокойна; она верила словам Хога, даже не подразумевая, что тот сам не был уверен в сказанном. Ну разве мог Хог её подвести? Замученный постоянно мелькающими перед глазами отголосками прошлого, гепард поднялся с того места, где только что лежал, и двинулся в неизвестном направлении. Интересное ощущение дежавю стояло перед ним. Хогарту казалось, что именно такую ночь, преобладая именно в таком настроении, он уже видел. Ему захотелось проверить, действительно ли всё то, что он сейчас видит, повторяется. Честно говоря, гепард даже и не знал куда шёл – можно сказать, ноги сами вели его. Все звуки, сопровождавшие его, были почему-то неясными и “размытыми”, иными словами, приглушёнными, как во сне. И это заставило Хога ещё раз задуматься – а не спит ли он? Не только эта ночь, но и последние несколько месяцев жизни гепарда походили на страшный сон, выбраться из которого было нереально. Чудовищно хотелось забыть этот отрывок времени, но сделать это не предоставлялось возможным. Хог шёл, и от усталости его ноги заплетались. Гепард падал на землю и, вставая с неё, шёл дальше. Он уже давно забыл о времени. Да и хотел ли он вообще его вспоминать? Когда человек знает своё время, он торопится везде успеть; он соблюдает определённый график… Не зная своего времени, мы не беспокоимся куда-то опоздать; не успеть что-то сделать… В нашем с вами случае встречается парадокс – гепард не знал, сколько времени осталось у него в запасе, от чего и торопился изо всех сил, причём он сам недоумевал, куда идёт! Неожиданно для себя, Хог начал замечать в ландшафте детали, которые он уже где-то встречал… Встречал давно, ещё за долго до того, как время остановилось и он оказался здесь. Ощущение дежавю усиливалось. Ему уже начинало казаться, что он чувствует на себе лёгкие порывы ветра, которых просто не может быть в этом бездыханном мире. Конечно же, это было лишь глупым суеверием, но зато как поднимало духовное состояние героя! Момент предвкушения истины… Тот самый миг, когда тайна вот-вот будет разгадана и все мечты станут явью… Именно это сейчас чувствовал наш гепард. Тут, он набрёл на какую-то пещеру. Выглядела она совсем неприметно. Интуиция Хога вела его прямиком внутрь. Это место так идеально сливалось с пейзажем всей картины, что невозможно было его заметить. Пробираясь вглубь, Хогарт отчётливо слышал каждый свой шаг; с необычным чувством ощущал каждый свой вздох. Он шёл вперёд, не видя света, но это, тем не менее, не заставляло его задуматься о том, чтобы бросить начатое и повернуть обратно. Каждый раз, когда ему приходили в голову мысли такого рода, он вспоминал Аду, представлял, что же будет с ней, если он ничего не сможет сделать и мгновенно передумывал отступать. В эти моменты в его глазах и дыхании особенно сильно чувствовался прилив уверенности, но, как правило, долго эти моменты длиться не могли – уже вскоре, Хог снова возвращался к колеблющемуся состоянию. Так как в пещере было достаточно темно, приходилось двигаться на ощупь, а идти быстро таким манёвром было нельзя. Под ногами могло быть что угодно, поэтому, Хогарт решил не рисковать и сконцентрировать всё своё внимание на темноте. Кошачья натура не заставила себя долго ждать – довольно скоро гепард окончательно приспособился к видению во тьме и с осторожного, тихого шага перешёл в лёгкий бег. Пещера была глубока. Видимо, тот, кто прорыл сюда путь, собирался провести здесь значительную часть жизни. Но вот, помещение начало постепенно увеличиваться в ширине и сокращаться в длине. Это был тупик. Дальше путь отсутствовал. Наш герой внимательно осмотрел местность. Среди увиденного царила наскальная надпись. Она гласила следующее: “Выход всегда есть. Нужно лишь увидеть”. Прочитав эту фразу несколько десятков раз, гепард не остался разочарован – он понял, что не зря попал в сие место. Ему как будто кто-то подсказывал, что даже из такой ситуации, когда навек останавливается время, есть выход. В первые секунды после прочтения этого загадочного письмена, Хог получил такой заряд уверенности, словно сам нашёл выход. Одного он не мог понять: так кто же мог сделать эту надпись в мире, где только два живых существа? Кто ещё мог написать это, если не Хог и Ада? Значит было ещё не всё потеряно. Ситуация не была безнадёжной. Но тогда возникал второй вопрос, идущий на поводу первого – а как он сюда попал? Как вообще можно переместиться в безвременное пространство? Включив трезвую голову, можно догадаться, что отовсюду, куда можно войти, разумеется, можно и выйти. Все планы Хогарта сводились к тому, чтобы найти того самого человека, чьей рукой была выведена данная надпись и с его помощью телепортироваться в нормальное время. Прокрутить операцию такого масштаба было уже сложнее и Хог, дабы не терять ни минуты своего жизненного времени впустую, мигом начал действовать. Казалось даже, что окружающий его мир начал расцветать! Он ощущал рядом с собой присутствие кого-то третьего и этот третий лишним не был. Наверное, вы могли подумать, что наш уверенный гепард захочет обыскать весь земной шар в поисках феномена? Конечно же, это неверный ход мысли, ведь таинственная надпись сделана тут, а не где-нибудь, скажем в Мексике, поэтому и личность эта должна обитать в этих краях. На все розыски, пусть даже самые тщательные, по расчётам Хога, сделанными им в уме ещё в пещере, уйдёт более трёх суток, а раз так, то истина близка как никогда! Почему-то именно сейчас наш пятнистый друг вспомнил один из самых экстремальных моментов в своей жизни. Это было зимой, около года назад, когда Хог решил съездить на отдых в самую северную часть ледяной шапки Айс Кэпа. И не смотря на свою сказочную теплолюбивость (гепард всё-таки), мороз Хогу, с которым он встретился лицом к лицу на курорте, показался сносным. Хоть он его и выносил, но жутко не любил. Вообще, Хогарт прибыл на Айс Кэп только ради того, чтобы попрактиковать навыки в сноубординге. А раз Хог не любил мороз, следовательно, он и в зимних местах, примерно такого типа, почти не бывал. Поэтому-то его и задела вся красота зимнего пейзажа: усыпанные снегом ели; крошечные сосульки, свисающие с крыш сотен домов – в его родном доме такого отродясь не видели! К сожалению, ничего такого, что могло бы запечатлеть увиденное на плёнку или бумагу, не было. Хогарту приходилось ограничиваться только своей памятью. И она его не подвела! Спустя зиму, он всё равно помнил каждую мелочь; даже праздничный звон колокольчиков иногда раздавался в его подсознании! Весь экстрим курорта заключался в самой первой попытке съехать с горы. Забравшись на холмик высотой почти с самый настоящий Эверест и, окинув неторопливым взглядом его низовья, Хогарт напрочь забыл о своём увлечении и его единственной мыслью на данный промежуток времени было скорейшее возвращение домой, в родные края. Но вот несчастье – путь назад был отрезан. Единственным способом, как попасть на дно горы, был съезд с неё на сноуборде. И всё бы ничего, если бы не какой-то тип, неудачно толкнувший гепарда с вышки. Видимо, этот парень хотел помочь сконфуженному другу пересилить себя и подтолкнуть его сделать, наконец, уверенный шаг вперёд, но получилось только хуже. Набрав приличную скорость, но так и не встав как следует на доску, Хогарт стремительно съезжал вниз. Сердце замирало в груди, когда он проносился в сантиметре от многочисленных стволов деревьев, оставляя за собой клубы белоснежного тумана. Не смотря на все эти неприятные моменты жизни, Хог оставался цел и невредим, как, в общем, и в этом случае. Правда такой курорт потом навсегда отбил у гепарда желание кататься на сноуборде. Теперь каждая снежинка, увиденная им, навевала ему данные воспоминания. На смену раздумьям о снеге пришли печальные мысли о былых разлуках. Пожалуй, самой болезненной из всех когда-либо пережитых была та, что попала как раз на тот период времени, когда Хогарт уезжал на курорт. Ехать туда он мог только один – сейчас не следует вдаваться в подробности этого дела. На улице на кустиках травы ещё лежала утренняя роса; ветер ещё не так сопротивлялся приходу утра. На этом самом месте прощалась наша пара. Прощалась не навсегда, но само прощание было таким слёзным, что могло показаться, словно кто-то один из наших героев прощается с жизнью, а другой уговаривает его остаться в этом мире. Хогарт должен был на сорок два дня покинуть Аду и уехать далеко на север, за несколько тысяч, а может и десятков тысяч километром отсюда. Оба знали, через что им предстоит пройти. Глядя в эти жалобные, удивительно доверчивые и до боли искренне надеющиеся на лучшее глаза, было невозможно не расчувствоваться и не выплеснуть своих эмоций наружу. Вот, вышел управляющий поездом и объявил, что транспорт тронется через десять минут. Эти последние минуты хотелось растянуть на долгие часы и Ада, как можно сильнее прижималась к гепарду, слёзно шептав, что никогда не отпустит его, и что живёт на белом свете только ради их совместной любви. Хог успокаивал её, прижимая к себе и приговаривая, что скоро вернётся, и когда он вернётся, они уж точно навсегда будут вместе. Последние минуты тиканья наручных часов казались такими тревожными, словно это тиканье принадлежало какой-нибудь бомбе. В конце концов, наши дни уже давно сочтены; уже давно над нами надписана дата смерти – просто мы живём, не задумываясь об этом. Это уже давно стало жизненной нормой… Наконец, из вагонов вышли проводники с целью посадить по местам тех, кто ещё не находится внутри поезда. Несколько секунд… Автоматом, глядя на циферблат часов, в голове Хогарта пробежал уменьшающийся ряд чисел. Как хотелось остановить время в тот момент и застыть в миге прощания навечно! Пару минут спустя, он уже наблюдал грустное личико лисички за окном одного из вагонов поезда. Вагон тронулся… С каждым новым постукиванием колёс наш герой всё больше отдалялся от своей второй половинки. Он ещё долго продолжал смотреть в то самое место, где только что стояла Ада. Но гепард уже не видел её там и неописуемая боль вонзалась в его судорожно бьющееся сердце… Это воспоминание оказалось неудачным. Оно сбило с толку Хогарта. Мысль о том, что такие разлуки могут повториться вновь, застала его врасплох. За всё время, отведённое на поиски спасителя, никто так и не был найден. Была обрыскана уже большая часть местности, а видимого результата так и не было. Тюремный остров тем временем был целиком и полностью погружён в ночную спячку. Не спал только не по праву заключённый ехидна. Он всё никак не мог смириться с тем, что, не смотря на всю свою невиновность, так жестоко расплачивался. Данная ситуация была делом случая и виновных в том, что Наклз доверился воровке, нет. Ехидна не был виноват в излишней доверчивости к людям – такова была его природа. Вот только данные мысли ничуть не успокаивали его, вовсе наоборот, сидя в одинокой, маленькой и скучной комнатке под решётчатым окном, хранитель хотел только одного – поскорее расправиться с тем, по чьей вине он тут оказался. За те немногочисленные дни, которые, надо заметить, тут казались особенно длинными, Наклз уже успел возвысить свою личность в глазах окружающих преступников. Ежедневные тренировки в любое свободное от тюремного заключения время заставляли их задуматься, с кем они имеют дело. Друзей у ехидны не было, хотя бывали и случаи, когда некоторые персоны пытались втереться к нему в доверие. Как только это происходило, Наклз включал в ход довольно жестокие меры по отдаче отпора на этот случай. Ни одна здравомыслящая душа даже и не думала вступать с этим существом во вражеский контакт. Правда, Наклзу от этого легче не становилось. Чувство боязни прослеживалось и со стороны охраны. Клетка, к которой меньше всего подходила охрана с целью посмотреть, что делает преступник, принадлежала именно хранителю Мастера Изумруда. Наконец, на третью ночь, вместо сна ехидне выпало в ответственное задание. В момент, когда он меньше всего этого ожидал, со стороны его окна раздалось металлическое побрякивание. Он обернулся и увидел летучую мышь. Она спокойно парила в воздушном пространстве.

- Не ожидал меня здесь увидеть? Я так и знала, что в одиночку ты никогда не додумаешься отсюда выбраться, - проговорила мышь.

- Неужели в тебе проснулась совесть? Или ты хочешь использовать меня ещё для чего-нибудь? – прогрохотал ехидна.

- А за что мне должно быть совестно? Милый, ты сам попался в эту паутину. За твою неуклюжесть я не отвечаю, - съехидничала Руж.

- Это случилось по твоей вине! Можно сказать, ты подставила меня, - загорелся Наклз.

В ответ мышь только, как и свойственно ей в таких ситуациях, усмехнулась, но тем не менее, всё же прошептала план побега. Благодаря ему, Наклз, спустя десять минут, был уже на свободе. Основной целью его было прокопать туннель наружу с помощью своих знаменитых копалок, но сделать нору в том месте, где бы её не смогли найти охранники. Не долго думая, он решил, что под это описание хорошо подходит место под кроватью. В принципе, Наклз прекрасно понимал, что мог сделать это и раньше. Вопрос лишь в том, почему он сделал это именно сейчас? Ведь ещё несколько часов назад он сам говорил, что считает побег трусостью и не намерен убираться отсюда таким путём? Похоже, что всё сказанное им до сего момента было лишь жалкой игрой на публику. Всё это произошло очень быстро, поэтому, когда наружный патруль, охраняющий тюрьму с внешней стороны, увидел вырытую яму, наши герои были уже далеко. В дороге Руж объяснила ехидне, что хочет всё-таки сдержать обещание и помочь ему в поимке незваного гостя, на что тот лишь сделал удивлённый взгляд вместо ответа. Действительно, какой смысл составлял для Руж помогать Наксу без какой-либо для себя выгоды? Такое поведение было не похоже на неё. Тем не менее, хранитель продолжал бежать за мышью к алтарю мастера Изумруда. За три ночи, проведённые им на тюремном острове, с изумрудом могло случиться всё, что угодно, даже самое страшное. Единственное, что успокаивало Наклза, так это его чутьё – оно подсказывало ему, что драгоценность на месте. Надо сказать, что в их команде не он один обладал данным чутьём. То же чувствовала и Руж. Данная операция вполне могла быть ещё одним подлым трюком, вот только Наклз, как всегда, без раздумий доверился воровке. На их пути раз десять возникали словесные перепалки, поэтому, дабы ненароком не устроить драку, наши герои решили просто молчать. К беззвучию было сложно придраться. В этом и заложено главное его преимущество. Когда ехидна или мышь уставали, они резко переходили в короткий полёт. За время полёта их ноги расслаблялись, и поэтому приземляться было всегда легче, чем подниматься в воздух. Вот, вдалеке уже показался знакомый алтарь с драгоценностью. Союзники прибыли на место. Теперь оставалось только ждать. Сколько оставалось ждать до появления этого феномена, было неизвестно. Установилась продолжительная тишина, которая ставила обоих в неловкое положение. Кто-то один непременно должен был её нарушить, иначе произошло бы что-то страшное. Им оказался Наклз.

- Ну что, ты довольна, что получила бриллиант и осталась невредимой? – спросил он, но не из-за интереса, а из-за того, чтобы нарушить ненавистное молчание.

- А кто сомневался в том, что я его получу? Так или иначе, я бы всё равно бы достала его. Даже, если бы ты и отказался, я бы, рано или поздно, всё равно нашла бы выход, просто так это было быстрее, - с напором произнесла летучая мышь.

- Твоя проблема в том, что ты слишком самоуверенна. Как ты не можешь понять, что излишняя уверенность в себе отнюдь не делает тебя сильнее, скорее даже совсем наоборот, она губит тебя! – как можно спокойнее произнёс Наклз, прибавив к сказанному после пятисекундного молчания, - ты думаешь, что сможешь достать любую драгоценность; что можешь обвести вокруг пальца любого, кого только пожелаешь. Ну разве в этом нет наивности? Разве не очевидно, что такое просто-напросто невозможно?

- Ну надо же! Первый раз вижу, чтоб ты сказал действительно умную вещь! – прикололась Ружка.

Эти слова могли стать началом новой битвы между участниками спора, если бы не, поблизости послышавшийся, тихий шорох. Он был таким же, как и в первый визит незваного гостя на остров Ангела. Наклз мгновенно понял, в чём дело и расшевелил Руж. Та заняла боевую позицию и объявила начало операции. Чудовищно быстро удалось выйти на след неизвестного. Объект имел достаточно высокую скорость, но до сверхзвукового ежа явно не дотягивал. Руж потрясающе видела в темноте, но учитывая расстояние, на котором они находились от незнакомца, смогла сказать только то, что прежде его не видела. Далее она попыталась подобраться к нему поближе через верхний путь. Неизвестный к тому времени уже снизил скорость, но не из-за устали – по всей видимости, он что-то искал. Мышка работала профессионально: за время всей её работы не было слышно ни единого звука; ни один вдох не был сделан не вовремя. Наклз решил преследовать врага по суше. Ему это удавалось с меньшей удачей, нежели его напарнице. Однако это не значит, что ехидна хуже старался. В одно мгновенье с тем, как неизвестный тип взглянул на Луну, в него молниеносно вцепилась Руж. Повалить противника не удалось, зато удержать на месте на некоторое время получилось с первого раза. Наклз подошёл к гостю и обыскал его. Все карманы оказались пустыми. Тот в своё время сказал лишь одну фразу: “Боритесь с будущим. Оно несёт смерть”, после чего бесследно исчез. Говорив это, неизвестный смотрел на Наклза таким взглядом, будто уже знал его. Сам же ехидна был готов поклясться, что видит этого гепарда впервые. Неужели только ради того, чтобы сказать данную фразу жителям острова Ангела, гепард прибыл сюда? Да и как он мог исчезнуть, когда его всеми силами держали две пары лап? Вместо того, чтобы узнать ответ на так яро тревожащий Наклза вопрос, он лишь ещё более запутался… Запутался в себе и во всём окружающем мире. Судя по всему, его будущее было в опасности… Руж, окаменевшая от удивления, села на холодный камень и, ничуть не изменив выражение лица, перевела свой взгляд на хранителя…

Эпизод 4: посреди всех.

Трезво оценив ситуацию, летучая мышь быстро попрощалась с Наклзом, и, сообщив, что выполнила абсолютно все свои обещания, скрылась из виду. Что же говорить, это было полностью в её репертуаре. Ехидна вновь остался один в трудную минуту. Такой расклад постепенно уже начинал действовать ему на нервы. Благо, что Наклз очень хорошо умел управлять ими. Поэтому ничего тотально-разрушительного не произошло. Он любил действовать один, но на кого же ему было рассчитывать теперь? Ехидна ещё никогда не задумывался о том, что может случиться, если он так и не разгадает правды. На ту беду мимо данного места как раз шёл Биг. Медленно переваливаясь с одной ноги на другую, он прогуливался со своим любимым дружком Фрогги и, если для Накса день казался пасмурным, то для него это время суток представало в достаточно красочном виде. Радость была просто написана на физиономии кота. Неожиданно для здоровяка, его окрикнул сердитый голос Наклза, который сказал, что тот собирается совершить на него покушение, и что это его, якобы, невинная прогулка по острову на самом деле является частью коварного плана. Естественно, опешивший кот, поначалу даже не понял, что сказанное выше адресовалось именно ему, но когда осознал, то тут же начал убеждать хранителя, что и понятия не имеет, как это делать. Взгляд ехидны по-прежнему оставался недоверчивым, быть может, он даже стал чуть более подозрительнее, чем раньше, и, увидев это, Биг решил поскорее прибавить ходу в обратном направлении. Да, нервы Накса сдавали… О чём же именно говорил гепард, стараясь уберечь беднягу от несчастливого будущего? Обернуться опасностью мог каждый, пусть даже самый признанный персонаж. Верить было нельзя. В конце концов какие-никакие, а результаты по идентификации личности неизвестного были установлены, что давало определённые шансы на скорую победу в этом деле. Ехидна лишь не знал, за что зацепиться; какую нить потянуть, чтобы распутать клубок бесконечных тайн. Не хватало решительности. Да и где её было взять? Замученный нескончаемыми догадками, ехидна решил обратиться к более умному существу, коим оказался лисёнок Майлз. До лаборатории лиса было не больше двух-трёх километров пути, и Наклз без лишних раздумий направился туда. Во время дороги он не переставал размышлять о только что произошедшем. Упрямые мысли не отпускали его; не давали сделать ни одного свободного вздоха. Вот, спустя совсем непродолжительное количество времени, Наклз уже находился перед домом малолетнего гения. Ехидна сделал три негромких стука… Почему негромких? Готов признать, что если бы они были громкими, то от двери бы ровным счётом ничего не осталось. Визит не заставил себя долго ждать. Не успел ехидна как следует отдышаться после недолгой, но скорой дороги, как перед ним уже стоял весь в мазуте и копоти с очками на глазах лис. Хозяин выглядел не менее уставшим, чем сам гость. Сперва Тейлз посмотрел неспокойным взглядом, так как недоумевал, к чему такая спешка; зачем было Наклзу посещать его рабочую лабораторию, вместо того, чтобы подождать его дома, но потом понял, что этим взглядом лишь ещё больше беспокоит гостя и с, как можно более натуральной улыбкой, пригласил его к себе. Накс, не будь дураком, сию же секунду принял предложение хозяина помещения и, не дожидаясь вопроса, приступил к повествованию своей дикой и бесшабашной истории. Поначалу лис как бы вполуха внимал историю ехидны, сам при этом копаясь во внутренностях новоиспеченного “Торнадо” и, протягивая нетерпеливое “Да” каждый раз, когда рассказчик останавливал свой рассказ на том или ином месте, но зато, ближе к финалу истории, Тейлз, отбросив все свои инструменты подальше, сидел около ехидны и с неимоверным интересом наблюдал за каждым сказанным им словом. В тот момент лисёнку была до жути интересна любая деталь сей захватывающей истории. И вот, когда хранителем была поставлена мысленная точка, завершающая повествование истории, а вернее многоточие, так как у этой истории ещё должно было быть разумное продолжение в ближайшем будущем, маленький Майлз уже давным-давно забыл о всех своих делах и был готов к распутыванию клубка событий. Опомнившись от чудодейственного рассказа, перемазанный лис хотел было из вежливости предложить гостю чашечку чая, но, оглянувшись и осознав, что всё ещё пребывает в своей испытательной лаборатории, малолетний Прауэр передумал делать это. Честно говоря, когда Наклз зашёл сюда, он и не рассчитывал на столь тёплый приём. Промолчав пару минут и как следует почесав затылок, Тейлз дал решение, что ему нужно внимательно осмотреть место, о котором рассказывал ехидна, иначе составлять какие-то выводы, опираясь только на словесное описание, казалось вполне глупым поступком. Но вот беда – лис напрочь отказывался расследовать данный случай до проверки своего летательного аппарата, а по его словам, для того чтобы привести “Торнадо” в полный порядок, ему не хватало некоторых деталей. Поэтому следующим заданием в списке Майлза был поход в магазин за недостающими частями самолёта, а уж только потом браться за раскрытие тайн. Идти с лисом за деталями ехидна отказался, обусловив это тем, что пойдёт в это время в дом Соника с целью вытащить ежа на улицу и заставить помочь друзьям. Идея Наклза показалась лисёнку очень даже разумной и выступать против он не стал. Герои договорились встретиться ровно через шесть часов на этом же самом месте – по предположениям Тейлза к назначенному времени все детали уже должны быть внутри самолёта и нормально функционировать. Прощаться никто не стал – друзья отлично понимали, что рано или поздно непременно встретятся вновь. Однако никакую уверенность им это не внушало. До дома синего ежа было довольно долго идти, так как тот жил не в Мистических Руинах, а почти в сердцевине Стейшн Сквер. Вместо того, чтобы скоротать время пути и добраться до пункта назначения на общественном транспорте, Наклз предпочёл воспользоваться полётом. Паря над землёй, тот глазами выискивал необходимый объект. Как много домов, и у каждого жильца разное будущее! Быть может, каждый человек чувствует себя одним посреди всех. В толпе каждый чувствует себя отдельным человеком, а не кусочком толпы. Все мы разные и нас ждёт разная участь. Тейлз – герой. Может быть, даже могущественнее и непоколебимее Соника. “Сколько ему лет? ”, - спросил ехидна у сверхзвукового ежа, в первый раз увидев лисёнка. “Восемь”, - услышал он в ответ. “Уму непостижимо! В таком возрасте и такое великолепие! У малыша талант. Держу пари, придёт время и он прославится своими гениальными изобретениями на весь Мобиус!”, - пробежало в голове у ехидны, но произнести вышесказанное вслух он не решился. Такое воспоминание возродилось в сознании Наклза, когда он задумался о проблемах будущего. Но вот, дом Соника был уже виден. Хранитель пошёл на снижение. Точкой стыкования с землёй, как ни странно, оказалось крыльцо, что находилось перед самым домом. Ехидна уже поднял руку и захотел постучать, но, увидев звонок, мгновенно передумал и позвонил. Он боялся, что при стуке Соник либо его не услышит, либо дверь будет сорвана с петель. Друг открыл дверь и пригласил гостя к себе. Как понял Наклз, ёжик в то время не скучал: в гостиной на диване, закинув ноги на столик, сидел Шэдоу и ел чипсы, а к правому ботинку Соника обеими руками прицепилась Эмми Роуз. Предварительно поздоровавшись со всеми присутствующими, ехидна присел рядом с чёрным ежом и хотел было уже начать свой рассказ, но хозяин дома начал первым. Он рассказывал длинную историю о том, как вчера сражался с новыми роботами Роботника. История была настолько скучна и неправдоподобна, что, казалось, будто рассказчик на ходу придумывает слова. Прежде всего настораживало то, что о себе он повествовал от третьего лица. Дослушивать бредни Соника никто не стал. Все предпочли послушать историю Наклза. По крайней мере, она выглядела более правдивой. Выслушав весь рассказ до конца, заинтересованный Соник без раздумий дал согласие на участие в его продолжении, чего не скажешь об остальных. Они отказались от предложения. Хотя Эмми всё же очень хотела попутешествовать вместе со своим героем, но синий ёж не позволял свершиться её желанию не под каким предлогом, объясняя это тем, что в приключении будет слишком опасно и что он опасается за её жизнь. На самом-то деле все мы знаем, что ему просто не хотелось лишних проблем. Время поджимало и поэтому наши путники решили поторопиться. С Сонником Наклз был на сто процентов уверен в том, что на место они прибудут вовремя. Таки получилось. Через долю секунды (в буквальном смысле этого слова) герои находились уже внутри лаборатории и ждали прихода Майлза. Лисёнок немного запоздал, прибыв к месту встречи чуть позже назначенного срока, за что впоследствии долго и с трепетом извинялся, ведь для него было верхом неприличия опаздывать на собственные встречи. Друзья сердиться не стали. Чтобы поскорее загладить свою вину и как можно быстрее отвлечь ежа и ехидну от неприятных мыслей, Тейлз поспешил сообщить, что все барахлящие детали в его транспорте были заменены, а недостающие добавлены. Такая новость не могла не радовать, ведь сие известие означало ничто иное, как начало процедуры. Драться за то, кому достанется сидение, находящееся прямо за местом пилота никто не стал – Наклз сам сделал первый шаг и пропустил Соника вперёд, добавив шёпотом: “Только после дам”. Переднее сидение предназначалось конечно же Прауэру. Выходило, что хранитель должен был сесть последним, но ради злой шутки, сыгранной с ежом, по его собственным словам, ему было не жалко пожертвовать местом. Наверное для того чтобы придать моменту несколько больше торжественности, сев за штурвал, лис начал медленно считать до трёх. Когда из его уст послышалась цифра “Три”, маленький гений зажал кнопку зажигания, но ничего не произошло. Никакой реакции со стороны самолёта не наблюдалось. Мордочка лиса обрела слегка беспокойный вид, но беспокойство это нарастало с каждой секундой всё быстрее и быстрее. Лис отпустил кнопку старта и зажал снова. Никакого действия. Ничего не понимающий Майлз, вздохнул и вышел из “Торнадо”. Затем зверёк достал инструменты и, сделав серьёзный вид подошёл к носовой части летательного аппарата. Вообще, за работой Тейлз выглядел вполне серьёзно, но каждый раз когда его взгляд падал на пассажиров транспорта, он начинал бледнеть, а потом резко переводил свой торопливый взгляд на какой-нибудь другой объект. Ему было стыдно за то, что он подвёл своих друзей, и своим взглядом он словно просил прощения, не открывая рта. Ни Соник, ни Наклз и не думали помогать лису, ибо не знали в этих делах ровным счётом ничего. Через пару минут спереди послышался восторженный вскрик. Тейлз разобрался и уладил проблему! А пока лис этим занимался, ехидна продолжил делать выводы насчёт друга. “Да, Тейлз – герой. Он может спасти всё человечество, но с таким же успехом он может обречь его на неминуемую смерть. Этот лис потрясающе сообразителен и в то же время не до конца собран. Благодаря ему будут случаться не только многочисленные подвиги, но и беды. Далеко не все люди будут воспринимать его героем. Ведь одна мелкая ошибка в одном чудовищно важном деле может повлечь за собой недоверие тысяч, а может даже миллионов людей. Обыкновенная неряшливость, свойственная каждому из нас, может создать кучу проблем для лиса”, - пробегало в голове Наклза. Тем временем маленький Майлз уже устранил все неполадки и, садясь на своё законное место, заново начинал отсчёт. На сей раз всё обошлось и герои, наконец, взлетели. Погода, надо заметить, преобладала нелётная, но Прауэра это не пугало. Срочных дел откладывать он не мог, пусть даже по таким причинам. Пожалуй, больше всего неблагоприятные условия полёта сказывались на Соннике. Он до смерти боялся разбиться, ведь помимо того, что погода стояла мерзкая перед взлётом ещё и “Торнадо” был не в порядке! На него это было непохоже – ведь Сонник не одну сотню раз насмерть сражался с врагами и подвергался попаданию в ситуации гораздо опаснее этой, и при этом никогда не жаловался на щекочущий нервы страх. Чего он боялся на самом деле? Что страшит таких героев, как сверхзвуковой ёж? Ответа не знал никто, возможно и сам Сонник не был исключением из правил. В душе хранитель не переставал удивляться – ещё нигде он не видел, чтобы восьмилетний ребёнок управлял самым, что ни на есть настоящим самолётом! И его удивление не переставало бить ключом каждый раз, когда он задумывался об этом. Вся дорога прошла в молчании, но совсем не потому что нашим героям было нечего сказать друг другу. Вся беда заключалась в слишком сильных порывах ветра, которые заглушали любой звук, произнесённый кем-нибудь из участников полёта. Слова просто-напросто не доходили до адресата. Эти же порывы ветра не по-детски заносили самолёт в сторону, так что держаться прямо по курсу было непросто. Видимость также оставляла желать лучшего. Наши странники приближались к острову Ангела. Уже был слышен негромкий гул родных водопадов. Веяло знакомым запахом свободы. Когда троица ступила на остров, солнце уже готовилось ложиться спать. Разыскать место “преступления” не было сложным занятием, тем более, когда среди команды присутствовал очевидец всего произошедшего. Так как лисёнок был нужен для расследования, а “Торнадо” нельзя было оставлять без присмотра, Соннику поручили охранять самолёт от недобрых рук. Дальше Тейлз и Наклз отправились одни. Было пасмурно и ветрено, но с этим сухо – дождь даже и не думал собираться. Не смотря на капризы погоды, ехидна упорно шёл к цели, ни на градус при этом не сбиваясь с пути. Очень скоро нужное место было найдено. Тейлз внимательно осмотрел достопримечательности вокруг, чтобы сообразить, зачем неизвестный гепард пришёл сюда, а затем сел на колени и внимательно наблюдал за каждым шагом эксперта. Не изменив выражения лица, лис вдруг поднялся и, подойдя к ближайшему дереву, осторожно провёл пальцем по стволу. Затем он снова осмотрел достопримечательности местности и вынес долгожданный вердикт:

- Скажу откровенно, Наклз – я с такими ситуациями ещё не сталкивался…

- Хочешь сказать, ты понятия не имеешь о том, что это могло быть? – поинтересовался ехидна.

- Ну почему, варианты, само собой, имеются. Судя по оставленным следам, зверь, о котором ты говоришь, обладал вполне нормальными для его вида параметрами. Ещё можно сказать, что его следы оставлены в хаотичном порядке – здесь нет никакой закономерности и, следовательно, наш подозреваемый куда-то спешил.

- Это я и без тебя знаю. Ты лучше поведай почему он ни с того, ни с сего бесследно исчез?

- Как я понял, исчез он сразу после того, как сказал тебе ту фразу. Осмелюсь предположить, что он ушёл туда, откуда пришёл, значит целью его прихода в этот мир являлось как раз донесение данного сообщения до получателя, коим оказался ты. Ответа на вопрос, почему гепард выбрал именно тебя, я не знаю, скорее всего, это как-то связано с Мастером Изумрудом. Ты говоришь, что он не делал попыток лишить тебя драгоценности, а посему объясню: незнакомцу, похоже, нужна была его энергия, а не сам изумруд.

- Но ведь изумруды крадут по большей части из-за их огромной энергии! Насчёт последнего ты сказал глупость. Если бы этот случай был как-то связан с Мастером Изумрудом, поверь, я бы сам справился, не впутывая в данную историю лишних лиц.

- Подожди, кажется я понял! Раз этот тип предупреждал тебя о бедах в будущем, значит он видел грядущие события, иначе откуда бы ему об этом знать? Выходит, что подозреваемый вовсе не исчез, а вернулся в свой мир, точнее, время, предварительно убедившись, что миссия, с которой его послали сюда, выполнена. Получается, что наш “Мистер Икс” вовсе не злодей – он хочет нам помочь и рассчитывает на взаимную помощь.

- И как, интересно он хочет, чтобы мы помогли ему?

Вместо того, чтобы ответить, лисёнок лишь недоумевающее пожал плечами. Осматривать тут больше было нечего и герои решили возвратиться к самолёту, где их уже ждал Сонник. По дороге Тейлз вслух рассуждал над вопросом Наклза – в голову приходили только бредовые мысли, якобы, гепард застрял во времени при перемещении в прошлое и ему не хватило энергии для полного завершения процесса. Этим объяснялось и внезапное появление незнакомца в современном мире – несчастный как-то сумел использовать энергию хаоса, но и её не хватило, в результате чего он, исчезнув, вернулся в своё безвременное пространство. У него появилась редкая возможность, независимо от желания, посещать нужный мир, иными словами, гепард на короткий промежуток времени появлялся здесь в виде голограммы и произвольно исчезал. Бедняга, как бы существовал в обоих мирах одновременно, что и вызвало парадокс. И не смотря на то, что гепард хотел остаться в прошлом, ввиду нехватки энергии его выбрасывало обратно, против своей же воли. Помочь ему можно было лишь с помощью Мастера Изумруда, передав все силы камня в то самое безвременное пространство, где обитал взывающий о помощи. А вот как осуществить такую задумку, Тейлз даже не имел представления. Свои соображения он высказал хранителю и оба сочли их самыми правдоподобными из когда-либо составленных. Когда наши герои рассказали об этих соображениях синему ежу, тот предложил самим отправиться в безвременное пространство с помощью изумрудов хаоса и помочь гепарду. Однако его план не был принят, так как Тейлз сказал, что мощность хаоса позволит вернуть в наше время только одного из героев. Команда зашла в тупик. Пораздумав над проблемой ещё, проникнув сознанием в каждую её деталь, Наклз сообразил новый план. По задумкам ехидны, команда должна была использовать максимальную мощь изумрудов хаоса, чтобы отголоски их энергии ощущались в предыдущих эпохах. Майлзу понравилась высказанная мысль и он принялся за вычисления. В таких ситуациях точность расчётов играла если не важнейшую, то, как минимум, одну из главных ролей. Практически это было возможно, если Сонник и Шэдоу обратятся в суперформы и объединять свои силы, но практически всё обстояло гораздо сложнее. Существовал риск, что даже этой энергии могло не хватить для достижения необходимого результата и тогда вся сила хаос изумрудов могла быть израсходована напрасно. Кроме того существовала другая неувязка – команда имела не все драгоценности для того, чтобы начинать действовать. Одним словом, история только начиналась… Сонник достал один из изумрудов и, подняв его над собой, начал осматривать так, как будто никогда не видел раньше. Затем он произнёс:

- Раз человек в беде, нужно приниматься за дело. Посмотрите на себя – мы все принадлежим одной команде… Команда, которая может всё, если находится в полном составе. Мы нужны миру, значит мы будем действовать.

- Да! – подхватили остальные члены банды и в знак согласия сложили руки.

После этих золотых слов волнение куда-то пропало и на душе стало чуточку теплее… А Мобиус при чувстве братства показался как-то более красочным и лучистым…

Эпизод 5: бумажные мечты.

Синяя полоса промчалась по Мобианскому ландшафту, испаряясь через несколько секунд. Тот, кто видел данную сцену, уверен, никогда не забудет то, что почувствовал в этот момент. Полоска бешено заражала адреналином, наверное так, как ничто на свете больше не заряжало! По холмам планеты рассекала команда Соника. Куда они торопились? А кто сказал, что они вообще торопились? Сверхзвуковой ёж нёсся со своей обычной скоростью, и никакой спешки тут не было. И ни один поворот, пусть даже до невозможности крутой, не мог заставить зверя замедлить бег. Нашим героям было всё нипочём. Направлялась троица на базу доктора Роботника, так как Соник сказал, что один из изумрудов находится там. По его краткому обоснованию данной точки зрения, драгоценность была отдана врагу в ходе очередной битвы. В то время ёжик ещё хоть как-то мирился с временными преимуществами злого гения, но сейчас понял, что медлить не надо. Теперь дела обстояли намного сложнее, и изумруд уже было не так легко вернуть, как ранее. На пути наше трио не волновали совершенно никакие препятствия: Любые скалы, преграждающие дорогу, разбивались на сотни мелких кусочков ловкими ударами силача Наклза, а бездонные обрывы герои пересекали с помощью хвостов гения Тейлза. Недруги, встреченные в пути, уничтожались фирменным вихрем синего ежа, а на самые труднопроходимые зоны у них всегда имелся альтернативный план действий. Через пару мгновений пред командой во всей красе предстала база Эггмана. Встал вопрос: как пробраться внутрь незамеченными охранными роботами? Главным в разрешении данного вопроса поставили Майлза, потому что лис явно отличался умственной одарённостью в отличие от других членом банды. Было решено идти на риск. Роботов, охраняющих базу, было не так уж много и поэтому некоторые из них охраняли сразу по две-три стороны. План наших героев сводился к тому, чтобы взломать входную дверь в то время, как робот завернёт за угол. На всё про всё у троицы было не более минуты, а этого времени катастрофически не хватало, чтобы проделать данную процедуру. Они представить себе не могли, что случилось бы в случае провала! Всё их путешествие оказалось бы напрасным. Так или иначе, храбрецы дождались пока охранник скроется из виду и приступили к операции. Соник бесшумно домчал друзей до двери, а Тейлз принялся взламывать установленный на ней электронный шифр. В случае трёх неудачных попыток по всей окрестности прозвучала бы боевая тревога и из компании Соника в момент сделали бы отбивную. Лис изо всех сил старался действовать как можно эффективнее. Первая комбинация была отвергнута системой защиты. Ехидна припал к земле и напряг слух. Робот уже спешил обратно. Об этом говорили его отчётливые шаги, доносящиеся с каждой секундой всё сильнее и сильнее. Открыть дверь по-прежнему не удавалось. Герои надеялись на Прауэра и подбадривали, как только могли. Наконец, эхо шагов достигло предельной громкости, и троице уже было нереально успеть взломать систему. Команда услышала, как охранный робот повернулся в их сторону. Ещё несколько шажков… Бот остановился и словно сам себе выдал отчёт, - “Сканирование местности на наличие противника. Враг не обнаружен”. Затем металлический охранник развернулся на сто восемьдесят градусов и пошёл по заданному программой маршруту по второму разу. После высказанных роботом слов, у наших шпионов словно гора с плеч спала. Неужели, бот Эгга не заметил притаившихся за деревянным ящиком Соника, Тейлза и Наклза, что лежал на складе среди куч других, по всей видимости, абсолютно ненужных ящиков? Как бы там ни было, будем считать, что нашим героям круто повезло, и у них появилась ещё минута дополнительного времени. Данный шанс Майлзу терять не хотелось и поэтому, сразу после того как робот зашёл за угол он вновь принялся за взлом. Второй набранный код также оказался неверным. Оставалась последняя попытка. Конечно, Наклз мог просто выбить дверь, но тогда бы поднялся шум, а шуметь на базе недоброго гения было никак нельзя. Время поджимало. Вряд ли команде Соника могло повезти дважды. Вконец отчаявшийся Тейлз нажал первое, что пришло ему в голову, и что бы вы подумали? Дверь открылась! “Никогда бы не подумал, что глупый Эггман закодирует все двери под своё имя!”, - пронеслось в голове лисёнка и друзья зашли внутрь. Впереди простирался длинный серебряный коридор. По стенам и потолку проходило много разных труб и проводов, что придавало месту довольно фантастическую окраску. Любой вздох отражался в виде эха от стен данного помещения, так что было в какой-то мере даже страшновато бродить тут. Идеальная тишина тоже настораживала. Свет в коридоре был слегка приглушён, а это предавало местности ещё больше мистики. Вскоре показались камеры наблюдения, прикрученные к верхней части помещения. Они беспорядочно вращались в надежде засечь постороннего. Первым их присутствие заметил Майлз… И вовремя заметил, иначе через секунду другую они бы оказались уже пойманными. Следуя плану, дальше Соник должен был идти один. Ёж не хотел возиться в камерами, чтобы отключить их не вызвав тревоги, а решил лучше пробежать и взять дальнейший ход операции на себя. Как и ожидалось, ему это удалось с небывалой лёгкостью. Коридор раздваивался в конце и каждое новое помещение в свою очередь тоже делилось на несколько путей. Образовывался некий лабиринт. Ёж понятия не имел, где Роботник мог прятать изумруд. Вдруг, повернув за один из углов, Соник увидел хозяина базы, направляющегося к какой-то комнате. Сверхзвуковому герою повезло – Эггман не заметил, как он проскочил. Наш шпион принялся следить за врагом. Когда Соник преследовал Роботника, он совершенно случайно оступился и упал на пол, но, как бы это причудливо не выглядело, противник даже не повернул головы в его сторону. Эгг был чем-то занят. При ходьбе он опускал голову вниз и сердито бурчал себе под нос какие-то неразборчивые слова. В любом случае, синему ежу это сыграло на руку, и он продолжил следить за врагом. Вот, злодей остановился перед большой железной дверью и набрал секретный код. Им конечно же было слово из шести хорошо известных нам букв. Дверь медленно начала подниматься. Соник решил воспользоваться случаем и на всей скорости промчался под ещё не до конца открывшейся дверью. Вслед за ним в комнату вошёл Эггман. Не зажигая света, он подошёл к центру , где находилась какая-то машина. Признаться, размеры её впечатляли. Постоянное гудение, исходящее от неё, иной раз заставляло встряхнуть головой, чтобы отпугнуть надоедливый шум. Таким сооружением было нельзя не восхищаться! Постояв около этого чуда и убедившись, что все показатели машины в норме, создатель пробубнил что-то вроде, - “Скоро моя пушка разнесёт все земли и я наконец-то смогу построить на образовавшихся руинах свою империю. Однако для её постройки мне понадобится куча сил…”, и, развернувшись, покинул комнату. Соник остался внутри. Как только Эгг покинул помещение, ёж подобрался к механизму поближе. Вся правая часть машины была в сплошных электронных кардиограммах; вся левая часть усеяна кнопками и рычагами. От неё веяло злом. Наш герой нисколько не сомневался в том, что она была создана не для добрых целей. Посреди этих кнопок и кардиограмм за стеклом ёж увидел покоящийся изумруд хаоса. Вероятно, он был для механизма источником энергии. На стенах ёж обнаружил некие висящие карты и чертежи, на которых был изображён план уничтожения Стейшн Сквера. Роботнику было необходимо помешать! Соник уже вот-вот бы взял изумруд себе, если бы не внезапно послышавшиеся шаги в коридоре. Они были торопливыми – похоже, тот, кому они принадлежали, очень торопился. Ёж застыл в ожидании чего-то ужасного… К великому счастью и не менее великому удивлению в комнату никто не зашёл – неизвестный промчался мимо. Буквально несколько секунд Соник ещё оставался стоять ошарашенный около механизма. Затем послышался звук битого стекла. Заработала тревога. Услышав вопли сирени, в помещение ворвались боевые роботы во главе с самим Эггом. Кардиограммы машины ничего не показывали, и она уже не гудела больше. Изумруд хаоса был похищен. Как только злодей понял в чём дело, то отдал приказ максимально усилить патруль и напрочь перекрыть все выходы. По его расчётам враг ещё не должен был уйти с базы. В чём в чём, а в этом Роботник оказался прав. Соник и остальные по-прежнему оставались на базе. Заполучив драгоценность в свои руки, трио пожертвовало собой. Откуда ни возьмись, позади наших героев появилась толпа ботов, жаждущих расправы над ворами. Команда помчалась в вперёд. Десятки камер принялись стрелять по мишеням лазерами, которые были встроены в систему. Со всех сторон слышались взрывы. Вот, прямо на них высыпалась ещё одна армада ботов. Казалось, бежать было уже некуда… Но тут, всего лишь одна фраза, произнесённая Тейлзом, вернула компании уверенность. Крикнув: “Держитесь за меня”, Маленький лис поднял Соника и Наклза в воздух и осторожно пронёс над недоброжелателями. Затем, резко спрыгнув на пол, троица понеслась дальше. До выхода уже было недалеко. Глаза горели надеждой. Но не смотря ни на что, толпа роботов не отставала. Прямо перед выходом на волю из-за стены медленным и ровным шагом вышел огромный бот. Он загородил нашим путникам дорогу. Теперь, уходить от врага было бесполезной тратой времени. Воры были пойманы.

- Я знал, что это ты, Соник. Я был уверен, что именно ты похитил у меня изумруд. Вечно ты встаёшь у меня на пути! Но на этот раз провала не будет! Скоро все вы будете преклоняться предо мной и просить пощады. Ну, это так, небольшое лирическое отклонение… А сейчас, отдай мне изумруд, - окликнул синего ежа знакомый голос.

- А что если… - задумчиво произнёс отчаявшийся ёжик, вертя в руках драгоценность.

Лишь прозвучала эта фраза, весь мир остановился. Роботы неподвижно стояли на своих местах. Неторопливо опускавшаяся дверь теперь застыла. Всё С как вкопанные, увидев данное зрелище. Никто, даже сам Соник, не мог поверить, что на такое способен кто-то ещё, кроме Шэдоу. Тем не менее, путь на свободу был открыт, и команда с превеликим удовольствием использовала возможность сбежать. Соник, Тейлз и Наклз проползли под почти опустившейся дверью и были на свободе. Тем не менее, считать, что все беды позади было ещё рано, ведь действие хаос контроля очень сильно ограничивалось временем. Он не заставлял своих жертв терять память и Роботник сразу же, после истечения срока действия изумруда, помчался бы вдогонку за нашей командой.

Ада подошла к одному из деревьев и нежно приложила к нему свои руки, склонив голову. Хог понимал, что находится в пустом мире, где не может быть ничего, кроме них, но почему-то в этот момент отовсюду слышались самые грустные звуки, какие только могли быть. Скорее всего они являлись лишь плодом его воображения, однако, с наглостью доказывать то, что данное звуковое сопровождение было не настоящим, а оказалось только выдумкой, тоже не представляло собой правильного поступка. Затем, медленно приподняв опущенную к земле голову, лисица бросила свой взгляд на гепарда. Этого взгляда Хогарт ещё никогда не видел на её лице. Он был таким трагичным и эмоциональным, словно всё человечество передало все свои печали маленькому несчастному существу. Создавалось впечатление, что от переизбытка грусти лисицу вот-вот разорвёт на части. Не смотря на это, она старалась держать себя в наиболее спокойном состоянии. Ада пронзала насквозь Хога своим видом. Наконец, не меняя положения, она тихо, но вместе с тем внятно, произнесла:

- Ты можешь видеть это дерево? В нём нет абсолютно никакой жизни – его душа замёрзла в коварных льдах беспощадного времени. Оно мертво, как, впрочем, и всё в этом мире. Мы тоже будем, как эти деревья, если не найдём отсюда выхода.

- А ты уверена, что отсюда вообще есть выход? – сорвался Хог, но потом, поняв, что переживает Ада, непременно добавил, - Извини… Забудь то, что я сейчас сказал – твои волнения по данному поводу просто смехотворны. Конечно же, мы выберемся отсюда, в том нет никаких сомнений, и быть не может. Я уверен – выход есть, просто мы его не замечаем…

Он подошёл к несчастной и, не спеша, обхватил лапами её талию, заставляя поверить в то, что нет причин для беспокойства, но лисица по-прежнему предчувствовала что-то неладное. Не удивительно, ведь не у каждого выдержат нервы после пребывания в совершенно безжизненном мире столько дней подряд! Да, бесспорно, время остановилось, но это не значило, что его жители не переставали стареть. Скорее даже напротив, с каждым новым часом, с каждой новой минутой, проведённой здесь, красота безвозвратно покидала наших героев – мир медленно, но верно убивали их. Подумав об этом, Хог понял, что принимать решение нужно именно сейчас. Каждый последующий миг мог забрать у него шанс на выживание. Гепард направился к знакомой пещере, где уже бывал однажды. Надпись, увиденная Хогартом здесь, не давала ему покоя. Наш герой не смел ни на мгновенье расслабиться, и отвлечь себя от беспокойных мыслей. В дороге Хога посетило одно очень неприятное, но сильно врезавшееся в память воспоминание.

Дело было достаточно давно – ещё в школьную пору. По красивой, ровно покрашенной лестнице, к учебному кабинету поднимались два друга… Два закадычных друга, одним из которых являлся Хогарт. Сейчас сложно припомнить, на какой именно предмет собирались идти друзья, важно только то, что на нём была устроена контрольная работа по всему пройденному материалу. Оба друга серьёзно готовились к такому случаю, учили разные правила и вычислительные формулы. Зайдя в кабинет и увидев повторяющих по книгам материал учебников, они заняли свои места. Вот прозвенел злосчастный звонок, символизирующий начало урока, и в одну минуту с ним в класс вошёл учитель. Началась контрольная. По всей видимости, многие из учащихся не были подготовлены к работе, и поэту использовали для её написания различные махинации. Хогарт же работал честным путём, не прибегая к подсказкам. На время работы, хитрый учитель рассадил класс по своему личному усмотрению. Возможно, этим он хотел заставить учеников думать, а не глупо списывать, обманывая, в первую очередь, самого себя. Сначала всё шло более, чем нормально, но когда урок подошёл ближе к середине, ситуация изменилась. Друг Хога, скорее всего из-за волнения, забыл ответ на один простенький вопрос. Изрядно почесав затылок и сделав несколько неудачных попыток всё-таки вспомнить ответ, но так ничего и не придумав, друг обратился за помощью к Хогарту, а точнее, за подсказкой. Гепард очень дорожил их дружбой, и, естественно, был не в силах отказать. Приятель Хога тихо прочитал задание и тот, чуть-чуть пораскинув мозгами, шепнул ему решение. Друг, в свою очередь, поблагодарил Хога за то, что он его выручил и радостно воскликнул, произнеся что-то, в роде, - “Ну конечно же! Как же я мог забыть об этом!”, точно как какой-нибудь изобретатель, только что сделавший гениальное открытие. А в это время, пока наш гепард отвёл напряжённый взгляд от рабочей тетради в сторону приятеля, ученик, сидевший рядом с Хогом, незаметно подсунул ему шпаргалку. С какой целью он сделал это, выяснять не было смысла, известно только, что, вскоре, Хог был замечен с этой бумажкой преподавателем. Вообще, учитель был человеком строгим, не поддающимся чувствам и направленным в своём деле только на обучение. На его лице никто никогда не мог видеть улыбки или, хотя бы её приближённого подобия; его никто никогда не встречал на праздничных мероприятиях. Смех и всё с ним связанное было чуждо этому человеку, поэтому не было ничего странного в том, что он, выхватив шпаргалку, даже не дал доказать Хогарту свою непричастность к данному делу; свою невиновность. Повысив свой и без того страшный басовитый голос, он разорвал свёрток бумаги и велел провинившемуся покинуть класс. Сам же Хог даже не понимал, в чём дело, он чувствовал подставу, но и предположить не мог, с чьей стороны она была сделана. В любом случае, ему пришлось встать и направиться к выходу. По пути нашему несправедливо обвинённому кто-то из особо развязных учеников подставил подножку. Само собой, Хогарт, не успев так быстро среагировать и обойти ловушку стороной, попался в жестокий капкан и упал на пол. Боль? Да что там говорить о боли… В сие же мгновение он услышал звонкий смех, доносящийся со всех сторон и адресованный, как вы уже наверное догадались, ему. Приподнявшись и осмотревшись, Хог был в диком ужасе – все, абсолютно все смеялись над его падением… Даже его закадычный друг. И никто даже не задумывался о его чувствах; никто даже не подумал, что Хогу сейчас было больно… Нет, не снаружи… Больно внутри… Он стал посмешищем на глазах всех. Хог ушёл, хлопнув дверью, и возвращаться обратно ему совсем не хотелось. Именно в этот момент он окончательно убедился в том, что настоящая дружба давно умерла, и что люди вконец разучились быть людьми. Подбрасывание шпаргалок, подножки, а может и отвлекающий манёвр, теперь уже бывшего, друга, - ну конечно, всё было подстроено заранее… Ради того, чтобы просто весело посмеяться.

Воспоминание, явившееся Хогарту, заставило его взять себя в руки и показать, на что он способен. Спустя все эти годы, нелюбовь к обществу, непонимающему элементарных норм морали сохранилась в пятнистом сердце и по сей день. Тут, на дороге нашего героя показалась пещера. Гепард, не переводя дыхания, прошёл внутрь. Он решил вновь обратиться к наскальной надписи и разобраться в происходящем. Как и следовало ожидать, ни месторасположение, ни содержание надписи за время отсутствия Хогарта не изменилось. Он перечитывал её сотни раз, пока не увидел странную подпись, оставленную внизу. При прошлом визите в это место, гепард не заметил данной подписи. Внимательно присмотревшись к ней, наш пятнистый герой был шокирован – она составляла точную копию родимого пятна Хогарта. Ни у кого на Мобиусе больше не было отпечатано цифры “Двенадцать” на плече, по крайней мере, чтобы она выглядела в точности как эта. Теперь хищник всё понял – сообщение, которое он увидел здесь, было написано с расчётом на то, что именно он и именно вместе с Адой попадёт сюда, и, рано или поздно, отыщет данную пещеру. Автор таинственной надписи прекрасно знал будущее наших героев – он знал, что настанет час и они окажутся тут. Ещё бы, ведь этим автором… Был сам Хог… А вернее тот, кем он являлся в прошлой жизни. Похоже, что в уже отшумевшей жизни, наш гепард побывал здесь, а что с ним случилось, раз он оставил совет на лучшее будущее, оставалось загадкой. “Приехали”, - подумал Хогарт и, не поверив своим глазам, ещё раз сравнил символы…

Эпизод 6: кросс на дно.

Команда Сонника направлялась на остров Ангела с целью собрать все изумруды вместе. Сразу поясню: Наклзу, как хранителю драгоценностей, данные камешки были вручены на сохранение, и, надо отметить, что это было довольно надёжным местом, ведь за всё время, пока они пребывали у ехидны, почти не одного случая кражи не наблюдалось. Поставленная перед нашими героями задача была выполнена, и поэтому, летя в сторону острова, вдыхаемый ими воздух казался им как-то по-особенному приятным, а встречный ветер мягким и игривым; совсем не так, как казалось по дороге на базу Роботника. Хорошее настроение сильно отражалось на Майлзе и Соннике, но судя по Наксу, было трудно различить его духовное состояние. Сидя на самом заднем месте самолёта, он, с полузакрытыми глазами и нисколько не заинтересованном в чём-либо выражением лица, разглядывал изумруд хаоса. “Такой маленький камешек и какова цена за возможность его приобретения! Из-за этого чуда мы чуть не погибли. Стоило ли рисковать жизнью ради него? Стоило… Держу пари, никто бы из простых жителей нашей планеты даже и подумать не мог, что в такой маленькой вещице заложена такая огромная сила! Сила, усиленная сердцем…”, - вот о чём думал ехидна, осматривая камень. Тут бедняга ёж, видимо, почувствовал острую нехватку адреналина в крови и забрался на крыло самолёта. Он делал это каждый раз, когда на борту было нечем заняться или просто хотелось экстремальных ощущений, поэтому отговаривать его от совершения, казалось бы, до невозможности сумасшедшего трюка, никто не стал. Вот только, когда сверхзвуковой герой прыгнул на крыло, Тейлз, никак не ожидая такого развития событий, слегка тряханул ”Торнадо” и изумруд хаоса, который до этого всю дорогу рассматривал Наклз, вывалился из его рук и полетел вниз. Только сейчас Сонник подумал, что хорошо было бы предупредить пилота самолёта, перед тем как совершить прыжок, но теперь было уже поздно. Драгоценность всё дальше отдалялась от них. Ну, а нашим легкомысленным друзьям только оставалось с сожалением смотреть на стремящийся к морю камень. Когда изумруд выпал, Сонник и остальные как раз пролетали над бескрайними просторами изумрудного моря. Герои переглянулись. Их мысли пересеклись. Виной всему оказался синий ёж. Виновник напрочь отказался прыгать в воду в надежде достать драгоценность, более того, его бросало в дрожь, когда он представлял себя в море. Наклз хотел прыгнуть первым, но Майлз отговорил ехидну, настаивая на том, что с данной высоты несчастного просто разорвёт на части, когда он упадёт в воду. Умный лис попытался как можно ближе подлететь к морю. Сонник постоянно указывал приблизительное место, куда упал изумруд, чтобы остальные не забывали, где именно его нужно искать. Когда высота полёта снизилась до предела, хранитель подумал, что нужно приступать к делу. Добровольцем он пошёл лишь потому что его, как он сам выразился, считал провинившемся в сложившейся ситуации именно себя, так как неаккуратно обращался с камнем и позволил ему “убежать”. Пора стояла летняя и вода в море была достаточно тёплой, для того чтобы купающиеся могли спокойно погружаться в его недра. Вода была очень чистой для моря. Её цвет действительно обладал зеленоватым оттенком, что вполне оправдывало название водоёма. Путешествуя под водой, страж изумруда встречал множество разных его жителей. Среди них были не только всем известные караси и окуни (или очень похожие на них рыбы), но и представители экзотики, такие как камбала и рыба-ёж. Порой тут можно было увидеть даже такие чудеса природы, которым просто-напросто не находилось названия! Данный мир оказался настолько увлекателен своими бесконечными сюрпризами, что Наклзу даже хотелось побыть денёк другой в облике какой-нибудь рыбы и в полной мере почувствовать подводную жизнь. Однако ехидна был наземным существом и для жизни ему требовался свежий воздух, так что ему, как ни крути, периодически приходилось выныривать и жадно глотать кислород. Пожалуй, вышеописанная зависимость представляла для Накса главную проблему в добывании изумруда. Бедняга никак не мог доплыть до морского дна, где, наверняка, уже покоился волшебный камешек, - настырные лёгкие, словно назло хранителю, постоянно требовали заполнения чистым воздухом. Тем временем, Прауэр тоже не скучал. Пребывая на суше, он предполагал, что Наклзу может не хватить запаса кислорода, чтобы добраться до дна водоёма и думал над альтернативным планом на случай, если ничего не поможет. Сонник всеми доступными средствами пытался помочь лисёнку в его сложном деле, одновременно с этим пытаясь загладить свою вину. Подавая ему разные инструменты, ёж уверял приятеля, что если бы изумруд затерялся где-то на суше, он бы с лёгкостью нашёл потерянный камень. Однако лиса такие речи ничуть не успокаивали. Наконец, из воды вышел, весь мокрый, Накс, который сходу заявил, что больше не намерен лезть в морские глубины не под каким предлогом. Тейлз мог его понять. Один единственный, ехидна путешествовал по подводному царству изумрудного моря, выкладываясь по полной программе, в то время, как все остальные сидели на суше е еле-еле шевелили пальцем с целью что-то предпринять – со стороны Наклза это выглядело, как минимум, невежливо. Сонник же боялся даже смотреться в морские воды, куда уж там, совершить подвиг! Синего ежа пробирало до костей лишь от одного упоминания данного слова. После долгих раздумий над тем, как изобрести что-нибудь полезное, лисёнок, наконец, вспомнил, что в его “Торнадо” встроена модификация, которая позволяла путешествовать под водой. Команда оживилась. Тейлз нажал в кабине самолёта на маленькую синюю кнопочку, хитроумно запрятанную среди остальных кнопок, и летательный аппарат начал трансформироваться в некое подобие подводной лодки. Теперь Соннику уже было негде заряжаться адреналином, испытывая вкус экстремальных ощущений. Сразу же после полного завершения трансформации “Торнадо”, друзья начали погружаться. Погружение шло довольно медленно, потому что Майлз опасался за состояние корабля при резком перепаде давления и прочих мелочей природы. Синий ёжик с трудом переносил откровенную медлительность погружения – он, как самое быстрое существо в мире, не терпел тормозов. За стеклом самолёта-амфибии можно было лицезреть всю красоту моря. Увиденное нельзя было описать словами. Больше всех неведомому миру удивлялся Сонник, так как у него был великолепный шанс провести время под водой, при этом, даже не подмочив иголок. А если учесть то, что он и близко к воде почти никогда не подходил, водяное царство казалось ему особенно интересным. Повезло нашим путешественникам и на том, что никаких особо опасных хищных рыб, типа акул или пираний, на их пути не встретилось. Чем глубже наши герои погружались, тем темнее становилось за бортом. Но оно и понятно, ведь лучи Солнца не могут проникать куда угодно и некоторые места оставались неосвещёнными. Тейлзу пришлось включить прожекторы, удобно прикреплённые к чудо-самолёту. Желаемого результата от их активирования достигнуто не было – осветительные приборы по каким-то причинам страшно барахлило и из-за этого видеть окружающую их обстановку было трудно. В водах поглубже уже не водилось рыб, которых можно было увидеть у поверхности. Многие из них быстро расплывались, как только Тейлз наводил на них свои световые прожекторы. Видимо несчастные не привыкли видеть дневной свет, и относились к нему как к необычному явлению. Со временем корабль начинал всё сильнее и сильнее издавать “ржавые” звуки. Так на него действовала толща воды. Данная реакция являлась чем-то вроде предупреждения о том, что силы противостояния транспорта натиску воды были практически на исходе. Иными словами, погрузись наши герои на сотню другую метров поглубже и самолёт бы дал течь. Соннику и остальным сказочно повезло – на их пути уже как раз виднелось морское дно. Оно было усеяно разноцветными кораллами и водорослями, отчего смотрелось более, чем просто хорошо. По влажному песку ползали крабы. Теперь дело обстояло за Наклзом. Ведь никто иной, как он, так остро ещё не мог чувствовать изумруды хаоса. Чутьё подсказывало ему, что драгоценность находится где-то поблизости. Ехидна смело взял на себя роль штурмана и начал указывать Майлзу, в каком направлении надо двигаться. Разумеется, в такой темноте нелегко давалось различить блеск изумруда, но делать было нечего, и друзья ловили шансы, какие только могли. Вот, они, наконец, нашли то, что искали. Волшебный камень лежал на морском песке среди всей живности, населяющей водоём. Но стоило троице приблизиться к желанному изумруду, как его проглотила большущая рыбина, проплывающая рядом, и, видимо, перепутавшая его с пищей. Чудовищная тревога по поводу камня не могла не заставить наше трио не погнаться за рыбой и не попытаться вытащить изумруд хаоса. Не смотря на то, что рыба была больших размеров, плавала она со скоростью изворотливого малька. Чтобы угнаться за такой, требовалось немало усилий. В принципе, техника Тейлза позволяла набрать необходимую скорость, но вот беда – как раз в этот самый момент случилось то, чего так сильно опасался лис – корабль дал течь. Нужно было срочно выбираться на поверхность… Вопрос стоял между жизнью и смертью, так что наши путешественники не стали гнаться за рыбиной, а лучше решили спасти свои шкуры. Благодаря тому, что трещина на борту была вовремя замечена, приятелям всё же удалось выбраться на поверхность. Пока трещина была ещё маленькой, Прауэр хотел быстро убрать её и возвратиться к погоне, но, как назло, материалов, необходимых для заделывания данной дыры под рукой не обнаружилось. Наклз тоже не думал отчаиваться – он пытался использовать свою способность к чутью драгоценностей на максимальном расстоянии и , при возможности, взять след после починки. Однако чутьё Накса становилось слабее с каждой минутой. Казалось, ещё пару мгновений, и оно вообще бы отказало. Времени на починку самолёта не было, поэтому Тейлз решил трансформировать свой транспорт обратно и продолжить погоню за рыбиной уже не под водой, а в воздухе. Даже с образовавшейся в летательном аппарате трещиной, для лиса не было проблемой совершить взлёт, ведь над уровнем моря вода уже не могла затечь туда! Итак, преследование продолжалось. Ехидне было слишком тяжело успевать следить за местонахождением объекта, поэтому он попросил лиса немного сбросить скорость. По весьма странному стечению обстоятельств поиски драгоценности привели наших героев на сушу. У Сонника никак не укладывалось в голове, каким образом могло получиться, что рыба, живущая всю свою жизнь среди синей жидкости, называемой водой, может попасть на сушу!? Не понимали этого и остальные члены банды. Посчитав такое невозможным, Тейлз и Сонник сначала подумали, что хранитель ошибся в своём чутье, однако, после того, как он несколько раз перепроверил координаты и пришёл к тому же ответу, друзья поняли, что творится что-то совсем непонятное. В любом случае, координаты, выданные Наклзом, нужно было проверить на наличие изумруда хаоса, и именно поэтому молодой Прауэр стал снижаться. Через несколько минут троица ступила на землю. Они огляделись – дорога привела их в Мистические джунгли. Густая растительность покрывала всё основание джунглей, отчего они казались особенно сочными и незабываемыми. Тропический воздух было непривычно вдыхать в свои лёгкие, он был на удивительность влажным. Хотя, с другой стороны, я считаю, обитающие в данной местности люди и звери, также, оказавшись на территории, скажем, Стейшн Сквера, сочли местный воздух непригодным для попадания в лёгкие. Тем не менее, в отличие от центра города, здесь куда лучше обстояли дела с чистотой воздуха, что являлось большим и жирным плюсом для обитателей джунглей. Пожалуй, никто больше в радиусе пятисот километров не мог в полной мере насладиться всеми прелестями кристально чистого кислорода, как эти счастливые жители. Соннику вновь пришлось сторожить самолёт до возвращения Майлза и ехидны Наклза. Лису с трудом удавалось поверить в то, что то действительно стоял и ждал их прихода… Но ведь перед ним был герой, способный к чудовищной выдержке! “Самое быстрое существо”, как многие его заслуженно величали, никогда не снижал своей скорости до отметки, равной скорости звука (поэтому он и был сверхзвуковым), а тут раз тебе и ноль километров в час! В общем, Наклз чувствовал изумруд вполне чётко, а это означало ничто иное, как то, что драгоценность близка к ним. Разноцветные пташки, сидящие на ветках местных тропических деревьев и мило чирикающих во всё горло, придавали хранителю такое впечатление, будто это были стеклянные игрушки, умело развешанные на летних ёлках, и создавало праздничное настроение. Из переплетения птичьих голосов складывалась несколько своеобразная мелодия, точно вписывающаяся в атмосферу тропиков. Вроде бы ноты, издаваемые существами, были сравнительно незадачливыми, но, тем не менее, они так сильно просачивались в сознание, что заставляли запомнить данную мелодию надолго, как будто гипнотизируя нашего героя. В конце концов, дорога привела путников к деревянному дому кота Бига. Ни Тейлз, ни Наклз не могли поверить своим глазам. Никто из них и не ожидал даже, что чутьё стража изумруда приведёт их именно сюда. Пробравшись чуточку ближе, друзья заметили и самого хозяина постройки, расположившегося около своего жилища. С огромным аппетитом обгладывая пойманную добычу в образе большущей рыбы, этот кот так увлёкся едой, что не заметил гостей. Нашим героям тоже было как-то неловко отрывать Бига от его любимого занятия, но время требовало действия. Постучавшись в стену хижины, друзья привлекли к себе внимание кота. Всё это происходило за спиной Бига, поэтому визит для него оказался крайне неожиданным. От неожиданности, он чуть не подавился пищей. Затем, немного отойдя от данного состояния, толстый кот спросил:

- Как дела?

- А ума-разума не хватило, чтобы сперва поприветствовать гостей? – вскипятился ехидна.

- Перестань возмущаться, Наклз. У нас нет времени на посторонние разговоры, - сделал попытку успокоить Наклза Тейлз.

- Ладно, ладно. Слушай, как тебя там, ты не видел здесь поблизости изумруда хаоса? – обратился к Бигу Накс.

- Думаю, “изумруд хаоса”, - слишком сложное название для него, - шепнул Майлз ехидне, а потом, повернув голову в сторону кота, продолжил истолкование, - вы не видели где-нибудь зелёного камня, блестящего в лучах Солнца? Он был ростом примерно с мою ладонь.

- А-а.. Вы говорите о странном камне, который я обнаружил внутри рыбы? Я выловил её совсем недавно и только что доел, а из-за этого проклятого камня я чуть не лишился зуба, когда ел рыбу, - проговорил кот.

- И где этот камень находится сейчас? – поинтересовался Прауэр.

- Я решил выкинуть этот противный камешек куда подальше, после того как он причинил мне боль, - сообщил рыболов и указал своей массивной рукой сторону, куда был брошен изумруд.

После этих слов, лисёнок еле оттащил вдруг набросившегося с кулаками на кота Наклза. Затем маленький гений поблагодарил Бига за оказанную им помощь и, предварительно попрощавшись, двинул в поход за уже практически найденным камнем. Не смотря на то, что по большому счёту, толстый кот спас их, ехидна всё равно изо всех сил рвался ударить несчастного. Ведь если бы он не поймал рыбу, съевшую изумруд хаоса, кто знает, где бы она могла быть сейчас? Как ни крути, а в этой ситуации наши друзья были многим обязаны рыболову и простого банального “спасибо” за такой подвиг было недостаточно. Драгоценность лежала в кустах на расстоянии пяти метров от хижины кота. Подобрав её и обратив внимание на тяжесть, Наклз ощутил всю силу камня. Необходимо было возвращаться на остров Ангела. Чтобы подобного случая не повторилось в будущем, Наклз передал драгоценность синему ежу при встрече. Проблем при взлёте самолёта не нашлось, так что дальше дела пошли как по маслу. Погода была в самый раз для длительных полётов. Описывать сам дальнейший полёт я не собираюсь, так как дорога прошла быстро и незаметно, без приключений. Причалив к берегу острова, друзья послали Соника за Шэдоу, а сами направились к алтарю, где прятались остальные изумруды хаоса. Приближался торжественный момент… Взойдя на ступени великого алтаря, ехидна ещё раз убедился в том, что все камни на своих местах и положил рядом с ними седьмой. В тот же миг он заметил полупрозрачную, почти невидимую искру, которая быстро пробежала по каждому из изумрудов. Видимо, это был первый признак того, что они связались друг с другом своей непокорной энергией. “Когда мы вместе – мы непобедимы”, - вспомнил ехидна слова Соника, призывавшего команду к объединению, когда лицезрел реакцию семи камней, находившихся вместе. Чем дольше драгоценности держались рядом, тем больше скапливалось, образованной им энергии, как, впрочем, и наша несравненная команда, лидером которой являлся сверхзвуковой ёжик. Чем дольше они работали в команде, выручая друг друга из беды, они становились гораздо сплочённее. И эта сплочённость, крепко державшая их рядом, уже не позволяла сообществу распадаться. Ведь иногда, только находясь в содружестве, в герое начинали просыпаться уникальные способности. Думать о данном направлении, развивая мысли всё дальше и дальше, Наклз мог бесконечно, если бы не тяжело вздохнувший лис, который вернул его к реальности. На каком основании Майлз так тяжело вздыхал? Скорее всего, он боялся, что оперция может пройти совсем не так, как нужно, и, возможно, вместо того, чтобы спасти затерявшегося во времени гепарда, друзья попадут в ещё большую беду, чем он. Что ж, гарантии не было, а это создавало риск. Вот, на горизонте показались два ежа. Один из них был синего цвета, другому же принадлежал чёрный. Даже с такого относительно дальнего расстояния наши Тейлз и Накс быстро определили, кто есть кто. Эти двое пришли изменить ход истории. Они хотели сделать невозможное. Медленно поднимаясь по ступенькам алтаря и, тем самым, замедляя время перед началом процесса, герои как будто бы создавали более волнующую атмосферу. “Похоже, что попасть в безвременное пространство и застрять в нём – вещи совершенно разные. Ах, если бы я только мог вернуться на полвека назад и изменить всё… Но это лишь мечты. Энергии хаоса никогда не хватит, чтобы перенести меня на такой огромный промежуток времени в прошлое. Это невозможно…”, - думал Шэдоу, восходя на высшую точку алтаря. “Что это за чувство? Страх? Довольно интересное ощущение, жаль мне не доводилось чувствовать его раньше. Так чего я боюсь? Неужели сей момент заставил меня почувствовать неуверенность в себе? Боже, моё собственное сознание предательски выдаёт меня… Нужно как следует взять себя в руки”, - думал Соник, восходя на высшую точку алтаря. Наконец, ежи добрались до верха алтаря и, встав друг напротив друга, начали медленно подниматься в воздух. При этом вокруг них начали кружиться семь изумрудов хаоса, олицетворяющие великую силу. Постепенно, синяя окраска Соника поменялась на ярко-золотую; окраска Шэдоу стала серебряной. Ёжики закрыли на минуту глаза, пытаясь проникнуться всей душой и телом в великую силу хаоса, а когда открыли, в зрачках отражалось дикое могущество… Они были готовы разрушить оковы времени прямо сейчас.

Эпизод 7: формула свободы.

Теория Хогарта о том, что в безвременном пространстве может находиться помимо Хога и Ады ещё кто-то, кому принадлежат те таинственные письмена, спрятанные внутри пещеры, окончательно провалилась. Вместе с ней в бездну провалились все надежды на лучшее. Хог уже не верил в то, что действительно сможет одержать победу над оковами времени, но и в то же время не мог сообщить эту грустную новость Аде. Гепард просто не представлял, какова будет реакция лисицы на данное известие. Ведь он сам же долгое время внушал ей, что выход существует в любой ситуации, и даже если ты не можешь ничего поделать, чтобы изменить что-либо к лучшему – просто верь в торжество справедливости, а тут раз и “Мы останемся здесь навсегда, дорогая”. Скажи бы эти слова вслух, Хогарт бы навсегда потерял наивное доверие лисицы. Мир, окружающий Хога, к тому времени уже стал привычным для него. Возможно, даже ад после некоторого пребывания на его просторах казался бы привычным. Но что может быть ужаснее, чем привыкнуть к вечной боли и мучениям, и уже не замечать их? Даже смерть казалась приятнее. Совершенно запутавшийся в плане своих дальнейших действий, гепард со всей силы ударил кулаками по скалу, где находилась пророческая надпись, и приложил голову к стене. Камень, как и следовало ожидать, был довольно крепким. Он убрал одну из лап от скалы и обнаружил на том месте сантиметровую вмятину в виде кровавого отпечатка. Рука была разбита от сильного удара. Но Хог практически не чувствовал этой боли – его терзала внутренняя боль. Душа болела намного сильнее тела, и от этого неприятного чувства было нигде невозможно спрятаться. Нет ни будущего, ни прошлого, ни настоящего… Нет ни утра, ни дня, ни ночи… На землю не падает ни дождь, ни град, ни снег… Нет и никогда не будет больше. Хогарт знал об этом, но сейчас он бы всё отдал за то, чтобы даже не подозревать об этих вещах. Наш пятнистый друг чувствовал то, что может чувствовать ясновидящий, знающий точную дату своей кончины. В данный момент, гепард воспроизводил в своей голове все наиболее яркие воспоминания, как будто проводил итоги своего бытия. Не думал ли он, что на этой катастрофически трогательной ноте истории пришёл конец? С другой стороны, в жизни Хога было много трудных ситуаций, когда иной человек на его месте уже давно бы отчаялся и посчитал, что настало время поднять над головой белый флаг, из которых он всё же находил выход, так почему же эта является исключением? Гепард устал видеть сумрак – ему хотелось вспомнить свет, тепло солнечных лучей. Почему-то, внезапно проскользнувшая мысль о Солнце, напомнила Хогу Аду. Нужно было покидать пещеру, тем более, здесь уже нечего было делать. Всё, что надо было узнать, гепард уже узнал. На полпути назад он встретил Аду.

- Хог, где ты был? Господи, что с твоей лапой? Ты посмотри, она вся в крови! Объясни, наконец, что происходит? – заговорила лисица при встрече.

- Это? Всё это мелочи – и не такое бывало, как видишь – жив, здоров. А объяснять тут нечего… Просто мне какое-то время нужно было побыть одному, - запинаясь в своём ответе, сообщил Хогарт, подумав при этом, - “Я всё-таки не смог сказать правды. Когда смотришь в её голубые глаза, так не хочется расстраивать бедняжку. Нет, я не буду говорить… Я не предам…”

- Ну-ка дай я перевяжу рану, а не то ты потеряешь много крови, - проговорила Ада, отрывая листок от близстоящего растения.

Она наложила лист на больное место, и от резкой боли Хог рефлекторно сделал попытку вырвать лапу и избавиться от перевязки. Лиса, не переставая лечить рану, успокаивала гепарда разными словами, заставляя не думать о боли. На самом деле, Хог мог и сам вытерпеть боль, но с поддержкой со стороны, сделать это было куда легче. Вот, их взгляды встретились и герои, буквально на несколько секунд, замерли. Что-то непонятное заставляло их сближаться. Они увидели своё отражение в зрачках друг друга.

- Послушай, Ада. Я знаю, что говорил тебе уже не один раз об этом… Описать словами то, что я к тебе чувствую просто нереально. Таких красивых слов просто-напросто не существует в природе… Ты много раз слышала от меня, что я тебя люблю. Это не просто слова на ветер… Ты даже представить себе не можешь, что было бы со мной, если бы я не повстречал тебя тогда. Ничто и никто никогда не заменить мне тебя. В этом ужасном мире я не один – со мной моё счастье и от одного воспоминания, от одной мысли о тебе весь сумрак и безжизненность уже не кажутся такими страшными. Ты со мной – большего я и не смею просить от Бога, - с расстановкой произнёс Хогарт и поцеловал Аду.

Данный момент дал забыть Хогу сразу о всех проблемах и несчастьях. Он не мог её обманывать… И в тоже время не мог сказать правду. В самом деле, безвременный мир казался не таким плохим, если брать во внимание то, что Ада и Хог были вместе. Целуя лисицу, гепард не переставал повторять нежные слова любви, на что Ада отвечала взаимностью. В это мгновенье для них двоих всё было неважно. Но это помогало им лишь временно забыть о бедах. Рано или поздно, нужно было что-то решать. Однако любовь – несокрушимая сила и ей подвластно всё: от капитального изменения внутреннего мира человека до принятия умопомрачительных решений. И в тоже время, это страшная болезнь, которая даёт осложнение на сердце. Все знают, что именно по этой причине нередко бывали случаи самоубийства. Любовь – великая радость только для тех, кто получает взаимность, а в остальных случаях она является самой страшной бедой, избавиться от которой нету сил… Странно, именно в этот момент лисица Ада вспомнила один случай из своей жизни.

Действие проходило зимой, около года назад, когда Хог уехал в сторону Айс Кэпа. Шёл двадцать шестой день с того самого утра, когда между нашей парой произошла разлука. Лисица сидела одна дома и считала каждый прожитый в одиночку день, каждую ночь, каждый миг… Было нечем заняться, да и желания чего-то делать тоже не было. Она уже который час проводила, лёжа на кровати и разглядывая фотоальбом, где были их с Хогом фотографии. Когда Ада доходила до последней страницы альбома, она, разумеется, просмотрев все фотографии, возвращалась к первому листу и разглядывала снимки заново. Так продолжалось до тех пор, пока лисица, утомлённая грустью, пребывая в достаточно тяжёлом духовном состоянии, засыпала. С каждым днём переносить разлуку становилось всё сложнее, а первые проявления грусти по любимому человеку начались с той же минуты, когда отчалил поезд. Но вот она увидела, как в почтовый ящик её дома положили какой-то конверт. Удивлённая такой неожиданностью, Ада мгновенно выбежала из своего жилища и направилась в сторону ящика для почты. Письма на этот адрес не приходили уже более двух лет, так что удивление лисы оказывалось вполне понятным любому человеку. Когда лисица вытащила конверт из ящика, то обнаружила на нём лишь адрес получателя и ничего более. Графа отправителя оставалась пустой. Ещё больше удивлённая героиня, как можно быстрее вскрыла конверт и прочитала его содержимое. Там было написано банальное “Я скучаю”, но даже по этим словам лиса сразу догадалась, кто это написал. Она со всей силы прижала бумагу к сердцу и, с непонятной улыбкой на устах, зажмурила глаза, замерев в данном положении на несколько секунд.

Воспоминание оборвал резкий звонок мобильного телефона Хогарта. Тот как-то по-особому вздрогнул от данного звонка, но потом всё же поднял трубку. Откуда мог взяться звонок на мобильник в безвременном пространстве, в почти умершем мире? Гепарду так хотелось узнать ответ на этот вопрос…

- Ну, здравствуй, гепард. Думаю, ты уже весь измучился искать выход из застывшего мира. Сегодня я пришёл к тебе на помощь. Буквально через несколько мгновений мы с моим напарником попробуем дать тебе энергию, необходимую для перемещения в то время, которое тебе нужно. Но помни: силы хаоса не хватит, для того чтобы перенести двоих… Попасть в прошлое сумеет только кто-то один, либо вообще никто, - послышался из трубки голос синего ежа.

- Ада, - повернулся к лисице гепард, предварительно выслушав Соника и повесив трубку, - я знаю, что говорил о том, что мы всегда будем вместе. Но ты же сама прекрасно знаешь – так не может быть. Я всего лишь хотел уберечь тебя от печальных мыслей. Надеюсь, ты простишь меня. Хотя я не заслужил прощения… Сейчас мне придётся покинуть тебя, но я обещаю тебе, что скоро непременно вернусь.

- Если ты солгал мне в тот раз, то почему же я должна верить тебе сейчас? Где гарантия, что ты не обманешь меня на этот раз? – возмутилась Ада.

- Адочка, я ухожу как раз для того, чтобы в дальнейшем будущем осуществить твою мечту. Всё ради тебя и только. Я должен переместиться в прошлое и изменить судьбу, а в частности предотвратить твою смерть от руки злого волшебника. Тогда, автоматически, ты исчезнешь из этого мира и появишься в том. Мой план очень прост и незамысловат, но он должен сработать, - проговорил гепард, пристально глядя в лисьи глаза.

- А если всё-таки не получится? – задала вопрос лиса

- Милая, у нас не может не получиться, - ответил гепард и приготовился к телепортации.

Хог взял в лапы изумруд хаоса, с помощью которого оказался здесь, и крепко сжал кулак, обратив взгляд высоко вверх. Последний раз он видел этот уже давно надоевший пейзаж. Честно говоря, Хогарт и не жалел, что видит его в последний раз. Все эти неподвижные морские волны и облака, все застывшие, так и не добравшиеся до земли дождевые капельки, так до сих пор и не закатившееся до конца Солнце – ничего этого Хог не хотел оставлять в своей памяти. Он хотел забыть это как кошмарный сон… Вот, подняв руки к внезапно появившемуся свету, Хогарт ощутил что-то странное… Это не было не ощущение страха, ни ощущение торжества… Через десятую часть мгновения гепард обнаружил себя в постели собственной комнаты собственного дома. Вместо красочного пророческого сна, он видел лишь пустоту. Что это значило? В любом случае, будущее уже с этой минуты стало другим, но поменялось ли оно в лучшую сторону?

В своём сне Хог видел лишь тьму, а тьма – не есть признак счастья и добра. Повернув голову в правую сторону, хищник обратил внимание на тикающие часы. Девять утра… Хогарт посмотрел на календарь… Дата оказалась той же, что и в тот самый решающий день, о котором вы, наверное, сейчас подумали. Телепортация сработала; Хог был успешно перенесён в прошлое, и это не могло не радовать. Гепард тут же спрыгнул с постели и понёсся к фонтану. Второй раз он не мог опоздать на встречу, иначе бы ситуация обратилась в куда более худшую, чем была раньше. Хогарт счёл лучше прибыть на место раньше назначенного времени, чем попусту идти на такой огромный риск. Проходя по улице Стейшн Сквера, Хог просто прыгал от радости, видя живых людей, встречающихся на пути и беззвучно плывущие в небе облака, то скрывающие, то раскрывающие солнечный шар. Те же, кто шёл навстречу гепарду, не понимали его радости. Они недоумевали, что может служить в столь шумном, постоянно давящем на мозг, городе причиной для этого позитивного чувства. Они не понимали этого, потому что, в отличие от Хогарта, не умели по-настоящему ценить жизнь. С головой погружённые в свои бесконечные заботы, эти люди не замечали простых вещей. И видя это, у нашего героя волей-неволей складывалось довольно-таки мрачное отношение к ним. Как долго он не видел действительно живого мира! Хог шёл по просторам города и жадно осматривал каждый его уголок, точно стараясь припрятать его в памяти, боясь, что это могло оказаться всего лишь сном, и он вдруг вот-вот проснётся в старом, но отнюдь не добром безвременном пространстве. И хотя наш жизнерадостный герой уже жил данным днём, ему всё равно казалось, что сейчас город выглядит как-то по-другому. Быть может, всё дело заключается в том, что в те времена он сам недооценивал всю красоту жизни и был чем-то похож на тех, кого сейчас так яро презирал. Но теперь всё не так и уже никогда не вернётся к исходной позиции. Полюбив весь мир таким, какой он есть, ты уже не сможешь разлюбить его. Хотя разочароваться можно абсолютно во всём – надежда умирает последней. Наконец, Хогарт прибыл к той самой остановке, что и тогда. Ждать электрички долго не пришлось, так как, в отличие от того дня, она не запаздывала. Вагон, в который зашёл гепард, был до невозможности забит пассажирами, тоже, видимо, куда-то спешившими. Не было возможности даже на то, чтобы элементарно пошевелиться. От тесноты чудовищных масштабов создавалось ощущение духоты, от которой не спасали даже распахнутые настежь окна. Вот, громкоговоритель сообщил следующую станцию и поезд тронулся. Многие люди, находящиеся в одном вагоне с Хогартом и не имеющие такого удовольствия, как прислониться к стенке или за что-либо удержаться, повалились друг на друга, ещё больше стеснив народ. Вслед за этим отовсюду послышались горы извинений за происшедшее. Так как гепард забежал внутрь как раз перед самым отправлением поезда, то, соответственно, ему и досталось место с краю, а потому задет он был мало. Ритмичный стук колёс не давал как следует подумать о дальнейших планах Хога. Поезд летел с большой скоростью – с точно такой же скоростью летела и их жизнь… Изо дня в день одно и тоже: утром нужно рано вставать на работу… Среди суетливости мегаполиса мы спешим не опоздать. Ну, конечно, это разумно, ведь так можно лишиться и самой работы. Проработав отведённое число часов, мы спешим попасть домой, чтобы поскорее встретить своих близких, родных, либо просто отдохнуть, расположившись на мягком модном диванчике. Вся человеческая жизнь заключается в спешке. Наверное, все дети планеты мечтают поскорее вырасти. Они и не догадываются, что, став взрослыми, им уже никогда не вернуться назад, в былую молодость. Всё, что от этого останется – лишь смутные, нечёткие и неясные, как сновидение, воспоминания. Начав новый рабочий день, мы спешим побыстрее его закончить и отбросить подальше всё, что с ним связано. Но ведь из таких дней и состоит вся наша жизнь. Неужели вам захочется выбросить её из головы вон? Большинство из нас работают, чтобы получить заработок. Однако заработная плата быстро исчезает, не оставляя следа, и мы вновь принимаемся за работу, чтобы снова заработать по сути те же самые деньги. Происходит естественный оборот, который заставляет нас тратить драгоценные минуты своего существования на поддержание функциональности государственного механизма. Когда мы, наконец, научимся не просаживать с азартом свои единственные дни в жизненном казино, ведь мы прекрасно знаем, что судьба не отдаст джек-пот? Когда человечество научится выжимать по максимуму из каждого, подаренного нам белого дня? Ответы на заданные выше вопросы не сулили ничего хорошего. Если судьба ставит подножку, ни в коем случае нельзя надеяться, что кто-то другой сможет предостеречь вас от падения – необходимо самому учиться смотреть под ноги. Ведь будущее того или иного человека зависит, прежде всего, от него самого. И никто другой не сможет повлиять на его выбор… По крайней мере, последнее слово всегда будет оставаться за ним. Гепард так ценил краски жизни, что не мог понять, как люди могут так обращаться с великим даром? Куда ним посмотри, кругом гремят одни лишь войны. Чёрствые к миру командиры отдают приказы идти на смерть молодым, ещё даже не прочувствовавшим всех прелестей существования на белом свете, юношам. Разве звание даёт им право распоряжаться чужими жизнями по своему усмотрению? Все люди равны. У каждого из нас по две ноги, по две руки, по одной шее и голове на плечах – так почему же кто-то из нас считается более востребованным, а кому-то другого присваивается ранг “второго сорта”? У нас у всех одинаковые способности, так почему же права должны быть разными? Мир просто кишит несправедливостью и уже слишком поздно браться за исправление данной ошибки. Войны теперь никогда не прекратятся. А ради чего они вообще ведутся? Исключительно ради власти и денег. Материальные блага стали гораздо важнее судеб тысяч людей. Если мы так и будем продолжать жить, думая только о себе, то в скором времени от планеты ничего не останется! Единственное, к чему сейчас нужно спешить, так это к прекращению войн на земле. В остальном спешка только убивает.

Внезапно весь народ, что находился в вагоне поезда, снова покачнулся. Колёса перестали синхронно стучать. Электричка остановилась посреди дороги. Громкоговоритель сообщил, что в дороге с транспортом произошла какая-то техническая неполадка, и что примерно через час поезд помчится дальше. Услышав объявление, толпа пассажиров начала паниковать, тем самым, создавая ещё большую тесноту и дисгармонию. Очевидно, люди спешили по важным делам, и ждать столько времени оказывалось для них неприемлемым вариантом. Хог обратил свой взор на наручные часы. Они показывали пятнадцать минут одиннадцатого. “Ждать целый час? Я никак не успею подоспеть к одиннадцати; опоздаю на полчаса, как минимум. А если я не прибуду вовремя, то оставшуюся жизнь мне придётся коротать одному”, - крутилось в голове гепарда. Кое-как, он всё-таки вышел из вагона в помещение, где находятся двери с надписью “не прислоняться”. Здесь было почти пусто, только один угрюмого вида человек стоял около окна двери и курил сигарету. Все входные двери были блокированы на время починки поезда и не открывались… Одинокий мечтатель не был высокого роста, с короткой стрижкой и на нём красовалась стильная по тем временам одежда. На вид он был в возрасте самого расцвета сил, однако, по нему нельзя было сказать, что его тело так и горело это силой. После каждой затяжки парень громко откашливался. Его руки как-то еле заметно дрожали. Наверное, таким образом, мечтатель хотел отвлечь себя от тревожных мыслей о спешке. Хогарт просто не мог с пониманием отнестись к этому человеку. Ну, разве может какая-то жалкая сигаретка помочь временно утолить стресс и почувствовать на несколько секунд удовлетворение.? Разумеется, может, но вместе с тем, она выворачивает человека наизнанку и заставляет курить дальше. Несчастный оказывается рабом табака и ничего не может с собой поделать. Все внутренние органы такого человека в скором времени превращаются в пыль… Пылью обращается и сам курящий. Каждый кашель вызывал у молодого мечтателя боль в лёгких – это было видно по его лицу. Да и сам цвет его лица выглядел на удивление серым и безжизненным. Стоит ли убивать себя таким медленным, мучительным способом, ради того, чтобы на пару минут отвлечься и войти в экстаз? Хог мог только посочувствовать ему. Гепард посмотрел на часы ещё раз и понял, что дожидаться, пока отремонтируют электричку нельзя. Встревоженный герой подошёл к одному из стёкол и, взяв себя в руки, с размаху заехал по нему ботинком. Окно разбилось, образовав проход, который впоследствии и использовал Хогарт, чтобы выбраться наружу. А после он, не оборачиваясь назад, помчался в сторону фонтана…

Эпизод 8: пятнистая кара.

Как же жалко, что события планеты нельзя записать на магнитофон, чтобы потом, в случае чего, отмотать назад и посмотреть заново! Казалось бы, исключений для такого случая быть не может, но тут, как специально, знакомый нам пятнистый хищник нарушил все правила своей телепортацией в прошлое. Он оказался первым, кому удалось воплотить в жизнь невозможное. Однако об этом всё равно никто не знал, кроме него самого. Да, честно говоря, Хогарту и не нужно было, чтобы его всюду узнавали… Он не стремился к славе, так как считал, что от неё душа человека лишь портится. Ведь не даром это слово стоит рядом с такими ужасающими понятиями, как “власть” и “богатство”. Бежав на всех парах к месту встречи, гепард, периодически поглядывая на часы, понимал, что всё равно дико опаздывает. Теперь он даже и не знал, что лучше: остаться в поезде и ждать пока его приведут в нормальное состояние или бежать по ямам и кочкам, тем самым, исключая возможность как следует разогнаться? За всю пробежку герой почти ни разу не останавливался отдохнуть. Он использовал абсолютно все доступные силы и способы, чтобы прибыть к фонтану вовремя. Вот, то самое место, куда так торопился Хог, было уже видно. Одинокая фигура красовалась среди снующего туда-сюда люда. Не было сомнений в том, что это была Ада. И действительно, - она как-то выделялась на фоне толпы. Её небесно-голубые глаза с деловым взглядом осматривали длинные ногти вытянутой правой руки. Может, я сейчас говорю что-то совсем глупое, но ей, в самом деле, шёл такой до боли циничный взгляд. Маленькая долька заносчивости лишь ещё сильнее приукрашивала её внутренний мир, и дарило неповторимый шик. Завидев издали Хогарта она сперва немного улыбнулась, но тут же спрятала эту улыбку, заменив её довольно серьёзным, строгим видом. Она перестала разглядывать свои ноготки и перевела взгляд на запыхавшегося гепарда.

- Ты опоздал на десять минут, - сухо сказала лиса, - и сейчас, я думаю, было бы куда правильней уйти, не дождавшись твоего прихода, но что-то заставило меня передумать и дать тебе ещё один шанс… Ведь это уже не первый раз. Ну, так ради чего ты меня сюда вытащил?

- Послушай, Адочка, я бы сам рад рассказать тебе всю историю, что приключилась со мной, да вот нет времени. Идём, нам срочно нужно покинуть это место, - сообщил Хогарт, взяв лисичку за руку.

- Нет, - выхватила руку Ада, - я никуда не пойду, пока ты не объяснишь мне, ради чего я четыре часа добиралась до этого места. И я не хочу слышать отговорки, в роде: “Потом расскажу” или “Сейчас нет на это времени”.

- Как ты не можешь понять – мы в опасности! Нет времени на болтовню, - упорно повторял гепард.

Он, не смотря на явное нежелание Ады куда-то идти, снова крепко взял её за руку и пошёл в обратную сторону. В дороге он попытался вкратце изъяснить свою историю, но в сжатом варианте это выглядело так неправдоподобно, что лисица подумала, что гепард сейчас пребывает в алкогольном опьянении. Разумеется, поверить данному рассказу было сложно. Посудите сами: к вам подходит ваш друг, весь изнеможённый от длительного бега, и заявляет, что вам, как можно скорее, нужно собирать свои вещички и бежать в неизвестном направлении, не то вы окажетесь в лапах коварного волшебника и, в конце концов, попадёте в безвременное пространство. О чём бы вы подумали? А ведь там ещё визит в подземное царство мёртвых, встреча с Сатаной и разноцветные волшебные камни хаоса! По пути лисица, какими только можно словами публично проклинала Хогарта, видимо, за то, что он, по её мнению, так толком и не объяснил всю правду. Убеждать девушку в том, что она неправа в своих выводах было бесполезно, и, именно по этой причине, гепард молча шёл вперёд, не обращая внимания на её недовольство. Эта сцена заинтересовала прохожих людей. Они, проходя мимо, слегка затормаживали шаг и украдкой показывали пальцем на нашу парочку, отчего Хогарту становилось стыдно. Он просил Аду успокоиться, но та напрочь отказывалась выполнять все его просьбы, пока тот не объяснит ей тонкости ситуации. Она не могла понять, к чему была нужна столь напряжённая спешка. Наконец, когда лисица произнесла что-то в роде “Зачем нам нужно было уходить оттуда?”, гепард резко остановился и задумался. “А действительно, зачем мы вздумали бежать от грядущего похищения? Ведь, насколько я понимаю, наш побег не убережёт других людей от коварного чародея. Что за эгоизм поселился во мне? Почему я думаю только о себе, только о своём счастье? Теперь моя душа поняла, в чём моё предназначение… Я должен защищать людей и дарить им то, чего лишён сам. Колдун будет уничтожен!”, - думал Хогарт. Затем он развернулся и побрёл в сторону фонтана, чтобы встретиться с судьбой лицом к лицу. Боялся он или нет – вопрос был не в этом. Хог чувствовал, что его зовёт долг. Почему-то он думал, что если он не позаботится о благе других – никто не позаботится о них. По большому счёту так и было, ведь люди уже давно забыли друг о друге, ограничиваясь достижением лишь своих собственных целей. Теперь Ада ещё больше не понимала Хогарта. С ним определённо было что-то не то.

Причудливый домик находился в пяти минутах ходьбы от фонтана. Вот, наши путешественники уже могли издали наблюдать первые нечёткие очертания только что появившегося на горизонте мистического здания. Кровь закипела в Хогарте – его охватили сразу все чувства, какие только доступны человеческому роду. Они смешались в одно единое, совсем ещё неизведанное и непривычное ощущение безбоязненного отмщения. Внутрь него просачивалось дикое волнение, ведь гепард вполне осознанно шёл на великий риск. Он учитывал, что придя в данный дом мог, буквально сам, управляемый лишь собственными чувствами, но не мыслями, отдать Аду в руки злодею, тем самым только облегчив его задачу. Но, не смотря на то, что время на то, чтобы взять и повернуть назад, осознав всю опасность происходящего, было, отважный Хог даже не думал об отступлении. Он был решительно настроен на расправу с врагом. Противостоять такому напору чувств было невозможно. Идя, Хогарт вспоминал о первом визите в это помещение. И воспоминания эти были жуткими. Со стороны лисы слышались только вопросы. Но что мог сказать гепард, если даже настоящая правда не пользовалась доверием? Наконец, Хог и Ада, спустя некоторое количество времени, уже подходили к магическому дворцу. Закрыто не было, да даже если бы и было, Хогарт всё равно не посчитал бы нужным вежливо постучаться. Архип этого не заслуживал, по крайней мере, так думал Хог. Если гепард посещал данное здание уже не первый раз, то для Ады вышеописанное место было совершенно незнакомым. Вид факелов внутри дома, горящих демонически-красным пламенем, под влиянием чрезвычайного страха, заставил лисицу при первой встрече отпрыгнуть на добрых полтора метра в сторону. Ни одна мельчайшая деталь, начиная от орнамента узора на входном коврике для вытирания ног и заканчивая криво висящей огромных размеров люстрой с едва освещающими достаточно просторное помещение свечами, никак не могла навевать приятные и светлые мысли. Особенно страшно было проходить по коридору вблизи от стен. Создавалось впечатление, будто в любой момент из них спокойно могли вылезти какие-нибудь чудовища и затащить к себе. Пол тоже не внушал особенного доверия. Орнамент покрытия полностью состоял из чёрных и белых квадратом, так что, казалось, будто в некоторых местах, неосторожно шагнув, можно было неизвестно куда провалиться. От каждого резкого движения люстра начинала покачиваться и свет на несколько секунд прерывался, так как ветер тушил огонь свечей, но сразу же после того, как они погасали, неизведанные силы возвращали свет на место. Существовали и опасения о том, что от очередного покачивания люстра может неожиданно сорваться и с бешеной скоростью, летя вниз, раздавить наших смельчаков. Картины, в странном порядке повешенные на стены… Если стоять и долго вглядываться в них, можно было заметить, что они искажались с течением времени. Что ж, причин, для того чтобы испугаться являлось не мало. Как только путники зашли в дом, послышался тяжёлый звук запирания двери, хотя вход целиком состоял из занавеса. Немного позже, Хог отчётливо мог услышать, как кто-то поворачивает дверной замок, вероятно, с целью закрыть дверь на замок. В такой ситуации не хватало ещё только громкого адского смеха, разносящегося по всему дому. Остановило ли это гепарда? Он лишь замедлил свой уверенный шаг, но даже и не думал поворачиваться к выходу, не смотря на то, что Ада уже давно струсила и всеми силами пыталась уговорить Хогарта вернуться обратно. Проснувшись , бедная лисичка никак не ожидала, что окажется в таком мрачном, пугающем месте, в роде этого. Не смотря на то, что в здании не было ни единого окна, особой духотой помещение не отличалось. Оно не знало понятия “Солнечный свет”, как такового – ни один лучик Солнца не мог проникнуть сюда через толстые бетонные стены. Похоже, что “жителям” этого скромного дворца свет Солнца казался крайне отвратительным – они не могли его терпеть. Хогарт прошёл в конец коридора и оказался в главном зале. Повернувшись спиной к нему, в элегантном кресле находился глава здания. Ада на некоторое время закрыла глаза и, сосредоточившись, попыталась понять, что же всё-таки происходит. После только что увиденного, она всё больше и больше начинала верить словам гепарда. Хог с ходу подошёл к хозяину дворца и ровно на сто восемьдесят градусов развернул кресло. Сидящий на мебели полутигр-полуягуар пришёл в самую высшую степень удивления от этой встречи. Его выражение лица начало быстро переходить из одного состояния в другое. Было видно, что он в замешательстве. И только он открыл рот, чтобы произнести фразу приветствия, как Хогарт мгновенно перебил его, начав беседу первым:

- Здравствуй, Архип, ты, наверное, уже знаешь, зачем я сюда пришёл, ты ведь ясновидящий! Ну-ка предскажи ход дальнейших моих действий, - довольно-таки по-хамски завязал разговор гепард.

- Эй, эй, полегче! Я вообще не понимаю, кто вы такой и как здесь оказались… И если вы знаете моё имя, то наверняка можете предугадать дальнейший ход моих действий, - ответил чародей.

- Хватит пудрить мне мозги! Я прекрасно знаю, что ты из себя представляешь. Ни один человек не сможет убедить меня в том, что ты достоин жизни! Неужели ты не понимаешь, что все беды, которые ты приносишь людям, обязательно откликнутся? – проговорил Хогарт.

- Хорошая шутка, господин гепард. Вы прямо подняли мне настроение, - произнёс волшебник, сунув одну из лап под стол, а потом добавил, - Вот только я не понимаю, ты что, возомнил себя народным героем? Скажи, ты и вправду считаешь, что, избавившись от меня, все люди заживут счастливо и беззаботно? Ты думаешь, что я один такой, кто мешает людской жизни? Да, пусть даже ты, уважаемый гепард, и убьёшь меня – разве ты не видишь, что войны, бесконечно существующие на земле, от этого не прекратятся. Вы уже пропащая цивилизация! Если ты пришёл сейчас с целью помочь людям, то ты опоздал… Ищешь злодеев? А ты посмотри сперва, сколько осталось добрых людей! Все стремятся к злу. Они считают это модным, стильным. Человеческий род давно обречён на вымирание.

Данное изречение застало гепарда врасплох. Неожиданный поворот темы в иное русло заставило Хогарта растеряться в своих мыслях. Тем не менее, со всех сторон, откуда ни возьмись, собрались одинаково одетые люди. Только они хотели напасть на хищника, как тот резко дал им отпор. Видимо, Хог заметил, как Архип сунул руку под стол и, продолжая заговаривать ему зубы, тихо нажал указательным пальцем на кнопку тревоги. Возможно, если бы Хогарт не заметил этого, то уже через несколько мгновений был бы схвачен охраной и брошен в тюрьму. Но, к великому счастью, герой ускользнул от беды и продолжал бороться за свет. Между ним и охранниками Архипа завязалась серьёзная драка. Хог ловко отбивал все удары врагов, более того, благодаря своей врождённой быстроте реакции, он при этом ещё и успевал наносить ответные удары сразу нескольким представителям охраны. В бою ему приходили в голову соображения о том, что эти люди вряд ли на самом деле являлись подлинными злодеями. Скорее всего, они являлись чем-то вроде обычных пешек в безжалостных руках чародея и глупо выполняли любую его прихоть. Создавалось такое чувство, будто они не имели собственного мнения, что довольно странно, ведь каждое живущее на земле разумное существо имело личную точку зрения. Думаю, никого из нас бы не устроила жизнь, состоящая из сплошных подчинений власти. К этому времени битва достигала самого кульминационного момента. Одному против десятка недоброжелателей Хогарту трудно было выстоять. Однако, несмотря на явное превосходство противника, пока фортуна находилась на его стороне. Вот, около половины охранного состава было уже повержено – оставались самые крепкие. Следовательно, сражаться становилось всё сложнее и сложнее. На процессе битвы также ещё сказывалась выносливость Хога. Как нам известно, он не был машиной, способной бесконечно разрушать всё, что попадается под ноги и, со временем, всё больше выдыхался. Он стал пропускать удары, его сосредоточенность стремительно падала. Хогарт встал в ожидании дальнейшего развития боя. Спереди на него шёл огромный тип с целью вогнать по уши в землю, а сзади незаметно подкрадывался другой, держа наготове какой-то остроконечный предмет, типа ножа. Подходили они одновременно, видимо, и нападение запланировали на одно и то же время. Хог смело смотрел в глаза врагу, но отчасти в его взгляде проявлялась некая частица сочувствия… Нет, Хогарт не думал молить о пощаде. Он сочувствовал своему врагу. Ну, что это за человек, если он идёт убивать беззащитного, ничего не сделавшего ему зверя, только ради того, чтобы выполнить данный ему свыше приказ? У настоящего человека, пусть даже злого, есть свои принципы, свои убеждения, которым он никогда не изменяет, и он может поступить по-своему, независимо от чьих-то приказов. А тот, кто неподвластен свободе выбора, может называться только роботом. Враги подошли впритык. И только расположенный сзади охранник взмахнул своим оружием, как гепард молниеносно вдарил своей грозной лапой в живот, стоящему перед ним неприятелю, а заднему сделал подножку. Как бы вам это не показалось странно, но в данном моменте Хогарт был обязан своей жизнью Аде. Когда он случайно посмотрел в её блестящие тревогой зрачки, он заметил отражение этого типа. Только благодаря этому наш быстрореагирующий боец остался в живых. Практически все враги полегли на поле боя – оставался один охранник. Судя по всему, бой с ним мог затянуться надолго. Этот явно превосходил своих напарников в боевом искусстве. Его движения были настолько быстрыми, что гепард просто не успевал следить за ними. Но вот, враг встал на одном месте и перестал двигаться, глядя на противника своим невозмутимым, почти спокойным взглядом. Наверное, он готовился к наимощнейшему удару, набирая энергию и силы. Когда Хог подходил к противнику и начинал бить его, тот с лёгкостью отражал каждое его нападение. Отойдя на приличное расстояние от охранника, Хогарт выпустил когти, что означало его высокую злобу. Гепард был готов играть по-крупному. Затем Хог медленно, не обостряя ситуацию, залез левой лапой в карман и вытащил оттуда какой-то браслет. Враг не менял взгляда. Не мешкая, гепард надел браслет на руку и с полувопросительным-полувосклицательным взглядом посмотрел на врага. Тот по-прежнему не выражал никакого страха или удивления, так как, по-видимому, не понимал всей мощи данного браслета. Тут Ада, неожиданно для обоих, резко повернула свою голову и, как бы своим движением объявила второй раунд кровопролитной битвы. Испуганный резкостью движения, охранник мигом рванулся в сторону Хогарта, чтобы потратить на него всю накопившуюся за это время силу, но стоило нашему доброму герою взмахнуть рукой, как противник сразу повис в воздухе, продолжая бежать. Гепард слегка усмехнулся, почувствовав всю беспомощность своего соперника. Один взмах руки в правую сторону и охранника уже кидало в одну из стен дворца. Буквально, ещё три-четыре таких взмаха и противник, уже изувеченный, не в силах подняться, лежал на полу. Когда Хог обернулся в сторону кресла, где ещё совсем недавно сидел чёрный маг, то обнаружил его пустым. Затем он посмотрел в сторону выхода – входные двери были распахнуты. “Неужели он струсил драться со мной? Но погодите, если он заранее убежал отсюда, то получается, что прохвост всё-таки знал о моей несокрушимой силе! Выпустив своих охранников, он вовсе не пытался увести нас с Адой в тюрьму – всё, что ему было надо, это только отвлечь нас и выловить подходящее время, для того чтобы поскорее смотаться. Вся данная заварушка оказалась всего-навсего простым отвлекающим манёвром”, - подумал гепард и собрался броситься за волшебником вдогонку, пока тот ещё не достаточно далеко ушёл. На этой ноте лисичка задала вопрос Хогарту, ответить верно на который, не запугав Аду, он так и не смог. Она не понимала, что этот колдун сделал Хогу, что он так яро хотел расправиться с ним. Естественно, если бы гепард ответил, что Архип убил её, то, как минимум, завёл бы лисицу в тупик. Но в то же время, отбиваться от вопроса наглым игнорированием он тоже не стал, иначе бы лиса никогда бы от него не отстала, постоянно докучая бесконечным повторением вопроса. Наш пятнистый друг лишь сказал банальное: “На это есть причины” и попытался как можно скорее увильнуть от дальнейшего разговора на эту тему. Видя, что Хог пребывает в тяжёлом настроении, лисица не стала вдаваться в подробности причин. Она попыталась удовлетворить себя в том ответе, какой смогла вытянуть из уст Хогарта. Пара выбежала на улицу и постаралась напасть на след чародея. Вдвоём наши герои быстро его нашли. Только следы эти на определённых отрезках дороги обрывались, а чуть дальше начинались заново. Похоже, волшебник учёл, что Хог и Ада могут пойти по его следам, в надежде разыскать и отомстить, и поэтому пытался сбить их с толку, но всё оказалось безнадёжно. С каждой новой минутой отпечатки вражеских ног становились более отчётливо видны на земле, а это значило, что злоумышленник находится где-то рядом. Неизвестный страх заставлял лисицу держаться поближе к Хогу. Только с ним она чувствовала себя в безопасности, хотя прекрасно понимала, что абсолютно от всех бед он защитить её не сможет. Гепард шёл и размышлял над словами злодея. А ведь действительно, сколько миллионов таких “тёмных” людей, как Архип, разбросано по всему свету! И, избавившись от чародея, Хог, конечно же, не наладил бы отношения в мире. Все его благородные помыслы о дарении людям счастья и свободы теперь приобретали несколько бредовый характер. Время, когда народу ещё хоть как-то можно было помочь, когда человечество ещё стояло перед выбором пути, прошло. Сейчас помочь им уже никак нельзя – они сделали выбор, и, надо сказать, выбор этот оказался далеко не лучшим. Увы, меняться в худшую сторону куда проще, чем в лучшую, поэтому народ, исходя из его ленивой натуры, и выбрало более лёгкий вариант. Зло погубило цивилизацию… И вряд ли оно остановится на этом… От мыслей Хога отвлёк недовольный возглас Ады. Она говорила, что нужно идти быстрее, чтобы не отстать от волшебника. Вероятно, когда Хогарт шёл, размышляя о зле, ворвавшемся в наш мир, он, сам того не подозревая, замедлил шаг, серьёзно обдумывая каждую деталь мысли. Не прошло и пяти минут, как наши отважные любители приключений уже могли видеть силуэт врага. Честно говоря, хотя Хог и не был собакой, способной по запаху найти кого и что угодно, но колдуна он обнаружил быстрее, чем ожидал. Архип, как будто спиной чувствуя, что за ним идёт погоня, незаметно, понемногу начал прибавлять скорость шага. Постепенно, этот шаг перешёл в медленный бег. Где-то в глубине души Хогарт знал – победа близка. Но поражение стояло всего лишь в шаге от победы… То, что они находились в двадцати метрах от злодея, ещё ничего не значило… Судьба продолжала разыгрывать спектакль с интригующей концовкой…

Эпизод 9: вдвоём навечно.

…Архип, пытаясь уйти от погони, вдруг нырнул в гущу толпы. Злодей знал, что так гепарду будет гораздо сложнее уследить за ним. Прогуливающийся народ постоянно сбивал Хогарта с цели, но, к великой своей радости, он всё же вовремя успевал находить врага среди народа. Конечно, Хог мог бы побежать с максимальной скоростью в миг настигнуть неприятеля, тем более, если учитывать, что в ловкости ему не занимать, но он должен был помнить, что бежит не один и, если он побежит быстрее, она совсем отстанет от него и затеряется среди незнакомых лиц. Проклятый маг использовал эту возможность и нёсся как можно быстрее. Гепард и лисица, сломя голову, проскакивали между идущими людьми и, время от времени задевая некоторых из них, слышали с их стороны громкие ругательства, выражающие всю их злобу. Они ещё не знали, что Хог делает это не ради себя, а ради них. Они не понимали, что о своём собственном счастье гепард заботится в последнюю очередь. Такие благородные экземпляры уже давно исчезли с лица планеты и всё, что от них осталось – лишь туманные слухи и грандиозные легенды. Персонаж, спасающий жизни других, рискуя собственной, существовал только в сказках – на земле людей такого характера причисляли к вымышленным. Среди толпы почти не было ни одного тигра, так что спутать колдуна с кем-то другим было достаточно нелегко. Вскоре Архип начал выдыхаться, постепенно замедляя бег, и Хогарту это сыграло на руку, так как его силы пока даже не думали покидать тело. Периодически, он находил время оглядываться назад, чтобы убедиться, что Ада не отстаёт. К тому моменту герои уже выбрались на более просторную местность. Здесь Архипу было куда сложнее скрыться из виду, спрятаться было негде. Дорога шла под наклоном вверх – видимо искатели приключений, сами того не ведая, поднимались на какой-то утёс. Который маг сам попался в мышеловку. Поворачивать назад уже не имело смысла – сзади настигали соперники, а бежать дальше, идентично самоубийству – с краю утёса располагался огромный обрыв. Поняв, что больше сделать ничего нельзя, чародей остановился на своём месте и развернулся в сторону Хогарта. Думал ли он вообще бежать? Когда Хог и Ада приблизились к сбежавшему, тот смиренно, монотонным голосом произнёс:

- Поздравляю, дружище, твоя взяла. Я был слишком наивен, надеясь, что смогу скрыться от тебя.

- Дружище? Да как у тебя только язык поворачивается назвать меня своим другом? Даже не хочу слышать такие глупости! Я никогда не перейду на твою сторону. Я слишком люблю жизнь, что тратить её на тьму, - протестовал гепард.

- В тебе кипит злоба. Ты весь в её власти. Она накрыла тебя с головой. Но как же ты можешь отрицать зло, когда сам готов сейчас меня убить? – сказал волшебник, водя указательным пальцем перед носом Хогарта.

- Иногда, чтобы добиться необходимого результата, нужно совершить зло… Но если это зло совершено во имя добра, оно уместно среди света, - с малой долью патриотичности произнёс Хог.

- А ты не думал, что, исходя из твоего принципа, добро тоже может быть совершено во имя зла? Ну, и кто после этого из нас злодей? – спросил Архип, доставая из кармана пистолет и передавая его в руки Хогарту, а потом, не дожидаясь ответа на полуриторический вопрос, продолжил, - Держи. Разумеется, я знаю, ради чего ты сюда пришёл. Убить человека – дело не из числа святых. Моя смерть ничего тебе не даст. Проверь мои слова на практике, если хочешь.

Помешкав в своём решении, гепард всё-таки взял пистолет в руки и презрительно начал осматривать. Он не представлял, насколько зол и мрачен был создатель данного оружия. Ада испуганно вздохнула, увидев пистолет в руках гепарда, и уже хотела вмешаться в разборки этих двоих, уговорив их найти другие, более мягкие способы выяснения отношений, как вдруг что-то её остановило. Хог медленно, с максимальным холоднокровием поднял оружие и навёл его прямо на колдуна. Как ни странно, испуга со стороны Архипа не проявилось, более того, на его лице присутствовала странная увлечённость. Он вёл себя так, будто смотрел концовку интересного фильма; будто на мушке находился не он, а кто-то другой. Рука гепарда бешено дрожала. Он не мог совладать со своим необъяснимым страхом. Наконец, чтобы хоть как-то усмирить надоедливую дрожь, наш герой взялся за пистолет обоими лапами. Лисица не сводила глаз с гепарда. Она присматривалась к нему, пытаясь понять, что он сейчас чувствует. Взволнованный Хог пытался как можно реже переводить дыхание, чтобы меньше трясти пистолет. Казалось, сердцебиение Хогарта можно было расслышать на расстоянии ста метров! Оно так быстро и сильно билось, будто вот-вот выпрыгнет наружу. Создавалось впечатление, что целящийся в противника гепард боялся больше того, кто являлся мишенью! От переизбытка эмоций кружилась голова и подкашивались ноги, но, несмотря на это, Хог всё продолжал стоять с пистолетом в вытянутых руках, направленный на Архипа. Колдун продолжал стоять, как вкопанный, пристально смотря в лицо Хогу. Вдруг тот на пару секунд сомкнул очи, по всей видимости, прислушиваясь к своему сердцу. Гепард вспоминал свои же слова, некогда сказанные чародею. “Я не являюсь Богом и, поэтому не вправе отнимать жизни у невинных людей. Я не смею распоряжаться чужими судьбами и не мне решать, кому из нас жить, а кому умереть”, - эта фраза заставила Хогарта принять окончательное решение. Не открывая глаз, он разжал, до этого крепко держащие оружие лапы, и пистолет упал наземь. Звук от его ударения о землю как бы символизировал поднятие белого флага со стороны гепарда. На лице Архипа появилась непонятная улыбка. Был ли он рад тому, что Хог так и не сделал выстрела, неизвестно.

- Я не буду стрелять… Ты не достоин даже смерти. Убийство, пусть даже самого ничтожного человека, - зло, - сказал Хогарт, скрестив на груди руки.

- Я так и знал, что ты не сможешь сделать этого. У тебя просто рука не поднимется убить живое существо. Отнять жизнь так просто – гораздо сложнее подарить новую… Так зачем же ты преследовал меня всё это время, если, несмотря на то, что все основные преимущества на твоей стороне, никак не можешь покончить со мной? Разве ты до сих пор не понял, что жалость к людям – это великая слабость, которая преграждает дорогу к достижению счастья? – задал вопрос чародей, а потом, после минутного молчания, добавил, - Если ты до сих пор не убил меня, значит, не убьёшь никогда. Так безжалостен на словах и так благосклонен на деле… Хорошо, я исполню твоё желание… Больше не думай обо мне…

Колдун развёл в стороны руки и, не оборачиваясь назад, ещё раз окинул взглядом Аду и Хога. Первый раз в жизни Хогарт заметил в его взгляде проблеск добродушия. Откуда оно могло взяться у такого грязного человека, как этот? Он снова вспомнил рассуждения мага о сторонах добра и зла и отметил для себя кое-что важное – сердце Архипа ещё не полностью засохло. В нём по-прежнему оставалась капля света, несмотря на то, что он почти всю свою жизнь шёл по пути тьмы. А это означало, что избавиться от добра было трудно; силу света оказалось довольно непросто задавить злом. Кто знает, возможно, волшебник вовсе не хотел быть злым! Может, на него подействовал современный, целиком прогнивший мир, и он впитал всю людскую злобу в себя, как губка впитывает воду? Судя по всему, тот взгляд злодея был прощальным. После того, как Архип убедился, что высказал Хогарту абсолютно всё, что хотел, он опрокинул своё тело назад, иными словами, начал медленно падать спиной в бездну. Гепард тут же ринулся к нему, считая, будто чародей делает самоубийство только из-за него. Он ловко ухватил Архипа за руку, несмотря на то, что тот, честно говоря, и не желал помощи. Гепард никогда бы не подумал, что колдун может пойти на такое! Тем не менее, он со временем начал всё лучше и лучше различать в нём человека. После того как волшебник почувствовал, что что-то не даёт ему падать дальше, он с удивлением, непонимающим лицом посмотрел вверх и увидел ту самую физиономию, с которой прощался взглядом буквально несколько секунд назад. Хог тянул его изо всех сил. Теперь чародей понял – гепард желал не его смерти, он желал перехода Архипа на светлую сторону. Но мог ли маг предать свои жизненные принципы? После того как Хогарт спас жизнь волшебнику, тот, по-видимому, пребывая некоторое время в шоке, так и не отблагодарил его. Только он решил спокойно умереть, как некто по имени Хог вдруг спасает его жизнь, от которой он уже было совсем отказался. После того как гепард вытащил тёмного мага, он резко отошёл на пару метров, пытаясь дать оценку своему поступку. В голове всё плыло – он не знал, что было сделать лучше. Вот, Архип вновь окинул взглядом спасителя, но этот взгляд уже не был прощальным; в нём не проявлялось ни добродушие, ни удивление – взгляд являлся пустым. Совершенная бесчувственность распространилась по всем чертам лица мага. Мысленно готовившись к смерти, он уже не понимал: жив он или нет? Тут гепард почему-то ощутил, что бояться этого человека больше не стоит и, приблизившись к нему на несколько шагов, обнадёживающим голосом изъявил, что ни в коем случае не стал бы стрелять, так как увидел в коварном колдуне частицу света, коей раньше даже не замечал. Архип, не поднимая глаз с земли, отвечал, что нашему герою не стоило было этого делать, что даже если внутри него действительно и присутствовала некая доля добра, то она бы всё равно не смогла бы изменить его внутренний мир и избрать другой путь. Единственным выходом к возвращению в то время, когда выбор ещё не был сделан было перерождение… А для того, чтобы родиться вновь, нужно было умереть. Получается, что наш храбрец только что помешал чародею вернуться к началу и встать на сторону света. Когда чудотворец невзначай заметил на плече Хога родимое пятно в виде цифры “двенадцать”, он был слегка шокирован. Затем, придя в норму, Архип рассказал гепарду уже знакомую ему историю о знаменательном предсказании про “двенадцатого спасителя”. Краем уха данный рассказ подслушала лисичка Ада. Никогда до этой поры не придавая странному пятну особого значения, теперь она начала понимать, какая героическая сила заложена в Хогарте. Честно говоря, Хог сам не знал бы до сих пор, что оно означает, если бы не повествование мага. Досказав историю до конца, он двусмысленно кивнул головой, словно подтверждая подлинность собственных слов, а потом резко схватил в лапы пистолет, ещё не так давно отброшенный Хогартом подальше от “арены битвы” и, направив прямиком в грудь гепарда, нажал на курок. В сию же секунду на весь холм раздался громкий выстрел. Наверное, если бы в это время на ветках деревьев сидели птицы, они вмиг разлетелись бы. Ветер, как будто специально, неожиданно притих. Видимо, сам ещё не до конца понявший, что натворил, Архип быстро скрылся из виду. Теперь никакой “двенадцатый спаситель” уже был не в силах помешать претворению его бесчеловечных планов в жизнь… Сразу после того, как раздался выстрел, Ада бросилась на помощь Хогу. Несчастный представитель семейства кошачьих беспомощно лежал на твёрдой земле и судорожно делал свои последние вдохи. Подбежав к телу Хогарта, Ада с дикими рыданиями пала на колени возле гепарда и, прижимая его к себе, умоляла остаться. Она безрезультатно пыталась остановить кровь, льющуюся из раны, сквозь слёзы заглядывая в его глаза и вспоминая все их лучшие моменты в жизни, проведённые непосредственно вместе. Дыхание гепарда всё больше затруднялось, и он уже не мог переводить свой взгляд так быстро. Он так внимательно осматривал Аду, будто хотел как можно чётче запомнить её милый вид; будто хотел насильно впихнуть в свою память её ангельский образ. Но он не хотел запоминать её в таком состоянии, иначе от каждого воспоминания бы ему становилось ещё печальнее на сердце, чем только можно себе представить. Гепард чувствовал, как на его тело падают крупные слёзы лисицы, и от их влюблённого тепла ему становилось ещё приятнее покидать этот мир. Нечаянно, он вспомнил одну фразу, которую прочел, будучи в пещере, когда он находился ещё в безвременном пространстве. Выбор есть всегда… Наш пятнистый герой задумался: а правильный он сделал выбор, спася жизнь своему врагу? Но ведь вы прекрасно знаете, что по-другому он бы ни за что не поступил. Был ли выбор у Хога сейчас? Несмотря на всё своё желание, остаться с Адой он просто не мог. Пожалуй, гепарду осталось принять последнее решение в своей жизни – умереть достойно, как герой, о котором практически никто не будет помнить, или как трус, признав свою боязнь к смерти. Даже в этот душераздирающий момент Хогарт не думал о себе. Если он и боялся, то уж ни в коем случае не за себя. Несчастный не мог представить, что может произойти с Адой, если рядом с ней никого не будет. Она, никому не нужная, наверняка примется неделями смотреть в окно, без интереса наблюдая за городской жизнью. Так или иначе, счастливее, чем в былые времена она уже никогда не станет. В глазах гепарда постепенно всё начинало расплываться. Он чувствовал, что сердце начинает биться всё слабее, а кислорода для пополнения лёгких начало явно не хватать.

- Дорогая, - тихим шёпотом, прикоснувшись правой лапой к лицу лисицы, проговорил Хогарт, а затем, после непродолжительного сухого кашля, добавил, - в мои планы не входила смерть, но раз уж так получилось… Жизнь оборвалась на середине, а что я сделал? Я даже не смог вызволить тебя из безвременного пространства! Мы переместились сюда лишь благодаря Сонику и Шэдоу… Какие меня запомнят? Нет, не запоминайте меня вообще… Ах, сколько я старался подарить человечеству добро! А добился лишь зла. Даже тебя, Ада, я уже не смогу защитить… Что ж, пустому месту необходимо пребывать в пустоте. Не нужно бросаться в слёзы, милая, ведь умираешь не ты, а я. Надеюсь, ты простишь мне все обиды… Поверь, я никогда и в мыслях не держал сделать тебе больно. Быть может, я не достоин твоего прощения… Да, скорее всего, это так… Но если кто-нибудь спросит меня о моей вере, то я непременно отвечу, что преклоняюсь и всегда буду преклоняться только пред одной богиней, научившей меня любить всем сердцем. Пусть оно уже почти не бьётся, но это совсем не значит, что оно перестало любить…

По-видимому, Хогарт хотел сказать Аде что-то ещё, но уже не смог. В глазах всё покрылось чёрным занавесом, а лёгкие так и не успели освободиться от углекислого газа. Был ли Хог в бреду, говоря это, теперь никто уже не узнает. Бедная лисичка не могла поверить, что взгляд гепарда больше не смещался с одного объекта на другой, она не верила, что герои так легко умирают. И от одной только мысли, сколько лет ей теперь предстоит прожить в полном одиночестве, на лице лисы появлялся неописуемый страх. Оставшуюся часть времени просто нельзя было назвать жизнью – это было просто бессмысленное существование, не более. Упрямая лисица не продолжала отрывать свой убитый взгляд от лица Хога, надеясь, что сейчас на нём вдруг появятся признаки жизни. Она изо всех сил прижималась к гепарду и, несмотря на то, что его тело уже давным-давно остыло, не переставала согревать своими прозрачными слёзами. Последние слова, которые она услышала из его уст, лисичка заучила почти наизусть, однако, это всё равно не помогало вернуть Хогарта на землю. Героиня никак не могла смириться с тем, что видит Хога в последний раз… Тем не менее, время лечит даже самые тяжёлые раны.

Хог открыл глаза и изумился. Каким-то образом его занесло в абсолютно белоснежную комнату средних размеров. Белизна слепила глаза. Из-за зверской монотонности цветов стену почти невозможно было отличить от пола или потолка. Гепард осмелился сделать несколько шагов, но, к великому удивлению, при этом не услышал ни единого звука! Даже если бы он крался по низкой траве, кое-какие шорохи всё равно были бы слышны, а тут он смело прошагал по совершенно твёрдой поверхности и ничего! Напрягая голову, Хог решил попытаться припомнить, как он здесь очутился… Бесполезно. Окинув взглядом комнату, наш встревоженный герой заметил, что на потолке нет люстры. Резко обратив свой взор на одну из стен, Хогарт увидел окно. Но оно тоже не могло пропускать свет, так как было покрашено светонепроницаемой побелкой. Откуда же тогда в данном помещении брался свет? Ответ на этот вопрос пугал гепарда. Вскоре Хог попытался выбраться отсюда. Но каждый раз, когда он дёргал за ручку входной двери, она либо исчезала, оставляя на своём месте только толстую стену, либо Хогарт попадал в точно такую же комнату. После того как гепард был обманут дверью в десятый раз, ему это начало действовать на нервы. Вот, очередной раз увидев вместо двери стену, Хог, спятив, бросился напролом. Разумеется, как и следовало ожидать, от стены он отскочил, словно мячик, и был награждён за свой нелепый поступок чудовищной болью. На плече Хогарта, которым он таранил стену, появилась рана, но кровью она не заполнялась. Вдруг свет резко погас, словно в комнате внезапно отключили электричество. Наш запутанный герой вмиг оживился. От бывшей белизны не осталось и следа, будто комната никогда и не была окрашена в белый цвет. Ему сделалось жутко и захотелось вернуть прежний вид комнаты, но как воплотить своё желание в реальность, он даже не имел представления. Аналогично белоснежности в темноте различать стены и пол было ничуть не легче. Гепард пробовал наощупь найти дверь, и когда находил, она снова начинала превращаться в стену, как и пять минут назад. Все наверняка знают, что лучше кошек в темноте не видит практически никто. Несмотря на это, Хогарт так и не мог ничего разглядеть. Затем Хог подпрыгнул как можно выше и по неизвестной причине остался стоять в воздухе. Атмосфера в этом месте искоса походила на лунную. Тут он заметил, что не может дышать! Его лёгкие не требовали кислорода, и ноздри не расширялись, всасывая данный газ. Хогарту стало страшно, и он с удовольствием сейчас бы забился в угол, если бы знал, где этот угол. Неожиданно послышался громкий и протяжный писк, насквозь пронзающий своей раздражительностью и на какую-то долю миллисекунды в комнате появился свет. С каждым мгновением писк всё больше усиливался, и слышать его становилось ещё неприятнее. Откуда ни возьмись, за Хогом появилась невидимая воронка, которая начала с жуткой скоростью засасывать всё живое и не живое, находящееся в данном помещении. Ухватиться было не за что, поэтому Хогарт не смог долго сопротивляться напору бушующего ветра. Сразу же после того, как гепард очутился внутри бури, сума сводящий звук бесследно пропал. Чёрно-белая комната вновь стала пустой…

Спустя неизвестный отрезок времени, наш уставший от приключений гепард прислушался к окружающей обстановке. Он слышал ритмичный шум, бьющийся в один такт с его пульсом. Рискнув открыть глаза, Хог обнаружил, что пребывает уже не в той загадочной комнате, а в каком-то другом подозрительно уютном помещении. Перед собой он увидел Аду, которая, пожалуй, с самой милой из возможных на всём свете улыбкой взирала на него. Слёзы колоссального счастья текли, одна за другой, по её щекам. Под действием эмоций лисица не могла произнести ни слова. Хогарт же не спешил улыбаться – он хотел понять, чем вызвана её радость. Внимательно осмотрев комнату, гепард понял, что находится в местной больнице. Только наш страдалец попытался встать с кушетки, как нечто ужасно колкое ударило его в грудь. Он посмотрел на больное место и увидел, что вся область груди перевязана бинтами. В вены были вколоты какие-то иглы, транспортирующие живую кровь из колбы прямо в организм раненого. Больше делать попыток встать с постели Хог не стал.

- Как я здесь очутился? – задал вопрос больной.

- Ты жив! Я так счастлива, что ты выжил! Врачи говорили, что с таким ранением вероятность остаться в живых – одна сотая часть процента, - сказала лиса, осторожно поцеловав Хогарта в лоб, чтобы ненароком не причинить ему боли, впоследствии добавив, - Пожалуйста, не пугай меня так больше. Я не хочу жить одна…

Хог расплылся в улыбке, обрадовавшийся приятной неожиданности. Ему был дан ещё один шанс обрести своё счастье. И на этот раз он сделает всё возможное, чтобы не повторить своих ошибок. Порой всего один, казалось бы, самый ничтожный человечишка может изменить судьбу огромного мира, а вместе с ним и всего человечества. И совсем необязательно, чтобы этот человек являлся героем… Важно только его стремление, его собственная сила воли… торопитесь вовремя схватить своё счастье, иначе его разберут другие, оставив только нечёткий силуэт… Силуэт счастья. Недаром говорят, что любить и потерять куда лучше, чем не любить вовсе. Думаю, это утверждение имеет место быть причастно к нашей дискуссии. Есть ли смысл повествовать историю о героическом гепарде дальше? Очевидно, нет, ибо он получил счастье, а большего ему и не надо…

---------------------------------------------------------------КОНЕЦ------------------------------------------------------------------

БОНУС

СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ 2

И словно все погасли звёзды,

Пропав бесследно в тишине.

Теперь уж может слишком поздно

Ты вспоминаешь обо мне.

Подобно льду застыли реки.

Весь небосклон изрезан грустью.

Лишь только отблеск в силуэте

Даёт надежды нам проснуться.

Но без войны не будет мира.

Не будет Солнца без Луны.

Бросаясь в светлую долину,

Мы замечаем крик судьбы.

Пусть снег кружиться в вышине.

Пусть всё горит огнём холодным.

Пусть даже пусто на земле:

Вдвоём навечно – мы свободны.

Н.С.Горшков 16.04.2006

Комментарии

Уля Чигирина | 6 Январь 2008 г. - 15:52 #33892
Гость


Здорово! Ты молодец! Продолжай в том же духе!
Adelina | 2 Февраль 2008 г. - 21:30 #39068
Комментарии: 9

Зарегистрирован: 3 Январь 2008 г. - 15:46
да...класс...
Destroydevils | 8 Февраль 2008 г. - 17:41 #40569
Комментарии: 459

Зарегистрирован: 16 Декабрь 2007 г. - 16:12
10
ПРО | 12 Февраль 2008 г. - 15:22 #41752
Комментарии: 154

Зарегистрирован: 2 Январь 2008 г. - 01:11
Вот это супер
Meshca | 13 Февраль 2008 г. - 05:15 #41957
Комментарии: 11

Зарегистрирован: 9 Ноябрь 2007 г. - 13:25
Многоооооо!!!!!!!!!Но классно!!!!!!!!!!!!!!=)
Ди | 13 Декабрь 2008 г. - 19:38 #56117
Комментарии: 273

Зарегистрирован: 12 Ноябрь 2008 г. - 20:09
Ого Много написаль х333
Интересненько х3 Мне очень понравилось Эпизод 5: бумажные мечты))) У тебя очень хорошая фантазия. Пиши пиши))) у тебя очень хорошо получаеться. За такую работу надо поставить 10
Palamessia16 | 20 Февраль 2009 г. - 14:13 #57952
Комментарии: 1

Зарегистрирован: 20 Февраль 2009 г. - 14:07
Супер)))
SonicShopper | 17 Август 2009 г. - 19:00 #61366
Комментарии: 215

Зарегистрирован: 16 Август 2009 г. - 00:53
квас!
SonicGerr20 | 4 Май 2010 г. - 19:13 #70131
Комментарии: 2

Зарегистрирован: 3 Май 2010 г. - 21:36
Ого))))Сколько времени писал?
SamilyaTheCat | 1 Август 2010 г. - 17:19 #75458
Комментарии: 33

Зарегистрирован: 1 Август 2010 г. - 17:02
Народ, я тут новенькая. Как выкладывать свой фанфик, или это могут лишь участники со стажем?
Spyhedg | 1 Август 2010 г. - 18:05 #75462
Комментарии: 669

Зарегистрирован: 23 Декабрь 2006 г. - 12:32
В раздел чтиво ничего нельзя выкладывать с 2006 года. Уже давно все фанфики и прочее выкладываются на форуме, в данном разделе.
SamilyaTheCat | 2 Август 2010 г. - 15:44 #75532
Комментарии: 33

Зарегистрирован: 1 Август 2010 г. - 17:02
Ясненько, спасибо.
Jacky_Ventura | 9 Июнь 2012 г. - 03:06 #118380
Комментарии: 1317

Зарегистрирован: 21 Май 2012 г. - 15:53
Гмм прикольно, но до меня тебе еще учиться и учиться Х)
YoshSergey | 3 Март 2014 г. - 17:33 #152302
Комментарии: 17

Зарегистрирован: 14 Июль 2012 г. - 19:25
Ого в конце есть стихотроения

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий на этом сайте - пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь здесь , чтобы зарегистрироваться

Привет,

Логин:

Пароль:


Запомнить меня

[ ]
[ ]
[ ]

Баннеры

vk Крупнейший российский портал, посвященный Sonic the Hedgehog
© 2004–2016 SonicCIS
Sonic the Hedgehog and related characters are © SEGA and Sonic Team
admin©sonic-world·ru
[designed by V3]
Время генерации: 0.2977 сек., 0.0174 из этого заняли запросы. Запросов БД: 51.