навигационная цепочка

Восьмой изумруд Хаоса ч. 2

Часть 2: Дисгармония
Добавлено: 11 Август 2005 г.
Добавил: Lyssa Mimosa. список авторов печатать элемент каталога создать pdf-файл  элемент каталога
категория Fanfiction
комментарии: 9
 9.8 - 7 голосов -

Вторая часть моего фанфа.

8) Тайны острова Демонов.

После неудачного заплыва Соник простудился. Но всё равно утром он пошёл на встречу с Наклзом. Когда тот увидел, в каком Соник состоянии, начал сомневаться, стоит ли тащить его в поход за изумрудом.

- Соник, мне кажется, тебе не стоит идти со мной. Я и сам могу отлично справиться, - гордо отчеканил Наклз.

- Я не сомневаюсь, Наклз, но это дело довольно ответственное и рискованное. Ведь на острове Демонов никто никогда не был. Это место считается проклятым. Я не верю в проклятья, но, должно быть, там есть какая-то опасность, - сказал Соник и чихнул, подтверждая, что это правда.

- И что ты предлагаешь делать? – небрежно спросил Наклз, на что Соник ответил:

- Подождать немного. Вот я немного оклемаюсь, тогда и пойдём вместе.

- Да-а?! А об острове Ангелов ты подумал? Без энергии изумруда он может рухнуть с высоты в любую минуту! И я этого не допущу! Всё! Решено! Иду один. Прощай.

Наклз резко развернулся и побежал в сторону озера. Соник хотел было его догнать, но тут снова чихнул, подумал, что, и правда, из него сейчас никудышный помощник, и решил: будь, что будет!

До острова Демонов пришлось добираться вплавь. Вода утром была гораздо холоднее, чем ночью, и поэтому Наклз ужасно замёрз. Но он старался не обращать на это внимания и пошёл к вулкану. Почва под ногами была какая-то странная. На острове ничего не росло, даже обычной травы, только мелкие, но острые камни хрустели, когда на них наступали. Всё здесь было серого цвета, даже небо над островом казалось серым. В воздухе был неприятный специфический запах, характерный только для этих мест. Что ещё добавить? Ах, да, тишина! Зловещая тишина, нарушаемая только хрустом рассыпавшихся под ногами мелких камней. Казалось, остров вымер. «Ну, вот и хорошо, - подумал Наклз, - Заберу камень и вернусь домой». Он подошёл к подножию вулкана. Вулкан был не так уж и высок, как казался с побережья, и вскарабкаться на его вершину казалось плёвым делом. Но не тут-то было? Порода, из которой состоял вулкан, от ударов костяшками рассыпалась, как песок, и не за что было уцепиться. Наклз избрал другой подход: разбежавшись, он прыгнул ввысь и, надеясь, что выше камень станет твёрже, опустился на поверхность вулкана. Там его подстерегала очередная незадача. Действительно, костяшки на правой руке глубоко вошли в породу, которая не рассыпалась, но почему-то вытащить их оттуда не удавалось. Разозлившись, Наклз с силой дёрнул руку, но костяшки так и остались в толще скалы. «Ничего, у меня ещё осталась пара на левой руке!» - подумал Наклз и совершил очередной прыжок ввысь, после чего, оказавшись на вершине вулкана, чуть не свалился в кратер. Повиснув на левой руке, он не мог зацепиться правой, потому что костяшек на ней уже не было, а краешек кратера, за который он держался, начал потихонечку рассыпаться. Наклз посмотрел вниз: было достаточно темно, но можно было отчётливо разглядеть острые вершины больших камней, которые, как пики, торчали вверх. Наклз начал очень сильно жалеть, что не взял с собой Соника. Когда кусок скалы почти отвалился и Наклз настроился на погибель, внезапно он услышал знакомый голос: «Вот ведь так и знала, что один пойдёт!» Эклипс ухватила ехидну за свободную руку и вытащила из кратера. Оправившись от шока, Наклз, не поблагодарив Эклипс, коротко спросил:

- А ты чего здесь делаешь?

- Над тобой смеюсь! – ответила та.

Из благодарности Наклз сделал вид, что не слышал последней фразы, и молча начал спускаться в кратер немного подальше от места, где были острые камни. Эклипс последовала за ним. Когда оба они спустились на дно, на их пути возникло два отверстия в стене.

- Необходимо разделиться, - спокойно сказал Наклз.

- А ты уверен, что справишься? – сказала Эклипс с какой-то странной улыбочкой.

- Ты во мне сомневаешься? – со злобой спросил Наклз.

- Да, конечно. Если в своё время ты меня остановить не смог...

- Замолчи! Не веришь – докажу! – и Наклз, обидевшись, рванул в одно из отверстий. Эклипс немного подождала и пошла не в другое, а вслед за ним, только неслышно, чуть поодаль, оставаясь незамеченной. Через пару минут ходьбы Наклз увидел слабый свет. В конце тоннеля была маленькая площадка, в центре которой находился изумруд Хаоса. Эклипс, затаившаяся за камнем, подумала: «Не сам же он упал сюда. Должно быть, остров не такой уж и необитаемый, каким кажется на первый взгляд». И в тот же момент её догадка оправдалась: чья-то сильная рука закрыла ей рот, другая крепко держала руки. К носу ей поднесли тряпку, смоченную какой-то жидкостью. Сделав вдох, Эклипс застыла на месте. Её парализовало.

Наклз долго стоял, любуясь камнем. Потом к нему в голову пришла мысль: «Слишком уж всё просто!» Настороженный, Наклз сделал шаг к изумруду, за ним ещё и ещё один. Немного ослабив бдительность, он сказал вслух, видимо, обращаясь к изумруду:

- Теперь я заберу тебя обратно, на остров Ангелов! – но за вопросом последовал ответ:

- Только через мой труп!

Наклз оглянулся. Из мрака тоннеля медленно вышла фигура крота.

- Да кто ты такой? – Закричал ехидна.

- Я Бучер. Я охраняю этот изумруд от таких, как ты.

- Да, ты хранитель? А кто же тогда я? – в бешенстве прокричал Наклз.

- Ты – рухляк, - спокойно ответил Бучер.

- А за это ты у меня ответишь! – и Наклз с разбегу попытался нанести удар с левой, но его кулак остановила сильная рука Бучера. От неожиданности Наклз остолбенел, а крот больно вывернул его руку и сильным ударом вогнал ехидну по пояс в землю. Отойдя на несколько шагов, Бучер встал поближе к изумруду и наблюдал, как Наклз вылезает из земли. Держась за больное плечо, ехидна встал на ноги и впился взглядом в глаза противника, которые почему-то смотрели «в никуда». Бучер был таким же «эмоциональным», как стена. Наклз разбежался ещё раз и замахнулся здоровой рукой для удара, но Бучер изловчился и, увернувшись, располосовал ему глаз и щеку острыми, как лезвия, когтями для рытья тоннелей. Вытерев кровь, а точнее, размазав её по лицу, Наклз повторил попытки нанести Бучеру удар, но в результате лишился нескольких зубов. Размахнувшись в очередной раз, Наклз снова напал первым, в этот раз он угодил кроту прямо в глаз. Но тот тоже не растерялся: полоснул Наклза когтями в грудь. Тот успел вовремя отскочить, иначе рана была бы очень опасной. Когти повредили только кожный покров. Бучер, втянув когти, ударил Наклза, и тот, отлетев далеко в сторону, бессильно лег на пол. Он тихонько простонал. Но не от боли, а от сознания того, что Бучер действительно сильнее его. Тот посмотрел на Наклза и выразительно повторил: « Рух-ляк!»

Наклз попытался встать, при этом опёрся на обе руки, но тут же, вскрикнув от боли, снова лёг на пол. После секундной передышки он снова встал на четвереньки, но опираясь только здоровой рукой. Когда он поднял глаза, увидел следующую картину: Бучер, глядя на изумруд, попросил его дать ему энергию. В ответ на это в сторону крота от изумруда потянулись зелёные лучи, освещавшие всё тело, и глаз, подбитый, Наклзом, вновь стал здоровым.

«Не может быть, - подумал Наклз, и на глаза ему начали наворачиваться слёзы, - Не может быть, чтобы изумруд, который я так бережно охранял, сам отдаёт свою силу для того, чтобы прикончить меня...» Ему больше не хотелось сражаться. Дрожащим голосом ехидна прошептал:

- Бучер...

Крот повернулся в его сторону.

- Добей... меня.

- Это не в моих компетенциях. Я только охраняю камень, - сказал крот так же спокойно, как и всегда.

Не знаю, чем бы всё это кончилось, но из тоннеля вышла старуха в лохмотьях. Она подошла к Бучеру, что-то тихонько прошамкала ему, затем сделала несколько шагов в сторону Наклза.

- Больно? – спросила она.

Наклз не ответил.

Тогда старуха встала перед ним на колени и, нашёптывая что-то, замахала руками. Боль сразу же прекратилась. Наклз поднялся на ноги вместе с незнакомкой и узнал, что не только выбитые зубы, но даже костяшки на месте.

- Иди за мной, Наклз, - и старуха махнула рукой.

Наклз последовал за ней.

- Обидишь её – голову сверну, - прошипел вдогонку нахмурившийся Бучер.

Ехидна следовал за крысой по длинному тоннелю. Наконец, он решился заговорить с ней.

- А куда вы меня ведёте, мадам...

- Не «выкай». Я здесь одна, а не много нас. Называй меня просто Адита. Меня все так называют. Вернее, раньше называли.

- ???

- Раньше, до того, как выгнали. Меня считали злой. А я не злая. Меня ненавидели за то, что я говорила.

- За что? Неужели за ложь?

- Думаешь, на этом свете ненавидят за ложь? И-и, не тут-то было! За правду ненавидят, за правду! Правда глаза колет! Вот так то! Я бы рассказала тебе пару историй из моего опыта, да у меня есть информация поважнее, Наклз.

- Да, кстати, откуда вам, то есть, тебе, известно моё имя?

- От твоей матери.

- Но она ведь... погибла вместе со всеми.

- Вот об этом-то и хотела рассказать. Слушай внимательно и не перебивай. Однажды жил да был себе один народ. Слишком гордым он был, слишком самоуверенным. Решено было им стать самым великим народом. Для этого похитили они сокровище. Да не у кого-нибудь, а у самого Него.

- Кого это Него? И вообще, какое отношение...

- Тихо. Я же сказала: не перебивай! Значит, похитили они у Него сокровище. Сокровище это могло сделать его властелина бессмертным и давало силу распоряжаться судьбой всей Вселенной. Да не знал никто, как им правильно пользоваться. А когда узнал Он о том, что народ похитил Его сокровище, решил Он отобрать их бессмертные души. И пришёл он из хаоса да стал собирать урожай из душ. Всех нашёл, да одну душу не нашёл. Была в том народе женщина, знавшая, как обмануть Его. И обратилась она за помощью к сокровищу, да была услышана. Напустили в глаза Его туман да дурман, заставили ноги Его вспять повернуться, руки его не смогли дотянуться. Не убереглась та смелая женщина, да ребёночка своего схоронила...

- И что это значит?

- А сам-то как думаешь?

- По-моему, там что-то говорилось про хаос. Значит, вполне вероятно, что сокровище – изумруд Хаоса.

- Верно.

- А та женщина? Адита...

- Да, что уж греха таить, мамка твоя ученицей моей была.

- Значит, единственный оставшийся ... это...

- Это ты.

9) Бучер и Адита.

Наклз не знал, что делать со всей этой информацией, которую он получил от Адиты, и просто молча шёл за ней. Теперь, хоть ему ужасно хотелось поговорить с ней, но он не решался: вдруг откроется ещё одна тайна, без которой живётся гораздо спокойнее. Ехидна практически не смотрел на дорогу, полностью погрузившись в свои мысли, перерабатывающие Адитин монолог. Он не заметил, как крыса привела его в какую-то тёмную каморку, заканчивающуюся тупиком. На стенах были развешаны пучки трав, которые, видно, были принесены не с острова (на нём же ничего не растёт). Посередине было что-то вроде стола, на чём лежала огромная книга, страницы которой перелистывались сами собой. Адита убрала книгу, пожив её прямо на пол, отчего та обиженно захлопнулась, усадила Наклза за стол, а сама расположилась напротив. Помолчав немного, она нараспев заговорила скрипучим старушечьим голосом:

- Ты пришёл забрать сокровище? Да, я знаю. Иначе зачем бы тебе здесь появляться. Не волнуйся, я тебе его отдам, вот только не сейчас.

- Но медлить нельзя! Остров...

- Тише, тише, не тарахти! Знаю я всё про твой остров! И про метаморфозы камня знаю!

- Метаморфозы – это тогда, когда он превратился в зелёненькую жидкость? А что это значит? Почему это произошло?

- Куда ты спешишь?! Понимаю, понимаю... Бабка старая, бабка постылая...

- Нет, вовсе нет! Вы меня неправильно поняли!..

- Опять это «выканье»! Сколько можно!

- Простите ... Нет, прости, Адита...

- Да дашь ты мне сегодня слово сказать или нет?! Думаешь, больше моего знаешь?

-...

- То-то же. Ладненько, раз уж тебе так не терпится меня спросить, давай, спрашивай, твоя взяла.

- Вы говорили, то есть, ты говорила, что отдашь мне камень потом. Но тут есть одна проблема...

- Молчи. Сама знаю. Ты беспокоишься, что остров Ангелов рухнет вниз без сокровища. Да не боись. Не рухнет. Три месяца, три месяца будет висеть он над всей остальной сушей и без изумруда. А мне нужно всего-то полтора месяца.

- Но зачем тебе камень?

- Как зачем? – Адита добродушно улыбнулась, - Ты так спрашиваешь, как будто знаешь, что с ним делать.

- Конечно, знаю. Его можно использовать как очень мощный источник энергии.

- Источник, говоришь, энергии, говоришь? – Адита засмеялась каким-то скрипучим смехом, - А знаешь, на что это похоже? На то, когда дети малые с телефоном играются, в трубку кричат, думают, что они совсем как мамка с батькой. И хорошо-то у них получается, и весело, да что толку с того? Только вещь портится. Вот тебе и источник энергии.

- Но как же тогда правильно использовать изумруды?

- Всё-то ему скажи, всё покажи да по полочкам разложи! А любопытной Варваре на базаре что сделали? Нос оторвали. Оторвать-то оторвали, да обратно не пришьёшь. Меньше знаешь – дольше проживёшь.

«А по ней и не скажешь», - подумал Наклз. И как только он это подумал, Адита тут же ответила:

- А это потому, что сижу я тихо, не высовываюсь и в чужие дела не лезу.

- Адита, ты читаешь мысли? – Робко спросил ехидна. Он чувствовал себя очень неловко и опасался, что Адита разозлится и не скажет ему ничего больше.

- Вообще-то я стараюсь этого не делать. Тебя я услышала случайно: уж слишком громко ты думаешь, слишком открыто. А так я стараюсь в чужие головы не заглядывать: мало ли, чего там отыщешь. Потом и не рад будешь. Спокойнее живётся незнающему. Нет, не умеешь ты прятать свои мысли, не умеешь. Не читай я их, всё равно бы догадалась, о чём ты подумал. Это плохо. Очень плохо. Только врагам от этого хорошо. Учти это.

- Ладно, Адита, всё-таки скажи, зачем тебе изумруд?

- Ишь ты, ишь ты! Скажи да скажи! А если самому подумать?

- Но Адита...

- Твоя взяла! Слушай внимательно и не перебивай. Слушаешь? Хорошо.

Камень этот не просто источник энергии, как ты говоришь, он источник власти. Да не простой власти. Такой, что ты и представить себе не можешь. Если тот, в чьих руках находится изумруд Хаоса, знает, как с ним правильно обращаться, он может управлять жизнью всей Вселенной! И только Господь Бог будет властен над ним.

- А ты знаешь, как управлять Вселенной?

- Да не перебивай же! Господи, какой ты нетерпеливый! Даже если бы я это знала, никогда бы не стала этого делать.

- Но почему?

- Ой, какой ты ещё глупенький! Ведь от одной моей дурной мысли может погибнуть всё сущее. А у меня, отшельницы, такие часто бывали, особенно в былую пору...

- Из-за того, что тебя ненавидели?

- Да, вот тут ты прав. Я и ушла-то сюда не для того, чтоб с тобой лясы точить. А знаешь, для чего?

- Для чего?

- Отмстить я хотела. Да сильно! Зло так меня и брало. Уединившись, решила я изучать книги мудрые, чтобы знать, как лучше отмстить. Но чем больше я их читала да ума набиралась, тем меньше зло меня терзало. Вот что мне книги мои подсказали: если стану я творить зло, то обидчики только убедятся в том, что были правы на счёт меня. И клевета их обернётся реальностью. А если примерюсь я с долей горькою и прощу, то докажу, что они ошибались. Вот тогда-то и будет истинная справедливость.

Адита, видимо, впечатлённая тем, что рассказала сама, начала ходить по комнате из стороны в сторону. Затем она пошла в самый дальний и тёмный угол. Что она там делала, было не видно из-за темноты, но Наклз слышал, как со скрипом открылся какой-то сундук или шкатулка, как знахарка ворошила в нём худыми, костлявыми пальцами. Наконец, она нашла, что ей было нужно, со скрипом закрыла сундук или шкатулку. После этого возня прекратилась. Спокойным шагом, чуть прихрамывая, старая крыса подошла к Наклзу, взяла своей высохшей рукой его ладонь. Ехидна почувствовал, как что-то маленькое и холодное коснулось его руки. Адита посмотрела ему прямо в глаза и тихонько прошептала:

- Держи. И не теряй его никогда.

- Что это?- спросил Наклз, разжав руку и разглядывая подарок. На его ладони был маленький фиолетовый камень, огранённый в какую-то причудливую форму, висящий на тоненькой ниточке.

- Это – амулет. Он тебе пригодится. Для тебя такая вещица будет полезнее всякого изумруда. А теперь ступай. Приходи через полтора месяца за изумрудом. Иди прямо по коридору, а дальше Бучер тебя проводит. И не сердись на него. Возможно, со стороны этого не видно, но я-то знаю: в нём нет ни капли зла. У него душа ребёнка, который слепо верит во что-то. В данном случае, он верит мне.

Наклз попрощался с Адитой и пошёл по пути, указанному ею. В коридоре было ужасно темно. Ехидна не видел дороги и то и дело спотыкался обо что-то, падал, но опять поднимался и шёл. Вдруг совсем близко от него в кромешной тьме загорелись два глаза.

- Ну, наконец-то! Я уж думала, что тебя захватили в заложники! – Эклипс подошла поближе и зашагала рядом с Наклзом.

- Ты даже не представляешь, что я узнал! – с какой-то гордостью сказал Наклз.

- Ещё как представляю. Я всё слышала.

- А, кстати, почему ты пошла за мной? Боялась остаться одна?

- Как бы не так. Я за тебя волновалась. Если бы Адита не появилась вовремя, ты бы превратился в напольное покрытие.

- Могла бы и помочь, если уж на то пошло...

- Не могла. При всём желании. Этот Бучер подкрался сзади и дал понюхать чего-то парализующего. Так что я всё видела, а помочь – извини. Потом я оклемалась и побежала за тобой и Адитой. А дальше сам догадаешься. Надеюсь.

Бучер ожидал у выхода из тоннеля, по которому шли Наклз и Эклипс. Когда они поравнялись с ним, он молча развернулся, сделал знак рукой и пошёл вперёд. Наклз и Эклипс последовали за ним. Крот привёл их к стене, коснувшись участка которой, он открыл потайную дверь. За ней скрывались ступеньки, ведущие наверх.

- Идите вверх по лестнице. Там выход, - сухо и всё так же спокойно сказал Бучер, - И это... извините за «тёплый приёмчик». Но всё-таки, Наклз... ты рухляк.

После этих слов Бучер развернулся и ушёл. А Наклз и Эклипс пошли наверх, к свету.

Темнота. Вот что по-настоящему привлекало Бучера. Темнота, кромешная темнота. Ради неё он готов был на всё. Пусть кто-то радуется Солнцу, он был не против. Лишь бы никто не нарушал тишины и спокойствия, не вторгался в сокровенную Темноту. Единственная, чьё общество Бучер считал приемлемым и даже необходимым, - Адита. Она была ему как мать. Нет, даже больше, чем мать, как духовная наставница, источник Истины пи Знаний. Пусть все говорят, что ученье – свет, но Бучер знал, что это не так. Свет перестал существовать для него с самого раннего детства. В результате несчастного случая он ослеп... Но, тем не менее, он прекрасно ориентировался в пространстве при помощи очень тонкого слуха, так, что его слепота оставалась тайной для окружающих. О ней знала только Адита, которая, возможно, уже забыла об этом. По крайней мере, она не акцентировала на этом внимания и обращалась с Бучером безо всяких поблажек. Темнота тоже знала тайну крота и охраняла её. Темнота...

Путь к совершенству.

1) Предназначение.

- Соник, тебе что-нибудь нужно? – спросила Эми.

- Нет, апчхи, спасибо, - ответил он и громко высморкался.

- Может, принести лекарство?

- Не стоит, апчхи.

- Или новый носовой платок?

- Говорю же, апчхи, не надо.

И Эми с чувством выполненного долга вышла из комнаты. «Соник обязательно заметит, какая я заботливая. А эта Хантер даже и не знает, наверное, что Соник простыл из-за неё. Вот увижу её... Не забыть бы молоток». Погружённая в подобного рода мысли, она столкнулась с Тэйлзом.

- Ай, куда ты только смотришь? – сказала Эми, медленно поднимаясь с пола.

- Извини, я просто задумался, - виновато ответил Тэйлз.

- А о чём, если не секрет?

- Я так подумал и решил: нам неплохо было бы устроить пикник на природе. Сегодня очень тепло и солнечно. Возьмём с собой Крим и Чиза, да и Сонику свежий воздух пойдёт только на помощь.

- Ты что, ему же надо лежать!

- Разве ты не знаешь нашего Соника? Думаешь, он сможет проваляться в постели целый день? Наверняка, он опять отправится искать приключений на свою голову. А если он будет с нами, тебе же будет лучше, не так ли?

- Да, ты прав. Пойду, поговорю с ним об этом.

- Не надо, апчхи, я всё слышал, - раздалось из комнаты. В тот же миг Соник появился в дверном проёме.

- Ну что, ты поедешь? – с надеждой в голосе спросила Эми.

- Поезжайте пока без меня, я вас потом догоню, апчхи. У меня на сегодня есть кое-какие дела, - и Соник, сжимая в руке носовой платок, понёсся в неизвестном направлении.

- Что же делать Тэйлз? – с грустью спросила Эми.

- А что тут сделаешь? Поехали, а Соник к нам потом присоединится. Ты же знаешь, он своего слова не нарушит.

- Да, ты прав... Пойду, позову Крим.

Хантер сидела на берегу озера и смотрела на небо. Над её головой кружился изумруд, перевоплотившийся в чёрного ворона. Хантер думала о том, как исполнить пророчество, как восстановить Гармонию, но при этом не ущемить ничьих интересов. Она уже была у Адиты. Та сказала ей, что Наклз просто так изумруд не отдаст. А воровать Хантер не намерена. Теперь её главная задача – убедить Наклза отдать ей изумруд. Но это не единственная проблема. Для того, чтобы изумруды вернулись на их историческую родину или хотя бы к Нему, нужно было, чтобы кто-то проводил их. А в ритуале репатриации изумрудов Хаоса есть такой момент, когда души восьми изумрудов и провожающего, The Miracle, сольются в единое целое и начнут информационно-энергетический обмен. В этот момент Miracle получит власть над судьбой всей Вселенной. И если, не дай Господь, в это время в его душе всплывёт хоть одна дурная мыслишка, всё канет в Небытие. А Небытие это даже не Хаос. Это просто «ничего». Вся масса перейдёт в энергию. А душа без материальной оболочки ничего не может сделать. Значит, если в Небытие – то навсегда...

Хантер хотела было сама выступить в роли Miracle, но она знала, что во время энергообмена её прошлое вывернут наизнанку, и она может в решающий момент вспомнить кое-что не радужное из своего детства. Если попробовать Адиту... Да, что говорить, она уже давно не молода. И силы у неё уже не те. Есть опасность, что у неё не хватит энергии, чтобы поддерживать коридор Времени и Пространства, по которому уйдут изумруды. Ладно, кто ещё может выступить в роли Miracle? Шэдоу? Конечно, он легко удержит коридор, но вот насчёт полной чистоты мыслей... Тикал? Да, она подходит. Но вряд ли мне удастся с ней договориться. Она же ненавидит ведьм, и чёрных, и белых. Сомневаюсь, что она согласится помогать прямому потомку чёрной ведьмы. Значит, нужна новая чистая душа, такая как у ребёнка!» Когда Хантер подумала об этом, изумруд перестал кружиться над её головой, замер в воздухе прямо перед ней, затем полетел и поманил гиену за собой. Хантер послушно побежала вслед за изумрудом Хаоса. Он привёл её на поляну, сплошь усыпанную цветами. Откуда-то из гущи цветов слышался детский смех. Хантер тихонько подошла поближе и увидела маленькую девочку и чао, летающего рядом с ней. Девочка плела венок из цветов. Гиена безмолвно стояла и слушала.

- Правда, красивый венок? Как ты считаешь, Чиз? – спросила малышка у своего друга. Тот что-то ответил ей. Видимо, это означало «да», потому что лицо девочки просияло.

- А раз тебе нравится, примерь его! – с этими словами она надела венок на голову чао, и тот благодарно закивал ей в ответ.- Тогда я сплету себе ещё один. Тут так много цветов, что на всех хватит! Ой, что это? – вскрикнула девочка, когда какая-то маленькая птичка выхватила клювиком цветок у неё из руки. Потом малышка проследила за «воровкой» взглядом и сказала:

- Какая красивая птичка!

- Ты, значит, любишь птичек? – наконец-то заговорила Хантер.

Девочка вздрогнула от неожиданности, потом повернулась, увидела Хантер и ответила:

- Да, очень!

- А эта птичка тебе нравится? – спросила Хантер, указывая на чёрного ворона, сидящего на её руке. Конечно, ворон – это перевоплощённый изумруд.

- Какая-то она невесёлая... – после непродолжительного молчания сказала малышка.

- Это потому, что она очень давно оторвана от дома. Я хочу вернуть её и семь таких же птичек обратно, на родину.

- Как здорово! А эта птичка – твой друг?

- Она мне больше, чем просто друг. Как бы это сказать... Она – это смысл моей жизни.

- А что это значит? – спросила малютка.

- Это значит, что птичке нужно помочь. А ты хочешь, чтобы она и её друзья вновь оказались дома?

- Конечно! А я могу помочь? – с готовностью спросила девочка.

- Надеюсь, да. Кстати, я Хантер, а тебя как зовут?

- Я – Крим. А это, - указала на чао, - это мой маленький дружок Чиз.

- Очень приятно. Скажи мне, Крим, ты сейчас занята?

- А что?

- Просто я хочу, чтобы ты со мной кое-куда прогулялась. Клянусь, это ненадолго.

- Это нужно для птички?

- Да, угадала.

- Тогда я согласна! Вот только друзья будут волноваться, если я задержусь...

- Скажи им, что отлучишься ненадолго. Только не называй им моего имени, пожалуйста.

- А почему?

- Так, на всякий случай. Пусть оно останется нашим секретом.

- Секретом... Ладно, сейчас, подожди, я сбегаю вон за тот холмик. Там мои друзья Эми и Тэйлз. У нас сегодня пикник. Я быстро... Ой, я чуть не забыла... Хочу спросить, как зовут твою птичку?

- Называй её... Изумруд.

- Изумруд?

- Да, ты верно поняла.

- Это не в честь изумрудов Хаоса?

- Верно! Какая ты умница!

- Спасибо, - и Крим с Чизом скрылись за холмом.

Через пять минут Крим вместе с Чизом вернулась к Хантер. Гиена неторопливо пошла в сторону озера, а птица летела чуть впереди. Крим держала Чиза на руках и семенила сзади. Через несколько минут она стала идти заметно медленнее.

- Ты устала? – спросила Хантер.

- Да, немного, - ответила Крим, а Чиз пропищал что-то вместе с ней.

- Изумруд, помоги нам! – обратилась к птице Хантер. Изумруд повис в воздухе и, видимо, не собирался помогать.

- Он поможет только тогда, когда ты сама попросишь его об этом, - констатировала гиена.

- А у меня получится? – Крим перевела взгляд с птицы на Хантер.

- Если постараешься – да.

- Изумруд, пожалуйста, помоги мне! Я так устала...

И птица, увеличившись в размерах, села на землю перед Крим. Хантер подняла девочку и усадила на ворона. Тот плавно взлетел, но не поднимался выше нескольких метров, так как Крим было страшно.

- Вот это здорово! – восторженно крикнула она, - Не знала, что Изумруд так умеет!

- Он ещё и не то может!

- Какая замечательная птица!

Когда Крим сказала это, изумруд начал сиять чуть ярче. Казалось, что его глаза улыбаются, но, возможно, это только казалось.

«Изумруду небезразлично мнение этой девочки, - подумала Хантер. – А это может означать только одно: она и есть Miracle. Теперь только нужно подготовить её к исполнению миссии. А это уже вопрос времени».

- Хантер, а куда ты меня ведёшь? – полюбопытствовала Крим.

- О, это место особенное. Хоть тебе не понравится его название, но там живёт моя духовная наставница и мой хороший друг.

- А как же называется это место?

- Я веду тебя на прекрасный вулканический остров. Он называется Остров Демонов.

- Демонов...

- Да не бойся ты. Всё равно демонов там нет!

- Правда?

- Правда.

- А что там, на острове?

- Там есть большой спящий вулкан, в кратере которого живут мои друзья. Мы спустимся в кратер. А изумруд подождёт снаружи.

- Но почему он не пойдёт с нами?

- Так надо. Ещё не пора.

- А когда настанет пора?

- Тогда, когда ты будешь готова помочь ему.

- Пошли быстрее! Я хочу, чтобы поскорее пришла эта пора!- и изумруд, повинуясь желанию Крим, полетел быстрее, так, что Хантер еле поспевала за ним.

2) Юная Miracle.

Хантер и Крим стояли у подножья спящего вулкана. Первая вытянула вперёд руки и медленно развела их в стороны. В это время стена вулкана начала тоже расходиться в разные стороны, образовав тоннель, у которого имелась винтовая лестница, ведущая вниз. Хантер шагнула туда и пошла вниз по лестнице. Крим пошла за ней. Чиз же предпочёл остаться с изумрудом снаружи. Крим уже начинала жалеть, что пошла вслед за Хантер. Не так она представляла себе это место. Было очень страшно, и малышке хотелось домой. Постепенно в тоннеле стало настолько темно, что Крим перестала видеть Хантер, идущую впереди неё. Та, чувствуя страх своей спутницы, взяла её за руку. В этот момент В глазах крольчихи что-то замелькало. Но это длилось всего пару секунд. Крим немного успокоилась, хотя ей по-прежнему очень хотелось домой, к маме. Но вот тьма стала рассеиваться. В конце тоннеля появился свет. Этот свет был какой-то тёплый и мягкий, не такой, как от солнца. Крим нравился этот свет. Она узнала его.

- Изумруд Хаоса! – воскликнула она,- Но что он здесь делает?

- Сияет, - ответила Хантер, и Крим поняла, что дальнейшие вопросы задавать бесполезно. В тот же миг она почувствовала, что ступеньки уже закончились, посмотрела вперёд и увидела изумруд Хаоса. Откуда-то донеслось:

- Стой, кто идёт?

- Спокойно, Буч, свои,- спокойно ответила Хантер. После её слов из тёмного угла помещения, в центре которого стоял изумруд, начала вырисовываться фигурка крота.

- Знакомьтесь: Бучер – Крим.

- Очень приятно, Крим, теперь извини, нам с Хантер надо отойти на пару минут, - сказал Бучер, и Крим заметила, что он смотрит не на неё, а куда-то поверх неё.

Отойдя туда, где Крим не могла ничего услышать, Бучер немного нервно обратился к Хантер:

- Кого ты сюда приволокла? Что ещё за девчонка?

- Спокойно, Буч, если я привела её, то это необходимо. Неужели ты думаешь, что я провожу обзорную экскурсию?

- Но кто эта девчонка?

- Она Miracle.

- Miracle? Не может быть! Адита как-то говорила мне, что настоящая Miracle – Маша Эггман...

- Да, ты прав, но Маша нам уже не поможет. А Крим вполне сгодится. Некогда объяснять, но у меня есть основания, чтобы говорить это.

- Хорошо. Поверю тебе на слово. Пойду, позову Адиту. Интересно, как она отнесётся к твоей Miracle. Я, конечно, не вижу её, но можно судить по голосу, что она – соплячка.

- Хорошо. Позвать Адиту – первая разумная мысль за весь наш с тобой разговор. Мы ждём вас.

Хантер вернулась к Крим. Та уже начала беспокоиться, что её оставили одну.

- О чём вы говори, Хантер? И почему так долго? – с долей возмущения в голосе спросила Крим.

- О тебе, милая. Слушай меня: сейчас сюда придёт Адита. Это учительница моей мамы и моя тоже. Теперь она может стать и твоей учительницей.

- А чему она учит? – с интересом спросила Крим.

- О, это наука о контактировании с тонким миром. Также она может научить тебя простейшим приёмам магического мастерства. В серьёзную магию я тебе углубляться не советую: это дело не обходится без негативных последствий.

- Что за последствия?

- Резкое изменение отношения окружающих. Причём не в лучшую сторону.

- Это когда тебя ненавидят?

- Именно. Какая ты у нас умница: всё схватываешь на лету! Адите просто будет нечего делать с тобой! А вот и она! – сказала Хантер, указав на тоннель, находящийся в противоположной стене. Оттуда вышел Бучер, придерживающий Адиту. Та была уже очень стара и еле передвигала ноги. Но на встречу с Хантер она вышла. Это был второй раз за три месяца, когда она выходила к гостям (первый раз – встреча с Наклзом).

- А вот и наша Крим! – сказала она, и её старое сморщенное лицо расплылось в добродушной улыбке. Эта улыбка благотворно повлияла на Крим.

- Здравствуйте, - смущённо ответила она.

- Здравствуй, Адита. Бучер тебя уже информировал? – спросила Хантер.

- Да, конечно. Спасибо тебе, Хантер, за то, что нашла эту девочку, - Адита указала на Крим кивком головы, - у неё голубая аура.

- «Индиго»? – переспросила Хантер, хотя сама поняла, что это так. Адита не сочла нужным отвечать ей и вновь обратилась к Крим.

- Крим, а знаешь, что от тебя требуется?

- Нет...

- Тогда я тебе расскажу. Птица, которую показала тебе Хантер, это восьмой изумруд Хаоса.

- Но разве их не семь?

- Как видишь, нет. Как ты уже знаешь, если семь изумрудов Хаоса собрать воедино, они вновь рассеиваются по всему миру. А знаешь, почему? Нет? А потому, что у шести изумрудов высвобождается энергия, а у седьмого – нет. В официальном наборе есть только три пары противоположных изумрудов: красный – голубой, синий – жёлтый, зелёный – розовый. А белому изумруду такой пары нет. А без пары ему никак нельзя. Конечно, я могла бы объяснить тебе это с точки зрения физики (о потенциальной энергии) или с точки зрения химии ( подобно спариванию электронов на внешнем энергетическом уровне атома элемента), но сомневаюсь, что ты поймёшь.

- Я поняла, что чёрный ворон – это чёрный изумруд, который противоположен белому.

- Да, эти изумруды комплементарны между собой. И когда все четыре пары изумрудов настроятся на одну энергетическую волну, тогда они смогут вернуться в тот мир, откуда они к нам пришли. Нужен кто-то, кто сможет создать эталонную волну. У него должна быть сильная аура. Как у тебя, Крим. Поняла?

- Не совсем... А что это за комплеме...

- Комплементарность? – Ответила Хантер. – Это дополнения друг друга. Принцип «антиген-антитело». А если проще, то смотри:

Хантер взяла два маленьких камешка, лежащих на полу. Они состояли из не очень прочной породы, поэтому она легко разломила их на две половинки. Затем она стала прикладывать кусочки камней друг к другу.

- Видишь, Крим: Эти два кусочка не подходят друг к другу, камень из них собрать нельзя. А если сложить эти два, получается камень, какой был, эти кусочки подходят друг к другу. Это значит, что они комплементарны.

- Теперь понятно. Но что нужно от меня? – спросила Крим.

- Ты – Miracle, - продолжала Хантер. – Твоя миссия – помочь изумрудам Хаоса вернуться домой. Ты должна будешь при помощи своей энергии поддерживать коридор времени и пространства, не давать энергии рассеяться, поддерживать единую энерговолну и ещё много чего подобного. Звучит это, конечно, страшно и непонятно. Но на деле всё гораздо легче и проще. Адита тебя всему научит. Хорошо?

- Хорошо!

- Крим, у тебя ещё есть время? А то я могла бы проверить, на что ты способна, - сказала Адита.

- А это не очень долго?

- Нет, нисколько! – Хантер ответила за крысу.

- Тогда я останусь! – восторженно сказала Крим. Если честно, ей уже было действительно пора возвращаться, но девочку настолько заинтересовало всё то, что сказали ей Хантер и Адита, что она решила остаться. Она вдруг вспомнила о странном взгляде Бучера и тихонько спросила у Хантер:

- Хантер, а почему Бучер никогда не смотрит в глаза тем, с кем разговаривает?

- Потому, что он ... слепой, - ответила она.

- Слепой... – повторила Крим.

Через несколько минут вернулась Адита. В руках у неё была какая-то книга. Адита повернулась к Крим и сказала:

- Смотри на изумруд.

Крим выполняла все её указания.

- Теперь зажмурь глаза и восстанови изумруд в своём воображаемом поле зрения.

Крим кое-как поняла, что от неё требовалось, и представила изумруд.

- Теперь мысленно выдели из него белый изумруд.

Крим постаралась и на этот раз.

- Теперь вытяни руку и представь, что изумруд движется к тебе.

Проделав это, Крим почувствовала, как что-то и вправду оказалось в её ладони.

- Открой глаза и наслаждайся первым триумфом! – закончила Адита.

Крим разомкнула веки и увидела изумруд Хаоса на своей ладони. Она и не ожидала, что способна творить подобные вещи!

- Отлично. Второго задания не будет. Перейдем сразу к третьему. Снова зажмурься и загадай желание. Только оно должно быть добрым: учти это. Для того, чтобы получить желаемое, ты должна очень сильно этого захотеть и не думать ни о чём другом в этот момент. Ясно?

- Да! – Сказала Крим. Она сделала всё так, как сказала Адита.

Через несколько секунд Бучер заморгал и сказал Хантер, стоящей рядом с ним:

- Знаешь, Хантер, я тебя представлял совсем по-другому.

- Буч, ты снова видишь? – Радостно спросила та. Крот довольно закивал головой и сказал:

- Теперь я верю, что Крим – не менее настоящая Miracle, чем Маша Эггман.

Адита снова улыбнулась. Все трое были так рады за Бучера, что совершенно забыли о Крим. А она, бедная, всё не разжимала глаза. Через минуту пол под ногами задрожал, а со стен начали сыпаться куски породы. Крим от испуга открыла глаза. Адита повернулась к ней и вскричала:

- О, нет! Крим послала гораздо больше энергии, чем требовалось для исполнения её желания! Вулкан вобрал лишнюю энергию. Начинается...

И все дружно подхватили фразу:

- ...извержение!!!

В это же время:

Соник избегал все тропинки Зелёных Холмов. Он хотел найти Хантер, чтобы отдать ей гитару, а заодно и похвастаться о том, что он нашёл в себе смелость отправиться в «одиночный заплыв». Но его поиски не дали результатов, и он решил присоединиться к друзьям. Когда он нашёл их, Эми и Тэйлз выглядели очень взволнованно.

- Что случилось? – Соник явно обратился к Тэйлзу, но ответила ему Эми.

- Крим сказала, что отойдёт на пару минут. Она говорила что-то о большой и странной чёрной птице. Но её до сих пор нет.

- Чёрная птица, - задумался Соник, - Наверное, это ворон Хантер...

«Ага, Хантер! – подумала Эми. – Она решила захватить Крим и Чиза в заложники!»

- Кто такая Хантер? – Спросил Тэйлз, - новая подруга?

- Не знаю, - сказал Соник с какой-то грустью.

- Что значит «не знаю»? – возмущённо спросила Эми.

Но отвечать Сонику не пришлось, потому что как раз в эту минуту из кустов вылетел Чиз. Он был очень напуган. Чао призывал друзей следовать за ним.

- Хорошо, Чиз! – Сказал Соник, - Мы с тобой! Тэйлз, заводи Торнадо Х!

- Есть! Полетели!!!!!!!

В это время откуда-то пришёл Наклз. Он сказал, что ему теперь всё равно нечего делать, и предложил свою помощь. Естественно, его приняли в команду.

3) Кризис.

- Без паники! – Бучер был спокоен, как стена, даже при извержении вулкана, спящего уже не одно столетие.- Я выведу Крим и Адиту, а ты, Хантер, позаботься об изумруде.

- Идёт, - так же спокойно сказала Хантер.

Бучер поднял на руки заплаканную Крим и, придерживая Адиту, пошёл к стене, в которой скрывался путь наверх. Но, к несчастью, из-за землетрясения, которое сопровождало извержение, его невозможно было открыть. Тогда Бучер поставил Крим на землю, а сам начал рыть новый проход при помощи когтей. Но это было не так-то легко даже для него: как только появлялся новый сантиметр тоннеля, с «потолка» осыпалась порода, закрывающая два сантиметра. Но Бучер не сдавался. Он никогда не сдавался. Адита крепко прижала к себе Крим, которая, съёжившись в маленький дрожащий комочек, тихо повторяла: «Это я виновата, я». Пол под ногами начал двигаться, камень стал крошиться, и из трещин на полу полилась лава. К счастью, Бучер уже успел выкопать порядочный кусок тоннеля, и Крим с Адитой были в относительной безопасности. Бучер копал быстрее, чем вытекала лава!

Дела у Хантер обстояли хуже. Она пыталась «достучаться» до изумруда и убедить его покинуть кратер. Но всё время слышала только отказ. Силой камень было не сдвинуть. Он будто бы прирос к земле. Ещё у Хантер сложилось такое впечатление, что кто-то зовёт изумруд Хаоса вместе с ней, но только не вверх, а вниз. Лава подступала всё ближе. Но Хантер не бросалась в бегство.

- Смотри, Соник! – крикнул Тэйлз, указывая рукой на остров Демонов, - Кажется, спящий вулкан извергается!

- И именно туда зовёт нас Чиз! – добавила Эми.

- Ясно, значит, будет много опасностей. Наконец-то что-то стоящее! – сделал для себя вывод Соник.

- Остров Демонов... Вулкан... Извержение... – прошептал Наклз, и по мере того, как он говорил это, его глаза расширялись, - О, нет! Там же изумруд Хаоса! Подбавь газу, Тэйлз, я не допущу, чтобы с изумрудом что-нибудь случилось! – И Тэйлз, сопереживая Наклзу, послушно полетел быстрее, насколько позволял ему двигатель.

- Оу, надо же! Сколько дыма без огня! И Торнадо Х летит прямо в самое пекло! Интересно, что там у них стряслось? Пойду, проверю, - и Руж отправилась проверять.

В комнату Джевел на бешенной скорости ворвалась Эклипс. Она ничего не стала объяснять и потащила Джевел за собой. Та, привыкшая к подобным фокусам подруги, послушно пошла за ней. Она усадила её на заднее сиденье своего антигравитационного мотоцикла, дала ей шлем, сама села на переднее сиденье и, наконец, сказала:

- Жёлтый (типа обращение к Джевел, которая была и правда жёлтая), будь готов к пути! На острове Демонов сегодня садюшки не по-детски! Мы должны это увидеть!

- Что?..- спросила Джевел, на это Эклипс коротко отрезала «увидишь» и завела мотор.

Подлетев к острову, Соник и друзья увидели, что лава уже заполнила всё дно кратера. Соник разглядел Хантер, стоявшую на изумруде, потому что вокруг была лава, и что-то говорящую ему. В это время стена вулкана задрожала, осыпалась, и из отверстия показался кулак Бучера с когтями для рытья тоннелей. Наклз первым заметил, как Бучер, Адита и Крим вышли из тоннеля, и указал на них остальным.

- Крим, не бойся, мы с тобой! – Крикнула Эми. После её слов самолёт опустился на землю.

- Ах, Эми, как я рада! – воскликнула Крим, - Спасибо вам всем! Это Бучер, это Адита. Они мои новые друзья.

- После познакомимся! А сейчас надо увезти вас отсюда, - сказал Тэйлз.

Крим и Адита сели на заднее сиденье Торнадо, которое освободилось после того, как оттуда спрыгнул на землю Наклз. Бучер сначала пожелал остаться на острове и помочь, но Адита заметила, что он серьезно повредил руку во время рытья тоннеля, и его решили увезти. Места на него не хватало, поэтому Эми вылезла из самолёта. Соник был против этого, но выбора не было...

- Какая трогательная встреча! – сказала Руж, наблюдая за происходящим с высоты птичьего полёта. – Наверное, я смогу завладеть изумрудом, если проявлю немного инициативы, - и с этими словами она направилась прямо в кратер. Туда же полезли Соник и Наклз. Эми последовала за ними, пока её никто не видел, так как она боялась оставлять Соника и Хантер «наедине».

Дальнейшие события развивались очень быстро и стремительно.

Руж подлетела поближе к изумруду и стала наблюдать за Хантер. А та всё не сдавалась, хотя лава подступила к ней совсем близко. В конце концов, Хантер прыгнула на стену вулкана и стала держаться за какой-то отвесный выступ, который чудом не обвалился. Тогда Руж обхватила обеими руками верхушку изумруда, которая была ещё свободна от лавы, и стала тянуть вверх. Камень не поддавался. В это же время Эклипс и Джевел прилетели на место событий. По распоряжению Хантер, всё так же висящей на стене вулкана, они начали помогать Руж. Наклз начал медленно спускаться по стене вулкана поближе к изумруду Хаоса, чтобы хоть чем-то помочь.

Соник увидел Хантер, беспомощно висящую на отвесном выступе стены вулкана. Он свесился вниз и протянул руку, чтобы вытащить её, но в это время с другой стороны донеслось:

- Ай, Соник, помоги! – Оказывается, кусок породы, на котором стола Эми, начал трескаться и по маленьким осколкам падать вниз. Того и гляди, сама Эми могла последовать за ними. Соник в нерешительности посмотрел на Эми, потом на Хантер. Он понимал, что Хантер может и сама выбраться и надо бы помочь Эми, но упускать такую возможность предстать перед гиеной в наиболее выгодном свете... Проблему решила сама Хантер:

- Соник, чего уставился? Спасай её. Я не нуждаюсь в твоей помощи, - и это «я не нуждаюсь» звучало так...так презрительно!

- Ну беги же, беги!!! Спасай её, тормоз! – уже не сказала, а прокричала Хантер. Соник даже не понял, что нужно обижаться, он просто услышал приказ от Неё, от Хантер, и ринулся на выручку к Эми. Как только он вытащил её, она тут же повисла у него на шее.

В это время Джевел и Эклипс отлетели от изумруда, видя, что все усилия напрасны. А Руж дёрнула изо всей силы и, ко всеобщему удивлению, вырвала изумруд из лавы. Но через мгновение она сама была не рада этому: отверстие не заполнилось лавой, как должно было произойти по законам физики. Оно начало засасывать воздух, подобно пылесосу, и Руж уже летела туда, уносимая ветром. Эклипс повела мотоцикл поближе к Сонику и Эми, чтобы помочь им. Соник держал Эми на руках и бежал «на всех ногах» в противоположную сторону, но он не продвинулся ни на сантиметр от кратера: с такой силищей засасывало в отверстие. Наклз и Хантер держались за стены вулкана, чтобы не последовать за Руж. Эклипс нагнулась, чтобы схватить Соника за руку, но, не удержавшись, сама упала вниз. Да прямо на Наклза! И они оба полетели в отверстие из лавы. Джевел, видя, что клипс уже не помочь, села на переднее сиденье, затащив Соника вместе с Эми на заднее, и нажала на газ. Медленно, но верно мотоцикл начал двигаться наперекор ветру. Соник напомнил о Хантер, чем ужасно разозлил Эми. Джевел развернула антигравитационный мотоцикл, и все увидели, что спасать Хантер было уже поздно: её силуэт мелькнул в вертикальном коридоре из лавы, по которому улетели вниз Эклипс, Наклз и Руж. Соник, проследив за Хантер, спрыгнул вниз, но коридор исчез под его ногами, а лава мгновенно остыла. Эми позвала его назад, но он даже не повернулся и продолжал тупо сидеть на месте, где исчезла Хантер.

4) Сёстры – дьяволицы.

Наклз открыл глаза. Первое, что он подумал, это: то, что подложено ему под голову, ужасно воняет. Следующая его мысль была: а что случилось? Восстановив в памяти прошедшие события, Наклз оглянулся. Он находился в каменной комнате, в которой царил полумрак. Стены смыкались кольцом, и выхода не было. Рядом с ним сидела Эклипс и потирала шишки, которые она набила во время падения. Повернувшись к нему, она сказала:

- Что, прочухался, наконец? Я уже битый час вот так торчу.

- Во-первых, тебя об этом никто не просил, а во-вторых, это из-за тебя я здесь.

- Ах, бедняжка! – с иронией ответила она, - Если бы ты не прозевал изумруды, ничего бы не было!

- А если бы ты их не крала...!

- Да, что я распинаюсь перед тем, кого сама же обставила? В следующий раз украду из-под тебя весь остров. Надеюсь, хоть тогда ты что-то услышишь...

- А я и тогда всё прекрасно услышал!

- После того, как я три лома погнула?

- Молчи, хуже будет!

- Не заткнёшь!

- Да?! – и Наклз приготовился к удару. – Тогда я тебя просто пожалел, а теперь ты у меня ответишь!

С этими словами ехидна размахнулся и попытался ударить Эклипс. Но она изловчилась и увернулась, а удар пришёлся точно по стене, которая с грохотом развалилась. За выбитой стеной был тоннель, в конце которого виднелся хоть и слабый, но свет.

- А тебя полезно злить! – с этими словами Эклипс ринулась к выходу, но Наклз остановил её.

- Я пойду первый.

- Конечно, - сказала Эклипс и, когда Наклз уде вышел в проход, едко добавила, - дамы всегда вперёд!

- Что-оо? – закипая, прорычал Наклз, и Эклипс проскользнула между ним и стеной тоннеля и побежала вперёд. Злой Наклз бросился за ней.

Руж пришла в себя и с трудом разомкнула веки. У неё ужасно болела голова и немного ныло ушибленное колено. Но, несмотря на это, она поднялась и огляделась. Изумруда рядом с ней уже не было, а сама она стояла на краю какого-то озера, заполненного красной вязкой жидкостью. Наверное, это была лава. Оттого и температура воздуха здесь была ужасно высокая. Через это озеро вела тропинка из камней, разбросанных далеко друг от друга. Руж пришлось бы прыгать, если бы она не умела летать. Так что, можно сказать, ей очень повезло. «Я потратила столько сил, чтобы добыть изумруд Хаоса, а его уже нет. Это нечестно! Пойду-ка я, найду его, пока это не сделал ещё кто-нибудь. А потом уже и подумаю, как мне выбраться отсюда». Решив остановиться на таком плане действий, Руж отправилась на поиски изумруда.

Эклипс добежала до конца коридора и остановилась. Она уставилась на то, что открылось её взору. Наклз, прибежавший чуть позже Эклипс, забыл, что намеревался мстить ей за моральную травму, и тоже начал разглядывать панораму. Они стояли на крохотном отвесе на стене огромной пещеры, внизу которой в самом центре был изумруд Хаоса, переливающийся разноцветными огнями, которые отражали острые кристаллы, свисающие с потолка. Наклз, не раздумывая, направился прямо к изумруду. Эклипс последовала за ним. Но как только они сделали несколько шагов по направлению к камню, поняли, что они здесь не одни. Дорогу им преградила девица. Вид у неё был довольно недружелюбный. На голове её были огромные рога, как у козла, от плеч отходили орлиные крылья, причём весьма потрёпанные, хвост заканчивался шипом в форме стрелы, через левый глаз проходил шрам, какой может оставить коготь, а сами глаза были чёрные-чёрные, будто состояли из одних зрачков. Длинные зелёные космы свисали на плечи. Она оглядела Наклза и Эклипс, которые застыли от изумления, и сказала куда-то в сторону: «Марс, у нас гости». В ответ на это вышла та, к кому обращалась зелёная девица. Она была чем-то похожа на неё: на голове новой незнакомки тоже были рога, но только закрученные у концов во внутреннюю сторону, хвост заканчивался таким же шипом, глаза были тоже чёрные, а вот волосы были малинового цвета. Она смотрела на Наклза и Эклипс тоже довольно недружелюбно. А Наклз не знал, что делать: или сразу перейти в атаку, или сначала выяснить, кто эти девицы и стоит ли вообще с ними связываться. Неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы не вмешалась Хантер. Эклипс заметила, как та появилась из мрака многочисленных ответвлений, которые образует тоннель, и первая прервала напряжённое молчание:

- Хантер! Ну, наконец-то, хоть одна хорошая новость!

- Привет. Фрей, Марс, это свои.

- Спасибо за информацию. А теперь лучше пойди, помоги Темптейшн. Ей ты будешь нужнее.

- Да, ты права, Марс, - и Хантер удалилась.

- Здравствуйте, - обратилась Марс к Эклипс и Наклзу. – Видимо, вы – Наклз и Эклипс?

- Верно, - ответил Наклз, - А кто же вы?

- Пройдёмте со мной. А по пути я вам всё расскажу, - и друзья последовали за Фрей и Марс, которые пошли в ту же сторону, куда направилась Хантер. Пока они шли, Марс начала свой рассказ:

- Ещё задолго до вашего рождения на свете жил Доктор Серпент (Dr. Serpent). Наверное, природа отдыхала на нём, как говорится, и он родился уродом. Из-за этого над ним все смеялись, и его внутренний мир полностью стал соответствовать внешнему. Из-за этих двух причин у него не было друзей, а любимая женщина отвергла его. Вот тогда-то он и задумал сделать всех похожими на него. Для этого он создал себе армию слуг. Он сам их вырастил в лаборатории: ДНК, взятая у кого-то из жителей Мобиуса, подвергалась частичной денатурации путём облучения, на основе изменённой ДНК получались мутанты. Изначально у них был разум раба: любую команду доктора они выполняли, не задумываясь. Но тут Доктор Серпент заметил, что чем меньше воли у мутантов, тем легче они погибают в битвах. И тогда он создал четырёх мутантов, воля которых была почти абсолютно независима. Это я и мои сёстры. Мы подняли бунт. Нужно, однако, заметить, что нам помог один ёжик. Но жители Мобиуса не поняли, что мы на их стороне, и погубили всех мутантов. Остались только мы.

- А доктор же? – спросила Эклипс.

- Он погиб во время извержения вулкана. Если честно, мы не пытались ему помочь.

- А некий ёжик – случайно не Соник? – поинтересовался Наклз.

- Нет. Соник тогда ещё не появился на свет.

Рассказ продолжила Фрей:

- Теперь, когда все мутанты погибли и остались только мы, мы называем себя сёстрами-дьяволицами. Всего нас четыре сестры. Старшая из нас – Льюэрид Марс (lurid Mars), - она указала рукой на Марс, - она не боится огня, потому что сама может превращаться в огонь. Также доктор заложил в Марс особенность играть на чувствах врага и вводить его в состояние бешенства, именно тогда он думает меньше всего и совершает вещи, о которых после жалеет. Старшая средняя сестра – Свит Темптейшн (Sweet Temptation). Скоро вы её увидите. Она способна играть на слабостях, страхах и тайных желаниях врага и тем самым сбивать его с толку и загонять в ловушку. Средняя младшая сестра – это я. Моё имя Круэл Фрей (Cruel Fray). Я всегда стараюсь сломить врага не физически, а духовно. Короче, Серпент был отличным психологом и знал, как надо действовать... Кроме того, враг не может причинить мне вред: шрамы зарастают за считанные секунды, пули не действуют, кровь не вытекает из вен. А четвёртая, младшая сестра – Лунар Иллюжн (Lunar Illusion). Она может мутировать, когда на неё попадает лунный свет. Принцип оборотня, только спектр воплощений гораздо шире. Вот уже месяц как мы не можем её найти. Сейчас Темптейшн просматривает мир, чтобы отыскать Лунар, а Хантер ей помогает.

- Лунар Иллюжн нельзя оставлять одну, - дополнила Льюэрид Марс. – Она думает, что сильная, что справится со всеми трудностями, но это не так. Дьяволицы сильны вместе, но слабы поодиночке.

Тем временем, все четверо пришли в комнатку, где Хантер и дьяволица делали своё дело. С потолка до самого пола свисал огромный кристалл. По обе стороны от него сидели Хантер и Темптейшн. Они сосредоточенно глядели вглубь кристалла, где таилась информация, скрытая для постороннего глаза.

- Марс, я то вижу Лунар, то она исчезает вновь. Не знаю, к чему это, - сказала Хантер.

- И у меня то же самое, - добавила Темптейшн.

Обе девушки встали и повернулись к вошедшим. Тогда можно было полностью разглядеть Темптейшн. Не зря её назвали «Сладкое Искушение»: она была очень красива даже для дьяволицы, для мутанта. Особенно хороши были её глаза, занимавшие бо/льшую часть лица, хотя цвет этих огромных и притягательных глаз был всё такой же чёрный. Сама она была небесно-голубого цвета, и облачена в белоснежную полупрозрачную, воздушную тогу, отличавшуюся от доспехов «Огненного Марса» и отрепьев «Жестокой Драки». Хвост Темптейшн заканчивался таким же шипом в виде наконечника стрелы, но его линии были более округлыми, отчего тот принимал форму сердца. Рожки у неё тоже были, но маленькие и неброские. Да и голос Темптейшн был куда мелодичнее, чем у её сестёр.

- Можете забрать Изумруд Хаоса, - пропела она своим чудным голоском, - нам он теперь точно не поможет. Лунар нарушила обет. Хантер, спасибо за помощь, без тебя мне бы не удалось выяснить это.

- Не стоит, - ответила Хантер. – А что вы будете делать с «Лунной Иллюзией»?

- Мы сами с ней разберёмся. – Ответила Марс. Видно, она была у сестёр за главную, - А теперь проводи друзей к мастер-изумруду. Берите его и уходите. Таким, как вы, не место среди таких, как мы.

- Хантер, кивнув головой на прощание, пошла выполнять поручение Льюэрид Марс. Эклипс и Наклз тупо поплелись за ней. Всю дорогу они молчали. Наклзу нравилась такая тишина после всего того, что он услышал и пытался разложить по полочкам в голове. Эклипс же было неловко, но первой начать беседу она не решалась. А чувства Хантер так и остались загадкой. Когда все пришли к изумруду, они увидели там Руж, любующуюся красотой камня.

- Как он прекрасен, - шёпотом сказала она, потом повернулась к пришедшим, - Оу, Наклз, ты здесь? Какая неожиданность! И Хантер тоже. Я думала, ты останешься с Соником.

- Руж, по-моему, «ты» и «думала» - это два несовместимых слова, - прокомментировала Эклипс, наслышанная о Руж.

- А ты ещё кто? – в повышенном тоне спросила летучая мышь, - Кто ты такая, чтобы так разговаривать?

- Ты что, забыла? Я – Эклипс, жена твоя!!! – парировала Эклипс.

Руж постояла, похлопала глазами и решила, что разводить дебаты с Эклипс бесполезно. Хантер вмешалась в разговор:

- Нам сказано убираться отсюда. Кто-нибудь знает, как это сделать?

Все посмотрели на неё так, будто бы она сама просто обязана была знать ответ на собственный вопрос. Но Хантер растерянно переводила взгляд с одного на другого, не имея ни малейшего представления о том, что же делать дальше.

Вдруг откуда-то стал доноситься страшный грохот. И стена растрескалась и обрушилась. Из образовавшегося отверстия выехала машина, похожая на спортивную, но спереди у неё был ковш, как у экскаватора. Как бы странно это не смотрелось, но в данном деле эта штука помогала. Из машины выскочил парень. Он был в защитном шлеме. При виде его лицо Руж просияло. Незнакомец, снимая шлем, сказал:

- И всё-таки я нашёл тебя, Руж. Я же обещал...

5) Плохой парень.

Руж подлетела к своему старому знакомому и повисла у него на шее, прям как Эми виснет на Сонике. Такого от Руж никто не ожидал. Но она нисколько не смутилась и представила своего дружка, которому, видимо, нравилось такое поведение:

- Знакомьтесь: несравненный Fang Bloodhound! Или лучший парень в мире!

- Кто-кто? – переспросил Наклз, но Руж его проигнорировала.

- Я предлагаю прокатиться на моей машине наверх. Что скажете? – сказал этот самый лучший парень на свете, поглаживая бедро Руж.

- Лично я не возражаю, - ответила Эклипс, направившись к машине и подталкивая Наклза, который весьма нервно относился к происходящему и лезть в машину Фэнга явно не желал. Чтобы отделаться от Эклипс и упустить возможность наблюдать за тем, как Руж тискается со своим дружком, Наклз сказал:

- Лично я никуда не поеду. У меня здесь изумруд Хаоса, а я его не оставлю.

- Ладно, тогда я сначала отвезу Руж и кого-нибудь из вас, а потом вернусь за остальными и за камнем. Идёт? – не растерялся Фэнг.

- Фэнг, ты гений! – восторженно верещала Руж, - Я как знала, что ты сегодня придёшь ко мне, и даже накрасилась новой помадой!

- Ах, это была помада? – иронично спросила Эклипс, - А я думала, что ты опять фекалии без ложки ела...

Но счастливая Руж пропустила эту фразу мимо ушей. Она была уж слишком увлечена Фэнгом, чтобы обращать внимание на подобные глупости. А он быстренько затащил Хантер в свою нелепую машину на заднее сидение, сам прыгнул за руль, а Руж примостилась на переднем сидении, рядом с Фэнгом. Когда машина укатила, Наклз и Эклипс остались рядом с изумрудом.

- Наклз, что с тобой? – спросила Эклипс.

- Не нравится мне этот Фэнг, вот что! – раздражённо ответил он.

- И я даже догадываюсь, почему, - ответила она.

- Да нет, не в том дело. Что-то в нём не так... Какой-то он... неискренний, что ли. По-моему, он что-то замышляет.

- Вполне возможно. Насколько я знаю, он никогда не был альтруистом.

- А ты что-то о нём знаешь? Откуда он вообще взялся, этот Фэнг?

- Сначала Фэнг был довольно неплохим парнем. Но девушки сами его испортили. Бывало, сидит одна у него на руках, вторая обовьётся вокруг шеи, а рядом прыгают ещё штук десять таких же. Вот он и испортился... За ним теперь прикрепилась слава ловеласа, которой он, впрочем, даже гордится. Удивительно одно: Руж сама не прочь поиграть чужими сердцами, а тут охотно подставляет своё. Обычно такие, как Фэнг и Руж, друг к другу и близко не подходят...

- А ты откуда знаешь?

- Видишь ли, я и сама никогда не была «синим чулочком»...

На этом беседа прекратилась. Через пару минут Наклз тихонько, почти шёпотом сказал:

- А ведь говорила, что никогда не будет бегать за парнем; пусть он сам носится за ней...

Эта мысль вслух посвящалась Руж. Наклз сам не понимал, как это у него врывалось. К собственному удивлению, его очень сильно тянуло на откровение. Но Наклз никогда бы потом не простил себе этого, потому просто «съехал» на пол, опершись на изумруд. Эклипс сочла нужным помолчать.

В машине Фэнга тоже воцарилась тишина. Поначалу Руж что-то болтала ему на ухо, а потом ей это надоело, и все поехали молча. Фэнг явно что-то обдумывал. Когда все приехали на поверхность, Фэнг высадил Хантер и Руж и, отправляясь за остальными, обратился к последней:

- Руж, проводи меня немного. Есть разговорчик.

- Да, конечно! – с радостью откликнулась та.

Когда машина уже въехала в тоннель, Фэнг заговорил:

- Руж, ты самая прекрасная девушка из всех, кого я встречал.

- Ах, не стоит...

- И ты заслуживаешь большего, нежели ты имеешь.

- Правда?

- Конечно. Именно поэтому я предлагаю тебе выкрасть изумруд Хаоса.

- Фэнг, ты сошёл с ума!

- Да нет, представь себе: мы украдём его и уедем далеко-далеко, туда, где будем только ты и я. И тогда уже ничто не сможет нас разлучить...

- Но украсть изумруд не так-то просто.

- Неужели? И кто нас остановит? Наклз?

- Да. Наверное...

- И ты считаешь, что он лучше меня?

- Нет, нет... Ты не так понял, но...

- Что «но»? Давай же, Руж, соглашайся! Неужели ты не достойна какого-то камня?

- Наверное, - замялась Руж, - наверное, ты прав, Фэнг. Да, ты прав! Ведь именно я, я, а не Наклз, недавно жертвовала своей жизнью, чтоб достать изумруд из лавы!

- Прекрасно! Значит, он твой по праву! Просто не все признают это право. Поэтому мы тайно похитим изумруд.

- А у тебя есть план?

- Давно, - и Фэнг, распрощавшись с Руж, поехал за Наклзом и Эклипс и, конечно, за изумрудом Хаоса.

Через каких-то пять минут Наклз и Эклипс сидели на заднем сиденье «супер-тачки» Фэнга, а изумруд был привязан к багажнику крыши машины. Гордый Фэнг изредка поглядывал назад, держась за руль только одной рукой. Видимо, этим он решил произвести впечатление. Но на Наклза это подействовало не так, как планировал Фэнг. Тот и так уже был достаточно взбешён тем, что он вынужден пользоваться услугами того, кто обнимается с Руж, и ничего не мог с этим поделать. Ввиду всего вышеизложенного, ехидна, сдерживаясь от крайностей, недружелюбно сказал:

- Ты бы лучше смотрел на дорогу, чем на девушек. Это к добру не приводит.

- Я же не виноват в том, что намного круче других, - хладнокровно ответил Фэнг. Видимо, Наклз принял фразу про «других» на свой счёт, в чём был прав, и вскипятился ещё больше. Он было уже начал рыпаться завести драку, но Эклипс вовремя остановила его, аргументируя это неминуемой аварией, которая вряд ли благотворно скажется на изумруде Хаоса. Наклз всё-таки успокоился, если можно так описать его состояние, и отвернулся к окну. Всю дорогу он скрипел зубами и пыхтел, как сбрендивший чан ржавеющего самовара. Эклипс забилась в другой угол и старалась не влезать, чтобы случайно не возобновить драку. По прибытии наружу Наклз первый выскочил из машины. Вид у него был ужасающий и жалкий одновременно. Казалось, Руж ничего не замечала и вела себя как обычно. Хантер уже не было. Как только Эклипс тоже вылезла, Руж залетела на переднее сиденье, и Фэнг нажал на газ. Наклз сразу же отреагировал и бросился догонять машину, к багажнику которой был привязан изумруд Хаоса. Эклипс тоже побежала. Кстати, она бежала намного быстрее Наклза, что очень уж его раздражало. Эклипс поняла это и чуть сбавила ход.

На втором километре пути, уже изрядно уставшие, они нагнали машину. Фэнг обернулся и иронично бросил Наклзу:

- Ты бы лучше за изумрудом смотрел, а не на девушек. Это к добру не приводит.

А у того уже совсем не осталось сил. Ехидна, добитый фразой Фэнга, споткнулся о кусок толстой проволоки, торчавшей из земли, и растянулся на дороге. Эклипс остановилась рядом. Вообще-то, она всё равно уже не могла больше бежать, а падение Наклза было всего лишь поводом для остановки.

Наклз уже долго лежал на земле, даже не пытаясь подняться. А Эклипс всё это время наблюдала за ним, не зная, что лучше: подойти и помочь встать или не лезть вообще. Так продолжалось минуты две. Потом дикая кошка обратилась к Наклзу, продолжавшему лежать и изредка рычавшему:

- Видно, Фэнг и правда лучше.

Наклз медленно приподнялся, сел на землю и повернулся к Эклипс. Глаза у него были влажные.

- И ты тоже так считаешь? – отчаянно, почти шёпотом сказал он.

- Да, я буду в этом просто уверена. Если, конечно, ты меня не переубедишь. И не покажешь этому зазнайке, кто здесь главный.

- Я уже и не знаю, получится ли у меня... – неуверенно ответил ехидна, но это уже больше походило на согласие, чем на отказ.

- Так и есть. Ты – рухляк. Пойду возвращать камень одна, - с этими словами Эклипс развернулась и начала уходить. Когда она сделала шагов 8 или 10, Наклз резко подскочил и бросился догонять её. Дикая кошка сбавила ход, повернулась назад и сказала:

- Вот, совсем другое дело! Я так подумала, что бегать за машиной Фэнга бесполезно. Давай-ка, лучше полетим за ней!

- Да? А на чём?

- На моём байке. Для этого надо забежать ко мне в гараж. Это недалеко! Лишь бы Джевел догадалась поставить мотоцикл на место. Иначе будет очень весело.

- Вот я задам этому Фэнгу! – прорычал Наклз и снова начал закипать.

- Все садюшки обсудим потом, на месте происшествия. А пока пошли в гараж.

Джевел сидела себя в комнате и корпела над какой-то книгой. Вдруг в открытую форточку залетела стрела и воткнулась в потолок. Джевел не поленилась, принесла табуретку, залезла на неё, достала стрелу и разглядела на ней инициалы «H. H. ». Спустилась вниз. Перед ней стояла Хантер. Вид у неё был немного взволнованный.

- Хантер, что произошло? – спросила киска.

- Потом расскажу. А сейчас один парень по имени Фэнг хотел выкрасть изумруд Хаоса. Наверное, он это уже сделал. Я ушла, не видела, что у них там творится. Но, во всяком случае, нужна помощь.

- А почему ты сама не помогла?

- Мне опасно контактировать с изумрудом Хаоса после моего чёрного изумруда, так как любой энергообмен не желателен без присутствия Miracle. Всё, что я могу сделать – выпустить издалека пару стрел. Ближе подходить опасно.

- Ладно. Я сейчас: вот только предупрежу Соника. Пойдём со мной!

- Нет, спасибо.

- Как хочешь, - и Джевел понеслась так быстро. Как позволяли ей высокие каблуки.

Соник сидел на стуле около окна, долечивая простуду, которая у него почти прошла. И правильно: Эми запихала в него столько таблеток, что они занимали в желудке места больше, чем еда. Так сказать, интенсивное лечение. Эми, уже упомянутая выше. Заняла кресло рядом с Соником и смотрела на то, как он смотрит в окно. Казалось бы, не самое увлекательное занятие, но ей, очевидно, это нравилось, и она просидела в одной позе уже 2 с половиной часа. Тэйлз сидел на диване и смотрел на то, как Эми смотрит на Соника, смотрящего в окно. Прелесть! А что? Всё равно делать нечего. Эту полную движения и энергии обстановку испортил звонок в дверь. Нервный такой звонок, долгий. И аж четыре раза! Совсем народ обнаглел! Соник порвался было открыть дверь, но Эми убедительно предложила ему воспользоваться льготами больного и посидеть тихонечко. Учитывая, что на данный момент в одной её руке была кувалда, то отказаться было невозможно, если, конечно, ты не мазохист. А Соник таковым не являлся и предложение принял. Когда Эми открыла дверь и увидела Джевел, стоящую на пороге, кувалда пошла в ход. Джевел от неожиданности чуть подалась назад, и кувалда пролетела мимо. На следующем ударе кувалда раскололась на две части, ударившись о каблук Джевел. Эми не ожидала такого поворота событий и встала ступором. На звуки прибежал Тэйлз. Он попытался успокоить Эми, которая выкрикивала фразы, адресованные Джевел: «Не смей отбивать у меня Соника!.. Ты об этом ещё пожалеешь!.. Лучше сразу уйди!..»

- Эми, что с тобой? – осторожно спросил Тэйлз, оглядывая немного смущённую Джевел.

- Эта девица уже раз пыталась окрутить Соника. Видимо, решила попробовать ещё. А я этого не допущу!!! – Эми зло уставилась на Джевел, начинавшую жалеть о том, что пришла.

- Вообще-то я пришла сообщить очень важную новость, которая, несомненно, заинтересует Соника.

- Да?! А кто ты такая, чтобы докладывать Сонику новости?!!

- Я – Джевел. Мы недавно познакомились... Мы только друзья, ты не думай...- примирительно обратилась к Эми Джевел. Та, вроде, поняла, что Джевел не так опасна, как казалась, и начала медленно остывать.

- Так ты та самая Джевел Пусси? – спросил Тэйлз.

- Да. А что?

- Подумать только: Джевел Пусси! Я читал все твои научные работы. Не только в журнале «Science», но и в Интернете. Это просто классно!!! Можно вопрос?

- Конечно!

- Меня очень заинтересовал твой последний научный проект, посвящённый изумрудам Хаоса. Там сказано, что изумруды являются связующим переходным звеном между живой и неживой природой. Ты говоришь, что у тебя есть доказательство, но не хочешь его показывать. Почему?

- Просто в данное время это не очень хорошо отразится на стабильности положения изумрудов Хаоса и на судьбе планеты в целом. Я обязательно предъявлю это доказательство, но чуть позже.

- Привет, Джевел, - сказал Соник, наконец, соизволивший выйти и посмотреть, что происходит. – Что случилось?

- Изумруды похитили.

- Правда? А откуда ты знаешь? – спросил ёж.

- Хантер сказала, - при слове «Хантер» глаза Эми налились кровью. «Конечно, как же такое дело обойдётся без Хантер! Наверняка, она сама в этом замешана», - пронеслось в голове у ежихи.

- Да? Как она? С ней все в порядке? – взволнованно спросил Соник.

- В полном! – ответила Джевел. Она, видно, хотела что-то ещё сказать, но Эми её перебила:

- А обо мне ты никогда не спрашиваешь!!!

- Спокойно, помнишь, он ведь спас тебя а не её, - шёпотом сказала Джевел на ушко Эми. Та сразу же повеселела. «А эта Джевел не так уж и плоха», - подумала она.

- Джев, так что там с изумрудом? – направил разговор в нужное русло Тэйлз.

- Да, кстати о нём! Я за этим и пришла. Нужно вернуть камень. Я покажу вам дорогу.

- Готовь Торнадо к взлёту, Тэйлз! Мы летим за изумрудом! – победоносным голосом воскликнул синий ёж и в конце фразы самым позорным образом чихнул.

6) Разборки.

Доктор Эггман всё это время постоянно наблюдал за перемещениями изумруда Хаоса с помощью перемещающихся камер, замаскированных под местный рельеф или флору. Он уже давно разрабатывал план мести. Сейчас, когда камень был меньше всего защищён, было самое лучшее время для атаки. Поэтому доктор даром времени не терял. Не вставая со своего кресла, он сказал свою коронную фразу:

- Принесите карты.

- Доктор, вы что-то задумали? – недоумённо спросил Деко, пока Боко исполнял приказание.

- Да, и это будет самый грандиозный план в моей жизни. Пока эти дурачки будут отбирать камень друг у друга, робот доставит его мне. Гениально, не правда ли?

- Вы непревзойдённы, как всегда, доктор! – льстиво поддакнул Боко, а Деко покивал головой.

Selection Machine была уже приведена в действие. Все с нетерпением ждали результатов. Даже Доктор Эггман напряжённо уставился на экран. Это была новая колода карт, значит, ни один из всех роботов не был проверен на деле. Поэтому компьютер должен был быть крайне осторожен: другого такого случая не представится. Наконец, машина завершила свою миссию, и доктор удовлетворённо произнёс:

- Отлично! Shaker!

Эклипс открыла гараж. Ключа у неё не было, поэтому пришлось пофантазировать с проволокой. Наклз, конечно, прелагал снести одну из стен, но Эклипс от такого одолжения любезно отказалась. Когда ехидна увидел мотоцикл, его смутила одна вещь: байк был одноместный. На вопрос, связанный с этим казусом, Эклипс ответила нажатием потайной кнопки, которая превратила антигравитационный мотоцикл в двухместный. После этого она сразу же умостилась на переднее сиденье и жестом пригласила Наклза присесть на заднее. Но его такая перспектива явно не устраивала, и из-за этого возник небольшой конфликт:

- Я не собираюсь сидеть сзади.

- По какой же причине, боюсь спросить? Переиграл в детстве в глухой телефон, что ли?

- Сама ты глухой телефон. Но я сзади не поеду! Не женское дело – водить машину!

- Тю-у? – пренебрежительно прищурившись, пискнула Эклипс, - Ты хотя бы знаешь, как им управлять?

- Уж разберусь... как-нибудь. Лучше двигайся назад, пока я добрый!!

- Как будто это я его разозлила, - пробормотала дикая кошка куда-то в сторону.

- Конечно, ты. А кто мне весь день с самого начала испортил?

- Чёёо? Между прочим, я тебя откачала и подождала, пока ты начнёшь подавать признаки жизнедеятельности. Я даже какую-то муть нашла, чтобы тебе удобнее лежать было!

- А ты её нюхала? Неподготовленного может стошнить! Я и так уже благодарен судьбе, что ты мне искусственное дыхание через неё не сделала.

- А ведь хотела...

- Всё! Хватит с меня! В следующий раз я с тобой никуда не пойду!

- Зачем ждать следующего раза? Начинай прямо с этого! – и Эклипс оглядела Наклза взглядом победителя. Тот повыделывался ещё немного и с выражением лица философа, который и в тюрьме остаётся самым свободным человеком, поплёлся садиться на заднее сиденье. Эклипс протянула ему шлем, чтобы Наклз надел его. Но как только он повернул шлем лицевой стороной, ему резко расхотелось надевать такую вещь: впереди яркими розовыми буквами было выведено: «Клуша». Наклз вопросительно и несколько негодующе посмотрел на Эклипс, которая поняла, что язвить сейчас небезопасно, и постаралась просто объяснить ситуацию:

- Видишь ли, это не личная неприязнь к тебе. Начну с самого начала. Не знаю, то ли прозвище произошло от моего имени, то ли из иных источников, но меня некоторые слои общества стали называть Клюшей. В общем-то, я не против: звучит прикольно и даже мило. А Джевел, подружку мою, из-за этого окрестили Клушей. Чтобы созвучно было: типа, Клуша и Клюша. Так вот, обычно мы вдвоём на байке форсим, и поэтому решено было подписать шлемы. Чисто так, пощериться. Ну и я надену свой шлем, а тебе вот Клушкин дала.

- Ладно, успокоила, - выдохнув, сказал Наклз, - А другой, нормальный шлем у тебя есть?

- Не-а, - несколько неуверенно промямлила Клюша.

- И что ты мне предлагаешь делать?

- Надевай этот. Подумаешь: Клуша!

- Да-а, действительно!!!!!!! Ничего страшного!!!!!! Представляю, что будет, если этот Фэнг увидит меня, едущего позади девчонки и в шлеме с надписью «Клуша»!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

- А как мы подъедем поближе, ты шлем-то быстренько и сними. Никто ничего не узнает. Я тебе это гарантирую, - посмотрев на выражение лица Наклза, добавила, - Если это тебя успокоит, я даже фотоаппарат дома забыла, и вещественных доказательств в случае нарушения сией клятвы представить не смогу. Без фотки даже не пошантажируешь, какая жалость!

- Ну смотри, если что, получишь! – злобно прорычал ехидна, медленно надевая шлем, при этом каждым движением пытаясь показать, как ему это противно.

Внутренний голос хотел было подсказать Клюше, что это была не лучшая её идея, но заржал и ничего дельного не выдал.

Оторвавшись от погони, Руж и Фэнг продолжали двигаться на высокой скорости. Летучая мышь чувствовала резку перемену в голосе Фэнга после того, когда он похитил изумруд. С ней он разговаривал неохотно и сухо. Её терзало подозрение, что Фэнг замышляет какой-то безумный план. И не исключено, что на этот раз для неё не будет роли. Поэтому Руж, зная привычку Фэнга часто менять подружек, наслаждалась каждой секундой пребывания с ним. Дело в том, что раньше Руж относилась к любви, как к игре. Она никогда не думала, что способна по-настоящему полюбить кого-то, полюбить настолько, чтобы целиком и полностью зависеть от своего избранника. Она считала так до того, как встретила Фэнга. Чертовски обаятелен, он был даже слишком красив для мужчины. Сильный, смелый, популярный. И среди толпы поклонниц, вертевшейся вокруг него, он выделил именно её, Руж. Но для этого ей пришлось приложить немало усилий. Даже такой роковой красотке, как Руж, пришлось поднапрячься, чтобы завоевать внимание Фэнга. Да, внимание, но не сердце. Казалось, его сердце было надёжно защищено от воздействий внешнего мира, и прорвать эту оборону было довольно трудно, почти невозможно. По крайней мере, это не удалось ни одной из девушек, ухлёстывающих за Фэнгом. И вот этот красавец резко останавливает машину, поворачивается к Руж и произносит:

- Извини, детка, но планы изменились.

- Какие планы? На счёт похищения изумруда?

- Нет, на счёт нас с тобой. Ты как-то говорила мне, что ради любви готова на всё. Проверим это, - с этими словами Фэнг быстро вытолкнул Руж из машины и активировал реактивный двигатель, унёсший его прочь. Руж встала на колени, посмотрела на столб пыли, напоминавший о том, что здесь проезжал её дружок, и разрыдалась, закрыв лицо руками. Именно в таком состоянии её застали Наклз и Эклипс.

- Руж, пошли с нами! – крикнула Эклипс, на что та отрицательно помахала головой.

- Куда он поехал? – спросила она же, и Руж указала пальцем нужное направление. Эклипс повела мотоцикл в ту сторону, а Руж так и осталась наедине со своим горем. Наклз, отворачивавшийся во время всего короткого разговора, посмотрел назад (Скорее всего, он не смотрел на Руж не из неприязни, а из страха «засветиться» со шлемом с надписью «Клуша»). Эклипс тоже обернулась.

- Бедняжка, - жалеющим голосом прошептала она.

- Ничего. Она это заслужила, - с кажущимся равнодушием ответил Наклз. Но на самом деле ему было действительно жаль Руж, просто он не хотел это признавать не только перед Эклипс, но даже перед самим собой.

- Повернулся бы к ней, она бы развеселилась.

- Заткнись, ради бога! – ехидна посмотрел на Эклипс недобрым взглядом. Она решила, что ему и так сегодня досталось, и прекратила язвить.

В голове у него прочно засела одна мысль: «Ну, теперь-то уж я точно ему пасть порву», - подумал он, вспоминая Фэнга и всё то нехорошее, что он сделал миру и персонально ему, Наклзу. Эклипс обернулась назад и, делая вывод по выражению лица ехидны, подумала: «Всё, теперь Фэнг конкретно влип. Лишь бы Наклз не слишком увлекался: в гневе он, конечно, страшен, но именно в гневе он и тупеет. Надо бы взять всю грядущую потасовочку под личный контроль». Решив так, дикая кошка снова взглянула на дорогу и вдалеке увидела движущуюся машину и изумруд Хаоса на ней.

Фэнг заметил погоню и решил увеличить скорость. Эклипс не отставала. А Наклз не мог понять, стоит ему снимать шлем или не стоит: их мотоцикл был то ближе к цели, то дальше от неё. А скорость была далеко не первая. Тем более, что ехидна сомневался в том, что антигравитационный байк имеет достаточную маневренность и Клюша хорошо водит.

Погоня продолжалась довольно долго, и Наклз совершенно забыл про дурацкий шлем с не самой мужественной надписью. Он слишком сильно увлёкся мыслями о расправе над Фэнгом и уже мысленно праздновал свой триумф, хотя толком и не знал, удастся ли ему побить его. Успокоив себя мыслью о том, что справедливость обычно торжествует, и сейчас она как раз на его стороне, ехидна настойчиво попросил Эклипс прибавить газу, и она согласилась, хотя и понимала, что это небезопасно. Безбашенной Клюше и ад – солярий! Сумасшедшая скорость не приблизила их к Фэнгу ни на сантиметр: он подрубил изумруд Хаоса к двигателю, и Клюшкин ему в подмётки не годился. Отчаявшись, Наклз отвернулся и заметил, что не только он и Эклипс гонятся за Фэнгом. Позади них летел самолёт. Торнадо Х! Самолёт почти поравнялся с антигравитационным мотоциклом, парящим в воздухе. За рулём находился Тэйлз, как принято, прямо за ним восседал Соник, на заднем кресле впереди была Эми, А Джевел расположилась позади неё. Вся эта компания была настроена довольно решительно.

- Наклз, Эклипс, здорово! – Поприветствовал их Соник, - Гонитесь за изумрудом?

- Нет, знаешь, мы убегаем от него! – иронично ответила Эклипс.

- Оно и видно! – не растерялся Соник, - То-то вы от нас отстаёте!

- Просто ты смотришь назад, а не вперёд, и поэтому тебе кажется, что мы сзади, хотя на самом деле – спереди! Оптимистический оптический обман, - также не растерялась она.

- О, да? Прибавь газу, Тэйлз! Покажем, кто здесь самый быстрый! – и Соник побудительно указал пальцем вперёд.

- Впервые ты прав, - спокойно ответила на это Эклипс, - Самый быстрый – Фэнг, который едет как раз впереди. Также позволь заметить: показывать пальцем неприлично!

«Я щас тебе другой палец покажу», - подумал Соник, но на практике демонстрировать свою идею не стал.

Тэйлз, повинуясь Сонику, стал ехать быстрее и обгонять мотоцикл Эклипс, но ситуацию изменил Наклз. Он решил внести свою лепту в развитие событий и, повторюсь, совершенно забыв о шлеме, повернулся к Сонику и остальным. Сначала тот не обратил внимания, но потом с возгласом «чёёоо??!!» ещё раз прочитал злополучную надпись и с истерическим смехом скатился под кресло. Наклз, наконец, вспомнил о «Клуше» и быстро сорвал шлем, но все уже всё видели. Тэйлз смеялся так, что случайно нажал на тормоза, и Торнадо полетел вниз. Тогда всем было уже не до смеха... Эклипс же, доказав своё превосходство в вождении, прибавила скорость и полетела вслед за Фэнгом. Она даже бросила Наклзу «спасибо», но это только добило его. Ехидна уже не думал ни о Фэнге, ни о мести, ни об изумруде. Его больше волновал тот факт, что Соник видел его в шлеме «Клуши»...

Фэнг ехал очень быстро и старался не оглядываться назад. Погоня немного раздражала его. Конечно, у него была пусковая установка, встроенная в машину, и он мог бы дать очередь по преследователям. Но! Раньше, в далеком прошлом, именно тогда, когда его полюбила Руж, он был ни много, ни мало... таким же супергероем, как Соник, к примеру. И старые уставы не позволяли ему применить огонь. Дорога была абсолютно гладкой, но машину стало трясти. Ищейка не мог понять, в чём дело. Но останавливаться и выяснять было некогда.

Тэйлз снова выровнял Торнадо Х по курсу, и самолёт вновь догнал Клюшин байк. На этот раз соревнований не было, и лис с дикой кошкой летели «нос к носу» (в смысле, их самолёты). Первой неладное заметила Эми:

- Смотрите! Что это там за чёрная точка? – она показала прямо перед собой, и все смогли разглядеть то, о чём она сказала.

- Сейчас, я скажу, что это! – и Джевел, пошарив в сумочке, вынула маленькую коробочку. Оттуда она достала линзы красного цвета и вставила их в глаза. – Это доктор Эггман. У него новый робот. Эти линзы позволяют мне не только увеличивать изображение, но и видеть насквозь металлические изделия. Так... Видимо, этот робот способен провоцировать подземные толчки и вызывать землетрясения. Во всём виновата частота волн, которые он испускает. Также эти волны имеют ряд побочных воздействий на организм.

- Значит, Эггман пытается сразу убить двух зайцев, - сказал Соник. – Посмотрим, как у него это получится!

- А что, может и получиться, - осторожно возразила Джевел. Робот отличается от тех, что были раньше. Он не наделён собственным интеллектом. Это такая же железяка, как пылесос.

- Никакой свободы творчества! – вставила Эклипс.

- Так вот, - продолжила Джевел, - робот управляется дистанционно. Пульт находится в руках Эггмана. И, как мне говорят мои линзы, если он попадёт в чьи-либо другие руки, то робот взорвётся. Взрыв будет настолько страшен, что может повлечь за собой экологическую катастрофу.

- И что ты предлагаешь? – спросили Соник и Тэйлз в один голос.

- Не знаю... Я попытаюсь выяснить, как можно обезвредить робота иным способом... – неуверенно ответила Джевел.

- Может, стоит подлететь поближе? – предложила Эми.

- Не стоит. Сам к нам летит! – возразила Клюша.

Фэнг увидел, как огромный робот приземлился перед ним, и притормозил. Хотел объехать – не вышло: робот начал провоцировать землетрясение, и в земле прямо перед Фэнгом образовался раскол, начавший разрастаться. В конце концов, машина Фэнга оказалась на маленьком «островке», который вот-вот мог рассыпаться.

- У-ха-ха-ха-ха! – Эггман разразился истерическим смехом. – Теперь изумруд Хаоса будет моим! Шейкер отлично справляется со своей работой! – с этими словами злобный доктор нажал на одну из многочисленных кнопок пульта, и робот потянулся к изумруду Хаоса своими длинными «конечностями». Фэнг влез на изумруд, ухватился за одну из эти конечностей и попытался затащить робота в разлом. Эггман при помощи пульта сопротивлялся этому. А в ту же минуту Торнадо Х и Клюшкин байк достигли места происшествия. Разобидевшийся Наклз, всё время сидевший молча и грустивший о своей судьбе, решил спасти изумруд и спрыгнул с мотоцикла на машину Фэнга, провожаемый вопросительным взглядом Эклипс. Островок не выдержал, и Фэнг, его машине и Наклз полетели в пропасть. Робот же успел удержать изумруд и передал его Эггману. Счастливый и злорадный, доктор ехидно обратился к Сонику:

- Что ж, синий ёжик, видишь, мне сегодня повезло больше, чем тебе. И я не хочу терять удачу. Вот поэтому сейчас я улечу вместе с изумрудом, а тебе оставлю робота, включённого на полную мощность! Ха-ха-ха! – преисполненный радости доктор поднял пульт вверх. Соник бы выхватил его, но он помнил, почему этого делать нельзя. В этот напряжённый момент Джевел робким голосом заговорила:

- Я знаю, что делать. На верхнем краешке пульта есть ма-аленькая красная капсула. Если удалить капсулу, пока пульт в руках у Эггмана, то он потеряет контроль над роботом. И робот не взорвётся.

«Но как это сделать?» - пронеслось в голове у Соника. В ответ на его мысленный вопрос что-то пролетело – вжик! - в воздухе и воткнулось в землю. Это была стрела.

- А-аааа! Пульт не работает! – завопил Эггман. Но, не слишком-то расстроившись, злодей развернулся и улетел с изумрудом.

- Что это было? – спросила Эми.

- Кто-то выстрелил и попал прямо в капсулу! – пояснила Джевел.

- Я даже знаю, кто это мог быть! – ответила Эклипс со своего байка.

Соник же смотрел вперёд. Вдалеке он видел чёрную точку, которая была настолько мала, что в ней даже не различался силуэт. Но сомнений не было. Хантер... Но как она узнала, куда нужно стрелять? Ведь она не слышала Джевел. Или слышала?

Внезапно Тэйлз подскочил на кресле, уставился вниз и громко произнёс:

- А как же Наклз?..

Все обернулись и посмотрели в пропасть.

7) Такой ли плохой парень?

Руж оправилась от потрясения и сейчас занималась тем, что поправляла остатки макияжа, смытого невольными слезами. «Мерзавец! – думала она, - Эгоист! Обманщик! Больше я на твою удочку не попадусь. Пойду, проучу его, чтобы знал, как обманывать беззащитную влюблённую девушку!» Прямо этим она и занялась, когда закончила красить губы.

Друзья решили спасти Наклза, но планы им испортил робот Эггмана, Шейкер. Он стал неуправляем и беспорядочно выбрасываемыми волнами вывел из строя Торнадо Х и Клюшин байк. Обе машины грохнулись на землю в нескольких метрах до обрыва. Легко отделались. Байк быстро унесло. А Торнадо всё ещё лежал на месте. Все укрылись за ним. Все, но не Соник! Что и следовало ожидать, он бросился на робота и с помощью энергии Кольца, заботливо данного Тэйлзом, продырявил робота насквозь. Как следствие, Шейкеру пришёл Unhappy End. Все были настолько измотаны поведением робота, что желание спасать Наклза заметно поубавилось. Но долг есть долг!

Не стоит утруждаться, ребятки, я сама обо всём позабочусь, - сказала прилетевшая Руж Сонику и остальным, кто уже приготовился к спуску, - У меня есть один должок, который надо отдать. Это касается Фэнга.

Наклз, Фэнг и его странная машина летели вниз. Ехидна всё порывался зацепиться за отвесные стены костяшками, но тщетно: стены были слишком далеко, и Наклз просто болтал руками в воздухе, всё ещё надеясь, что это принесёт успех. Одна рука у него болела, но это ничуть не мешало ехидне в борьбе за жизнь. Фэнг думал, что делать. А по мере продвижения вниз становилось всё жарче и жарче... Тут Фэнг увидел, что в стене есть маленькое отверстие, уводящее куда-то вглубь, и сделал рывок в сторону, уцепился за край одной рукой, другой поймал Наклза и затащил в отверстие. Увидев, что Наклз ранен (при падении один из массивных камней, сыплющихся сверху, повредил ему запястье), Фэнг прыгнул вниз. Приземлился на свой всё падающий автомобиль, выбил лобовое стекло, проник внутрь и вытащил аптечку. Ищейка чувствовал, что жара уже становится невыносимой и вот-вот перейдёт критический предел, поэтому захотел быстренько покинуть машину, оставив её падать дальше, но увидел на правом переднем сиденье маленький медальон в форме розового сердечка. Фэнг попытался достать его, но он выскользнул и упал куда-то под сиденье. Ищейка сделал гимнастический трюк, достав медальон, но понял, что застрял. А жара была уже не просто сильной... Казалось, машина опускается в ад. Фэнг не имел желания вот так бесславно погибнуть после всего, что сделал и, выломав сиденье и таким образом освободившись, он пулей вылетел из машины, уцепился за неровность стены и полез наверх, к отверстию, где его ждал Наклз.

- Дай, перевяжу, - обратился Фэнг к ехидне, который теперь уже и не знал, ненавидеть своего спасителя или нет.

- Почему ты помог мне? – спросил Наклз, пока Фэнг бинтовал ему руку.

- Привычка.

- В каком смысле? – не понял тот.

- Раньше я был довольно глуп и сражался за добро и справедливость.

- А потом?

- Что потом? Потом я поумнел и понял, что это занятие неблагодарное. Да уж, весьма и весьма неблагодарное.

- Почему же? По-моему, быть героем – довольно престижно.

- Да, конечно. Пока тебе везёт. А как только ты не справишься, пусть хотя бы один раз, они заклеймят тебя позором и даже не вспомнят, как ты сотни и сотни раз выручал их из беды!

- Но если, как ты говоришь, везёт, всё время?

- Пусть даже так. Но рано или поздно появится новый герой, ещё не измотанный битвами и полный сил и энергии. Тогда-то они точно про тебя забудут. В итоге ты остаёшься ни с чем.

- А как же слава?

- Ууу, какая там слава?! Слухи, которые живут минут пятнадцать, ну, день от силы! Эти слухи забывают даже близкие друзья, когда на небосклоне зажигается новая звезда. Звучит немного пафосно, но это так.

- А чувство выполненного долга?

- Оно перекрывается более сильным чувством ненужности и отверженности.

- А самые ярые поклонницы?

- На счёт них скажу особо. Понимаешь, девушки создают в своём воображении некий идеал, который должен быть таким-то, таким-то и таким-то... И они ищут того, кто более-менее вписывается в эти рамки. Восхищаясь твоими подвигами, девушки любят не тебя, как личность, а плод своего воображения, на который ты похож. Новый герой обычно имеет более сильное сходство с девичьей мечтой, и вся орава поклонниц отправляется за ней. А ты остаёшься один. А если жить в своё удовольствие, совершать поступки, приносящие личную пользу, можно добиться высокого положения, наиболее прочного, чем слава героя. И тогда поклонницы уж точно тебя не оставят. Потому что им это выгодно. А выгода обычно сильнее любви. По крайней мере, в 90% случаев это так.

- Не знаю... Всё равно я не верю, что быть героем – это плохо, - возразил Наклз, но уже не так уверенно.

- Плохо? Для других-то это хорошо. Только потом сам останешься ни с чем. Никто даже «спасибо» не скажет.

- Странно... Я никогда прежде не задумывался об этом... – пробормотал себе под нос ехидна.

- Тогда пришло самое время помозговать над этим, - сказал ищейка, который всё слышал, - Судьба героя очень плачевна. А если искать личной выгоды, то можно неплохо устроиться в жизни. Хотя я тебе не указ. Поступай, как знаешь, - а чуть попозже добавил, - посмотрим, есть ли свет в конце этого тоннеля, - и пошёл вглубь.

Если бы не больная рука, Наклз мог бы выбраться наверх, используя костяшки, но выбора у него не осталось, поэтому И ТОЛЬКО ПОЭТОМУ ехидна послушно поплёлся вслед за Фэнгом, только что прочитавшим ему лекцию о том, как сделать жизнь лучше.

В расщелине напротив тоннеля, в который ушли Наклз и Фэнг, зависла парящая Руж, недовольно оглядываясь по сторонам.

- Наверное, эти двое пошли сюда, если не погибли, - сказала она, разглядывая тоннель, - Надо бы проверить.

И мышка отправилась вслед за парнями.

Фэнг и Наклз уже долго шли по тоннелю. «Наверное, его когда-то вырыл Бучер», - про себя подумал ехидна. На стенах тоннеля виднелись чёткие следы от копательных когтей. «Значит, этот путь обязательно куда-нибудь приведёт». И Наклз не ошибся. После где-то трёх часов утомительного пути вдалеке забрезжил слабый свет. Вдруг Фэнг остановился. Наклз невольно тоже притормозил. Ищейка откуда-то достал медальон в форме розового сердечка и протянул его ехидне со словами:

- Передай это Руж. Она оставила...

Наклз взял медальон и наблюдал за Фэнгом. Тот резко развернулся и снова пошёл на свет. Но движения у него были какие-то резкие, скованные. Походка говорила о весьма нервном состоянии ищейки, и Наклз отважился спросить:

- Видимо, тебе небезразлична эта мышка?

- Не твоё дело, - резко оборвал его Фэнг дрожащим голосом.

Руж уже минуту как неслышно двигалась за парнями и, узнав медальон, решила подслушать, о чём они говорят.

- Но все-таки... – не сдавался Наклз, - Почему ты так с ней поступаешь?

- Я хочу заставить Руж ненавидеть меня.

- Но зачем тебе это? – совершенно не понимая мотивации Фэнга, спросил ехидна.

- А затем, что так будет лучше для неё. В силу определённых причин я не могу остаться с ней. И расставание пройдёт для Руж наиболее безболезненно, если она потеряет не друга, а врага, - Фэнг резко развернулся к Наклзу, но взгляд ищейки смотрел куда-то поверх него или сквозь него, словно сжигая какого-то невидимого недруга, - Ради этого я готов пожертвовать собственным счастьем.

Ищейка замолчал, а ехидна больше не пытался поддержать разговор. Глаза Фэнга светились ярким пламенем. В этом взгляде было всё: радость и печаль, не исключающие друг друга, боль и надежда на лучшее, порождающие друг друга, любовь и ненависть, слившиеся воедино. Руж тщетно ловила этот взгляд. Сейчас она видела перед собой не казанову с лукавой улыбочкой, а героя, именно того героя, которого полюбила четыре года назад и которого продолжала любить. В этот момент летучая мышь подумала: «Как жаль, что сегодня я забыла водостойкую тушь...»

Дальше весь недолгий отрезок пути Фэнг и Наклз шли молча. Когда они вышли из тоннеля, Фэнг повернулся и сказал:

- Теперь наши пути расходятся. Тебе – туда (сделал знак рукой), мне – сюда (-//-). Не забудь про медальон!

- OK! – ответил Наклз.

- А всё-таки, - продолжил Фэнг, снова изобразив на лице лукавую улыбочку, - изумруд Хаоса будет моим.

С этими словами Фэнг пошёл прочь. Наклз обернулся. Он увидел Руж, провожающую взглядом силуэт своего «зазнобыша». Он подошёл к ней и протянул медальон:

- Фэнг тебе передал.

Та молча взяла побрякушку из рук Наклза, но взора от Фэнга так и не отвела. Наклзу ужасно захотелось оправдать ищейку в глазах мышки, и он попытался начать:

- Знаешь, а он не...

- Знаю, слышала, - перебила его Руж, - Я в курсе вашего разговора.

Дальше она молча глядела на чёрную точку, которая становилась всё меньше и меньше. Наклз мягко и ненавязчиво пытался заставить Руж уйти, но она стояла, как вкопанная. Тогда ехидна философски изрёк «чего только не насмотришься в этой жизни» и пошёл в противоположную сторону.

Руж смотрела на силуэт Фэнга, пока он не исчез. Потом она перевела взгляд на медальон, после этого – на предвечернее небо и... улыбнулась, но как-то грустно.

8) Гитара Хантер и сила Крим.

- Я сейчас! – крикнул Соник друзьям, стоящим у разлома земли, и направился в сторону дома.

- Соник! Зачем ты...- начала было Эми. Но ответа не последовало, потому что Соника уже и след простыл, - Какой нетерпеливый! Неужели не мог нас подождать!

- Может, у него важные дела? – попытался оправдать друга Тэйлз, но на Эми этот номер никак не подействовал.

- Что у него за срочные дела? Валяться где-нибудь и ничего не делать?

- Мм... – Тэйлз явно хотел вставить какой-нибудь контраргумент, но, видимо, ничего подходящего на уме у него не было, и лис отказался от идеи разубедить недовольную ежиху.

Соник действительно торопился. У него было задание супер высокой важности: вернуть Хантер гитару, пока гиена снова не скрылась. Пулей ёжик влетел в дом и сорвал ту самую гитару с крючка, на котором она висела всё это время, и опрометью понёсся в обратном направлении.

Соник застал Хантер сидящей на старом пне. Казалось, будто бы она разговаривает со своей чёрной светящейся птицей, но так это или нет, Соник не выяснил, потому что был замечен.

- Не прячься. Я это не люблю, - поприветствовала Хантер синего ежа.

- Хантер... Ты не... Я только... – Начал говорить Соник. Язык у него явно заплетался. Ёжик начал заикаться. («Раньше со мной такого никогда не было», - подумал он сам про себя).

- Спокойнее. Сконцентрируйся и выкладывай, с чем пришёл, - сказала Хантер голосом учительницы, которая собирается поставить двойку нерадивому ученику.

- Я... я хочу вернуть тебе кое-что, - Соник протянул девушке гитару, - вот, ты забыла.

- Спасибо, - ответила она.

Сонику льстил сам факт того, что Хантер благодарит его. Не говоря о том, что ёжику показалось, будто бы на мгновение на лице гиены проступила улыбка. Хантер обнимала гитару, как родственника или очень близкого друга и то ли обращалась к Сонику, то ли просто высказывала мысли вслух:

- Как мне её не хватало! Песни – это единственная радость в моей жизни, которую ничто не заменит. Да, ничто и никто!

Расхрабрившись, Соник подошёл к гиене ближе, потом ещё ближе. Та вроде бы была не против. Наконец, Соник совсем осмелел и попытался взять её за руку. Казалось бы, невинный жест... Но Хантер восприняла это, как известие о ядерной атаке. Она резко дёрнула руку прочь от ладони Соника и со словами «не делай этого никогда» унеслась прочь. Соник, конечно, мог бы догнать её, но не стал. Он молча развернулся и побежал к своим друзьям.

- Соник, почему ты такой грустный? – заботливо спросила Эми.

- Да так...

- Неужели тебя кто-то обидел? Если что, дай мне знать: моя кувалда не знает поражений!

- Спасибо, я сам во всём разберусь, - ответил Соник, желая поскорей отвязаться от Эми, которая то и дело норовила повиснуть у него на шее. Соник увидел Бучера, которого почему-то не приметил с самого начала. Он что-то говорил Тэйлзу про изумруд.

- Привет, Бучер, - обратился к нему синий ёж, - Наверное, хочешь помочь вернуть изумруд Хаоса?

- Зачем же? – ответил тот, - Адита уже обо всём позаботилась.

- Адита? – хором переспросили все.

- Да, конечно. Адита и её юная ученица.

- Ученица? – поинтересовалась Эми, - Что за ученица?

- Не важно, - ушёл от ответа крот, - Главное, что изумруд снова у нас. Правда, Соник?

Соник утвердительно кивнул, поняв, что из Бучера ничего не выпытаешь, пока он сам не захочет рассказать об этом.

А вот как всё произошло.

- Доктор Эггман, вам удалось заполучить изумруд Хаоса?

- Верно, Деко. Я знал: судьба мне улыбалась с самого начала, - и дальше наш очень скромный доктор продолжал, - Только такой непревзойденный мастер своего дела, величайший гений из всех гениев, как я, мог разработать этот гениальный план! Наконец-то я обставил надоедливого синего ежа! Он не смог справиться с Шейкером.

- Но ведь Шейкер выведен из строя, не так ли, доктор? – робко вставил Боко.

- Это не Соник. Кто-то помог ему...

- Но кто? – спросили оба робота в один голос.

- Это вам и предстоит разузнать. Можете приступать прямо сейчас.

- А есть ли какие-нибудь зацепки? – спросил Деко, а Боко покивал в такт его вопросу.

- Есть. Враг выпустил стрелу, поразившую пульт управления. С неё и начнёте. Я даже дам вам в помощь одного из своих новых роботов.

- Карты?

- Да, Деко. Неси.

- Вот, пожалуйста.

Эггман запустил Selection Machine, и компьютер указал на нужного робота.

- Это один из самых последних роботов. Detector. Он имеет массу преимуществ перед всеми другими роботами.

- Может, в таком случае нам незачем идти? Этот робот и сам справится, - сказал тонкий робот толстому.

- Даже не надейся. Такова наша доля, - обречённо ответил тот.

- Что за разговоры, недоумки? – завопил Эггман, - Вы ещё здесь?

- Уходим, доктор, - донеслось уже откуда-то из коридора.

- Молодцы, - успокоено сказал Эггман, - А я пока разработаю план расширения границ своей империи. С помощью изумрудов Хаоса она может включить в себя не только крошечный Мобиус, но и вселенную тоже! Ха-ха-ха!

В дверях показалась Адита, которая неизвестно как проникла на базу.

- Хорошо, что ты понял, какую глупость сказал, и сам над собой смеёшься, - прошамкала она.

- Кто это? – вскрикнул Эггман, напуганный внезапностью появления незваного гостя.

- Называй меня Адита. Я пришла за изумрудом Хаоса.

- Да? А ты уверена, что я тебе его отдам?

- Послушай, Доктор Эггман. Мы уже не молоды, поэтому я не вижу смысла драться. У тебя есть много роботов, но они бессильны перед теми сущностями, которые находятся в моём подчинении. Я практикующая ведьма, поэтому лучше сразу отдай изумруд.

- Я не верю во все эти бредни о колдовстве. Или ты убираешься, или я выпровожу тебя силой. Мои роботы позаботятся об этом, - Эггман потянулся к кнопке, вызывающей роботов-охранников.

- Допустим, я, старая квашня, не справлюсь с ними. Дадим же молодым шанс проявиться. Войди, - сказала она в проход. Там показалась фигурка маленькой девочки. Кто это, Эггман не понял, потому что малышка стояла в тени.

- Это моя юная ученица, - представила Адита свою помощницу. – И сейчас у неё практика. Милая, какой изумруд отвечает за изменение и искривление?

- Розовый, - сказала некая ученица.

- Молодец. Теперь позови его, как я учила.

Девочка вытянула руку вперёд. Из мастер-изумруда, находящегося за спиной Эггмана, вылетела красивая розовая птичка, приземлившаяся на руку девочки. Ошалелый Эгг совершенно забыл про то, что собирался вызвать роботов, и с открытым ртом наблюдал за происходящим.

- Действуй, - приказала Адита подопечной, и та крепко зажмурилась. Пот валил с неё ручьями. Доктору стало интересно, что же будет дальше. А случилось вот что: Кресло, на котором сидел Роботник, начало изменяться, будто бы было сделано из пластилина. По бокам из него «вытянулись» своеобразные щупальца, которые обвились вокруг доктора и накрепко привязали его к креслу. В таком положении он уже не мог дотянуться до заветной кнопки, что очень его разозлило.

- Я до вас ещё доберусь! Вы у меня за всё ответите! – кричал Эггман вслед Адите.

- Молодчина, Крим, ты оправдала мои надежды.

- Спасибо, Адита, - ответила Крим, - Я старалась!

- Теперь нужно дождаться полнолуния.

- Полнолуния? Зачем это?

- В полнолуние барьер, разделяющий нашу реальность и прочие миры, наиболее тонкий. При полной луне будет легче.

- А сколько нам ждать?

- 18 дней.

- Так долго?

- Долго? Это очень мало для вечности, поверь мне.

Дальше Крим и Адита зашагали молча. За ними ползла огромная зелёная змея. Это, конечно, был модифицированный изумруд Хаоса.

9) Моль среди капустниц.

Поле. Бескрайнее поле. Ни деревца, ни кустика. Только одна пестрая непрерывная гладь, которая неизвестно где началась и не собиралась заканчиваться. И посреди этого необъятного простора возвышались две фигурки.

- Хантер, почему ты так мучаешь Соника? – который раз уже спросила Джевел. Она нарочно разыскала гиену, чтобы поговорить с ней начистоту.

- Если я перестану его «мучить», как ты говоришь, то обреку его на гораздо большие муки. Так что я его не мучаю, - объяснила Хантер.

- Да?! А ты знаешь, с каким лицом он пришёл после вашего вчерашнего разговорчика?

- Его мимика остаётся его личным делом, - всё так же спокойно ответила гиена.

- Хантер, ну я же вижу, что ты чего-то недоговариваешь! Ты ведь не такая жестокая и бессердечная.

- Кто сказал, что я жестокая и бессердечная? Запомни: если я что-то делаю, то на сто раз обдумала это.

Гиена резко отвернулась. Было видно, что она слегка нервничает. По правде говоря, Хантер не фанат таких разговоров, который затеяла Джевел.

- Да, я знаю эту твою черту. Тогда просто объясни мне, зачем ты так поступаешь, и я отстану, - не отступала киска, которая не поленилась обойти Хантер, чтобы всё-таки встретить своими зелёными глазками её огромные тёмно-синие глаза, глубокие, как океан.

- Не мне тебе объяснять такие вещи. Что, сладко тебе зажилось после того, как ты познакомилась со мной? Нет. Ты многое потеряла, ещё больше добровольно принесла в жертву. Для чего? А для того, чтобы дружить со мной.

- Разве я была не права?

- Не мне решать. Очевидно, что от дружбы со мной Соник потеряет больше, чем приобретёт. Судьба моих друзей – разделять со мной участь отверженного, а для этого ежа потеря «публики», на которую он работает, будет губительна.

- Публика?

- Он же у нас герой, - слово «герой» в устах Хантер звучало, как издевательство, хотя она не ставила перед собой цели принизить этим синего ежа.

- Ну?

- Объясни мне, пожалуйста, где кончается смелость и отвага и начинается показуха и работа на зрителя? Кто такой герой? Актёр. А кто такие фанаты? Публика, на которую необходимо произвести впечатление, - Хантер перевела взгляд на стрекозу, невинно пристроившуюся на травинке, которую держала в руках Джевел, и задумалась о чём-то своём.

- По-моему, ты к нему несправедлива. Всё это не так. Я с тобой не согласна.

- Это моё личное мнение. А то, что оно не совпадает с твоим, - только плюс. У каждого должна быть своя жизненная позиция. Не надо верить всему, пока сам не узнаешь, что это.

- Ты так говоришь, как будто у меня нет своего мнения.

- Но ведь это от меня ты переняла нелюбовь к розам, не так ли?

- Ну... Ладно, о Сонике. Ты бы лучше поговорила с ним.

- Зачем?

- Сказала бы, почему избегаешь его, и ему стало бы легче.

- Извини, но я не смогу это сделать. Я же, как ты говоришь, избегаю его.

- Но ты же ведьма, Хантер! Наверняка, ты найдёшь иной способ общения.

- Верно, Джевел! Я знаю, что делать. Спасибо за идею! – голос Хантер немного повеселел. Но совсем немного.

- Да не за что, - киска покраснела.

- Теперь помоги мне, пожалуйста. Не пугайся, так надо. Постой около меня, пока я покину тело.

- Что сделаешь? – переспросила Джевел, но вместо ответа была наглядная демонстрация: Хантер застыла на месте, как вкопанная. Киска подбежала с ней и начала трясти её за плечи, но эффект был такой же, будто вместо подруги Джевел пыталась привести в чувство бетонную статую. Хантер как будто окаменела и вросла в землю. Киска повторила про себя «так надо» и осталась стоять возле подруги.

А на дворе был прекрасный солнечный день, который уже клонился к вечеру. Соник спал на ветке дерева, привалившись спиной к стволу: его разморило от жары. И ему снился сон, будто он, Соник, бежит через лесной бурелом к озеру, где теперь находятся руины острова Демонов, то, что осталось от острова после извержения. Когда он добежал до озера, то увидел Её, Хантер, сидящую на прибрежном камне и поющую песню под гитару. Она была точно такая же, какой Соник видел её в первый раз. «Наверное, она злится на меня, - подумал синий ёж, но после опомнился, - это же всего-навсего сон!» Поэтому Соник подошёл к гиене и присел рядом с ней на камень. Та даже не шелохнулась. Она продолжала петь свою песню, а ёжик припух рядышком и слушал. Вот какие слова он услышал:

Приходи ко мне тенью иль весточкой новой беды,

Чтоб, дождавшись тебя, я была не особенно рада.

Опускайся небес чистой капелькой пресной воды,

Что приносит грозу и является вестницей града.

Я зову тебя вольною песней ночной соловья

Или воем шакала, на звёздное небо молитвой.

Я танцую под песню, как вьётся под дудку змея

Иль как конь, что встаёт на дыбы пред решающей битвой.

Я зову тебя снова и снова, но будет ли толк?

Я не вижу его, хоть смотрю в очень сильный бинокль.

Среди всей этой стаи волков я – неопытный волк,

Посылающий в бездну ночную отчаянный вопль.

Приходи ко мне солнечным зайчиком светлого дня,

Чтобы я любовалась тобой, но поймать – не поймала.

Где ты? Где ты? Опять и опять далеко от меня,

А коротких, но радужных встреч мне становится мало.

Гиена закончила петь. После того, как она замолкла, Соник заговорил:

- Это ты сама написала?

- Да вроде как... – гиена посмотрела Сонику прямо в глаза, и от этого он начал говорить ещё более уверенно.

- Красиво.

- Спасибо.

- А как песня-то называется?

- «Где ты?» Но, если честно, мне она не очень нравится. В предпоследнем четверостишье даже ритм сбивается. Слоги не рассчитала. Да, правда, это очень старая моя песня.

- Да ладно тебе. Я бы и такую не сочинил, - ёж махнул рукой, подчёркивая этим жестом готовность восхищаться всем, что творит Хантер.

- Не заставляй меня краснеть. Я это ненавижу.

- Хантер, - всё-таки отважился спросить Соник, - Почему ты всё время убегаешь от меня?

Пауза.

- Вот, смотри, - гиена вытянула руку. На указательный палец села большая серая бабочка.

- Это моль, - пояснила она.

- Но причём здесь моль? – перебил Соник.

- Дослушай до конца, а потом спрашивай, - Хантер сказала так, будто бы это была не она, а Адита, - Сравнить хотя бы эту моль и капустницу. Вторая приносит не меньший вред, чем первая, но капустницей все восхищаются, а моль просто стараются прихлопнуть. Поэтому не стоит общаться с молью: прихлопнут и тебя.

Моль улетела в небо и начала кружиться в лунном свете.

- И в чём же мораль? – поинтересовался ёжик.

- Подумай головой, - «дружелюбно» ответила гиена. После этих слов она взяла гитару за гриф и встала с камня, чтобы уйти. Соник знал, что всё это – только сон, поэтому вскочил вслед за Хантер и попытался схватить её за свободную руку, чтобы удержать. Когда расстояние между ладонями ежа и гиены было около сантиметра, Соник вскрикнул и отдёрнул руку. Ему показалось, что он дотронулся до раскалённой сковородки.

- Я же просила тебя не делать этого, - сурово сказала Хантер.

- Даже во сне? – спросил пострадавший ежик, тряся в воздухе обожжённой рукой.

- Даже во сне, - уже поспокойнее ответила гиена.

На плечо Хантер села та птица, которая всё врем вызывала у Соника интерес. «Какое знакомое сияние!» - подумал ёж, увидев пернатого друга Хантер поближе. В это время сама Хантер загорелась, будто её облили бензином и подожгли. Птица воспламенилась вместе с ней, и оба они слились в едином пламени. Соник смотрел на это, как завороженный, забыв даже про боль в руке. Вдруг из пламени вылетела та птица, которая всюду сопровождала гиену, а силуэт самой Хантер в пламени начал меняться... И вот уже две птицы летели в небе, купаясь в свете луны. Потом произошло и вовсе неожиданное: птицы остановились, потом резко рванулись вперёд, и всё вокруг ТРЕСНУЛО И РАЗБИЛОСЬ, точно пейзаж был нарисован на стекле. На том месте, где были «изображены» руины острова и часть озера, были две дырки, от которых отходили трещины, искажающее всё пространство. Через дырки можно было видеть какой-то сизо-серо-чёрный туман, в котором происходил электрические разряды. Потом искажённый «Треснутый» пейзаж рассыпался, как стекло, и туман заполнил всю плоскость видимости. Когда он рассеялся, местность восстановилось. Соник побежал туда, но никакого стекла не обнаружил, а повторить то, что сделали птицы, он не смог.

Внезапно ёжик услышал голос Эми. «Это что, кошмар?» - подумал он и проснулся. К несчастью, голос вновь зазвучал, притом совершенно реально. «Лучше уж кошмар» - решил ёжик, но от этого ничего принципиально не изменилось.

- Соник! Вот ты где! – затараторила обрадованная ежиха, - Спускайся скорее! Ужин уже готов! Все только тебя и ждут!

«Ничего не поделаешь, надо и правда спускаться. В желудке-то совсем пусто!» - подумал Соник и спрыгнул на землю. При этом он придержался одной рукой за ствол, чтобы не шмякнуться, но почувствовал сильную боль. Ёжик зашипел. Эми не могла не заметить этого.

- Ну-ка покажи, - сказала она, бесцеремонно стягивая перчатку, - Ой! Где это ты так обжёгся?

На ладони Соника красовался огромный волдырь.

- Не помню... – ответил он, - Пойдём есть. Нас же все ждут.

- Точно! – согласилась Эми, - но дома я обязательно тебя вылечу!

«О, нет!» - быстро пролетело в голове у Соника. Но через минуту он уже забыл думать о том, какие издевательства над собой ему придётся перенести. Его мысли занимало другое: «Неужели всё это не сон? Но тогда что же? Откуда этот ожог? Спокойно, Соник, соберись с мыслями. Наверняка всему этому есть простое объяснение. Этот сон – действительно сон, а обжёгся я где-нибудь ещё... Но где? Неужели бы я об этом не помнил? Странно всё это».

За ужином Соник не отвечал невпопад на все вопросы, даже если их задавал Тэйлз, а не Эми. Все на него жутко обиделись. Но Соника это не волновало: он весь вечер думал о морали того, что ему рассказала Хантер. После ужина он решил позвонить Джевел и спросить, что она скажет по этому поводу. Она же умная, к тому же и подруга Хантер!

Соник включил свет и стал искать в блокноте телефон киски.

- Закрой окно, поналетит же всякая всячина! – строго сказала Эми, - Или выключи свет!

На свет в открытое окно влетела... большая серая бабочка.

«Такая же, как показала мне Хантер, - подумал Соник, - «Такая же». Точно! Теперь я понял: Хантер, сравнивая моль с капустницей, имела в виду, что сама она такая же, как все, но остальные ненавидят её. А тому, кто дружит с ней, не светит ничего, кроме этой же ненависти окружающих! Вот почему она не хочет со мной дружить!»

- Я же говорила! – воскликнула Эми, причём весьма недовольно, - Вот сейчас я её!

И ежиха кинулась с кувалдой на моль. Но молоток приземлился на пустую стену. Осторожно держа моль обеими руками, Соник, выскользнувший через окно, уже нёсся в неизвестном направлении.

- Он что, свихнулся? – удивлённо спросила Эми.

- Не знаю, - сказал Тэйлз, - Я, конечно, слышал, что герои всех выручают из беды, но чтобы спасать моль...

Лисёнок и ежиха недоумённо переглянулись.

Соник стоял у берега озера и глядел на то, что осталось от острова Демонов. Разжав руки, он выпустил моль на свободу и долго следил за тем, как бабочка летает в воздухе и кружится над водой.

А чуть позади на камне сидела Хантер. Соник не видел её. Она посмотрела на Соника, потом на моль, потом на луну, потом снова на Соника. И ей стало как-то не по себе. И немножечко грустно. Если бы ёжик её не услышал, она бы запела. Новую песню. Про моль среди капустниц.

Комментарии

A-mel | 12 Август 2005 г. - 13:10 #1520
Комментарии: 90

Зарегистрирован: 12 Декабрь 2004 г. - 11:52
М... Ммммаша Эггман?!!! О_О Вот это кул!=)) "Эггман" - это прозвище, которое Соник дал Роботнику, но никак не фамилия. Фамилия у них у всех "Роботник" - Джэйральд, Мария, Айво... Да и "Маша" со стороны Адиты как-то фамильярно, словно они были знакомы... А может...
Ва, наконец-то и для Крим во всех фан-мирах нашлась достойная роль!
А вообще очень-очень нравится твой фанф. Хотя это уже нечто большее!;) Как тонко показаны эмоции и отношения героев, как органично вплетены новые персонажи, как захватывающе вьется нить сюжета! Всем буду советовать почитать!
Sirokko | 24 Октябрь 2005 г. - 17:28 #2711
Комментарии: 56

Зарегистрирован: 22 Апрель 2005 г. - 20:27
Соглашусь с А-ней, фанф очень хороший. Такой нечасто встретишь.
Меня только удивляет, что Крим так легко вернула Бучеру зрение. При этом, судя по поведению Адиты и Хантер, сами они либо не могли, либо просто не догадались этого сделать.
hiakl | 20 Январь 2006 г. - 16:47 #4942
Гость


она же Miracle!!!!!!!!!!!!!!!!!
Эми Роуз | 19 Июнь 2006 г. - 13:44 #12256
Гость


как вы смогли всё это прочитать???
Rommy the Echidna | 2 Ноябрь 2007 г. - 14:09 #25878
Гость


А-а-а-й...Ромми в шоке...О-о-й!Ехидны,кошки,ежата...!
Воды!Воды!Это круто!Это здорово!
Эми прибей меня...Шедоу проверни фарш...Соник
закатай в
пицу...Биг поджарь...Тэйлз кинь посылку на остров Ангелов...Наклз ЖРИ!!!
Пошла продолжение,а то бан схлопочу...
Destroydevils | 9 Февраль 2008 г. - 20:03 #40877
Комментарии: 459

Зарегистрирован: 16 Декабрь 2007 г. - 16:12
10. Много
ПРО | 14 Февраль 2008 г. - 00:07 #42209
Комментарии: 154

Зарегистрирован: 2 Январь 2008 г. - 01:11
Че то сначала не мог разобрать- но все таки 9
Molly | 1 Декабрь 2010 г. - 14:21 #82424
Комментарии: 25

Зарегистрирован: 5 Ноябрь 2010 г. - 14:53
Просто супер!
MariaR | 17 Декабрь 2010 г. - 15:26 #83017
Комментарии: 8

Зарегистрирован: 16 Декабрь 2010 г. - 17:43
Как интересно!

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий на этом сайте - пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь здесь , чтобы зарегистрироваться

Привет,

Логин:

Пароль:


Запомнить меня

[ ]
[ ]
[ ]

Баннеры

vk Крупнейший российский портал, посвященный Sonic the Hedgehog
© 2004–2016 SonicCIS
Sonic the Hedgehog and related characters are © SEGA and Sonic Team
admin©sonic-world·ru
[designed by V3]
Время генерации: 0.1305 сек., 0.0050 из этого заняли запросы. Запросов БД: 26.