Перейти к содержимому
⭐️ Форум Sonic World

KiaraTK

Пользователи
  • Публикации

    47
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

4 Нейтральная репутация

О KiaraTK

  • Звание
    Новичок
  • День рождения 15.08.1993

О себе

  • Пол
    Женский
  • Из
    Москва

Контакты

Посетители профиля

11 339 просмотров профиля
  1. Черный Список

    Примерно минуту Эвелин стояла, опиравшись свободной от телефона рукой о стол. Помятая лисица слушала короткие гудки и боролась с весьма неприятным чувством, оставшимся после непродолжительного сна. Такое частенько случается, когда подпрыгиваешь и начинаешь действовать ещё толком не проснувшись. Кажется, будто бы происходящее – всё ещё сон. Снилась старшей из сестёр подавляюще часто войнушка. Похоже, вопросов нет, но голос отца звучал слишком уж реально. И отрезвляюще. - Подъём, ёмана! – Навострившая уши родственница оторвала голову от диванной подушки за секунду до того, как Ив стала говорить. – Больница. Онкология атакована. Бросив телефон на ковёр перед диваном, чертовски бодрая и ясно мыслящая солдатка кинулась в соседнюю комнату к сейфу. Ленор приподнялась с дивана, с трудом собирая окружающий мир в одну цельную картинку. Изображение так и норовило разъехаться, коварное. Озвученные сестрой новости были подобны вогнанной в затылок тупой игле. Ржавой тупой игле. Какая онкология, какие проблемы, когда даже встать - уже беда... Стоп. Младшая помотала головой. Герои они или как? Вставай, значит, проклятьем заклейменный... Лисица изящно повалилась с дивана. - Так точно. - последовал ее ответ бравой сестренке. Собраться с пола было труднее, но реально. Ибо по-пластунски ползти до шкафа с одеждой представлялось действом слегка постыдным. Выполнив труднейшую операцию по переодеванию в чуть более удобную одежду, дева сменила пост Ив возле сейфа. Близняшки перемещались по квартире быстро и слаженно. Дело даже не в том, что они все такие из себя тонко чувствующие друг друга натуры, умницы, красавицы, спортсменки и спасители галактики от кого_бы_то_ни_было. Просто другого варианта не было. Серьёзно! - Я е**ла, - бранилась старшая, застёгивая верхнюю крайне геройскую одежду. – Уроды! Я е**ла! На ходу поймав брошенный сестрой рюкзак, Эвелин метнулась к шкафу за коробкой с заботливо спрятанной кобурой. Отцовские пистолеты могут пригодиться. Равно как и какой-нибудь увесистый лом, который недурственно будет загнать по самое это_самое сраным поганцам, что посреди ночи взяли моду лезть в онкологическое. - Кобура, - не менее эмоционально окрашено сообщила о своих действиях сестре солдатка. – Магазины и ножны. И ходу! Мысленно Ив уже продумывала маршрут до больницы, оставляя размышления на предмет изощрённой мести на сестричку. Ленор кивнула, раздобыв себе вторую кобуру. Мирно отжала у сестрицы второй папашкин пистолет, аккуратно пристроив его в свою кобуру. Рассовала по карманам штанов пару ножиков, мобильный и свой драгоценный мультипаспорт. Ругаться она не торопилась. Воспитание не пропьешь, пусть алкоголь из мозга уже и повыветривался. На ногах боевая филологиня, натягивающая плащик, стояла уже вполне уверенно.
  2. Черный Список

    Телефонный звонок, сравнимый с...а хрен пойми с чем сравнимый, отвлёк близняшек от пылкого обсуждения явных и не особо явных достоинств Лесоруба. Никакой, понимаете, личной жизни. Съехавшая на пол Ив слушала доносящийся из трубки голос с ничего не выражающим лицом. Приятное, можно даже сказать благотворное, влияние алкоголя вновь отступило. - Джек. – Старшая Шепард была многословна как никогда. – Что с Мао? Кто его скрутил? Встрепенувшаяся Ленор чуть не засветила ей коленом по затылку. Было бы неловко. - Санктуари. - Ответил Джек. Кто такая Санктуари - Иви смутно знала. Это была эдакая набожная супергероиня, идущая на борьбу со злом с божьим словом и двумя пистолетами. Впрочем, в плане убийства она была единомышленницей Н7. - Она привезла Мао на байке, и сбросила неподалеку от моего дома. Он изранен, без сознания, но все еще жив. Говорят, его доставят в больницу, и будут содержать там под охраной, пока он не сможет предстать перед судом. - Перед судом, - исступлённо повторила солдатка, потирая свободной от трубки рукой переносицу. – Хорошо. Благодарю за звонок. Как остальные? Мао доставят в больницу. Будут под охраной содержать. Лечить. Может даже с ложечки покормят. Не справедливым ли было оставить его, как есть? Живучий сукин сын. - Валет, Кожа, Марион... Ну, ты знаешь. - Сказал Джек. - Я к чему... Воздержитесь от опрометчивых поступков. Воздержавшись от страдальческого вздоха, Ив запрокинула голову назад, и сама стукнулась о сестринское колено. «Вашу мать. Вашу мать. Вашу мать». Эвелин закрыла глаза рукой и ровно проговорила: - Мы ничего не предпринимаем. Благодарю. Существует возможность поддерживать связь? Мысли бытового толка типа принесения соболезнований и необходимости отогнать от дома Джека отцовскую машину мешались с, как оказалось, крайне болезненными воспоминаниями. Порядком потрёпанный дом. Запах гари и чёрт знает чего ещё. Изрешеченное тело Валета. Почти что воющая жена Кожи. Убитая Мао женщина. И многое, многое другое. - Хорошо, что так. - Тут же сказал Джек, причем слышалось в его голосе явное облегчение. - Боюсь, что со связью будет трудно, я звоню из отеля. А мой мобильный, кажется, был уничтожен вместе с моей спальней. Ну, да. Не подумала. Ив вообще считала себя не очень умной. Особенно сейчас. - Нам жаль, что так вышло с твоим домом. – Полная х**ня в сравнении с убитыми, но. – С завтрашнего утра мы на ногах. Можем чем-то помочь? - Со мной ничего не случится. - Просто, но несколько наивно сказал Джек. - Я звонил только чтобы сообщить новость и попросить. Док наверняка попробует на вас надавить. Эвелин была слишком молода и здорова для сердечного приступа. Кажется. - С чего бы ему? В этот момент старшая Шепард поняла, что боится даже упоминания Чумного. Этот непредсказуемый гад, по сути, держал её сестру в заложниках дистанционно. И дай Бог, чтобы он об этом не догадался. Джек вздохнул. - Они с Мао чем-то похожи. Он тоже решил, что вправе судить, кому жить, а кому нет. А коренной причиной этому служит личная ненависть и душевная боль. - Голос Джека на том конце трубки на миг замолк. - Док был таким не всегда. Он и раньше был жесток, но он был среди нас. А теперь... Отлично. Фантастика. Прорыв. Неожиданный поворот. Проблема Чумного в его душевной боли! Не было, сука, беды! Эвелин предупредительно укусила себя за язык. Подумала о покоящейся рядом бутылке почти что с ненавистью. Не хватало ещё сейчас характер показать. - Пожалуйста, - это было самое выдержанное в галактике «пожалуйста». – Говори конкретнее. - Ничего конкретнее сказать не могу. О нем почти ничего не известно. - Сказал Джек. - Но если с ним общаться, это быстро становится понятно. Нельзя так ненавидеть, если за этим не стоит что-то личное. Мне кажется, именно поэтому он выбрал вас. Солдатка на миг сложила губы трубочкой, будто бы намереваясь взвыть. То ли с тоски, то ли от бурных переживаний. - Ему компании не хватает! – Всё же не выдержавшая старшая смущённо хмыкнула. – Прошу прощения. Так и подмывало рассказать Джеку о том, что душевный разговор с Доктором уже состоялся. Но Ив убеждала себя в том, что пока оно того не стоит. Пичкать Малковски неконкретикой и туманными размышлениями на тему не хотелось. Да и лежащую рядом Ленор заводить... Только ведь стали отдыхать. - Не компанию. Смену. - Сказал Джек жестко. - Он понимает, что обречен, но не хочет, чтобы его борьба кончалась. Желание взвыть в этот миг не казалось лисице таким уж лишним. Как же сложно общаться с людьми. Понимать их умыслы тайные. Или, что того хуже, явные. - Жизнь полна разочарований. Ему это должно быть известно. Эвелин вроде никогда не било током. Но наверняка это как-то так. - Полна. - Согласился Джек. - Что ж, Каю пожелайте от меня выздоровления, как придет в себя. Я, к сожалению, не смогу некоторое время его навестить. Появилось очень много дел. - Передадим обязательно. Первым делом. Перед глазами снова поплыли картины минувшего дня. А ведь, казалось бы, пытались просто напиться и поспать. Несколько часов не думать об этом. Сраных несколько часов. - Повторюсь. Если мы можем помочь. Всегда на телефоне. Хотелось сказать что-то вроде «Спасибо, что позвонил» или как-то так. Но, за исключением информации о Мао, Джек ничего полезного не сказал. Только душу вымотал. - Хорошо. Я запомню. - Согласился Джек. - Может, вам и правда придется защищать и меня, и весь город. - Хорошо. Мы запомним. Доброй ночи. Девушка повесила трубку и улеглась на полу, позволив матереализовавшемуся коту по себе топать. Выдержав короткую паузу, Эвелин сообщила: - Прости, сестра. Я – говно. Не спросила про Лесоруба. Просрала наше личное счастье. Ленор молчала, глядя перед собой. В ее расширенных зрачках не читалось ничего конкретного, но какими бы ни были эмоции филологини, они явно были далеки от позитивных. И отнюдь не потому, что их личное счастье было столь бездарно просрано. Мао скрутили, значит. Раненый, но живой, значит. Ничего не предпринимаем, значит?! Младшая Шепард издала странный звук, как будто бы коротко поперхнулась. Потом очень глубоко и неторопливо вздохнула и совершила попытку несанкционированного побега с дивана. Солдатка мирно лежала на полу. Она была бы рада не игнорировать мяфкающего кота и оперативно реагировать на резкое перемещение сестрицы. Да, увы, не могла. Закрывшая лицо руками Ив перевернулась на живот и судорожно втянула воздух. Если не углубляться в подробности и не скатываться в патетику, старшая Шепард безобидно впала в тихую (нервный всхлип - максимум), но оттого не теряющуюся в красочности, истерику. Были в мире всё.-таки вещи, которые знать ей не следовало. Ну, или следовало, но не прямо сейчас. Так что звонок Джека пришёлся как нельзя некстати. Ленор снова очень медленно выдохнула. Рассеянно подобрала бутылку. Посмотрела на нее с упрямством юного барана. После чего, крепко сжав в руке стеклянное горлышко, порывисто дернулась в сторону выхода из комнаты. Бурлящее внутри негодование требовало выхода. Немедленного и очень, очень кровавого. Например, заявиться-таки вопреки всем просьбам прямо в больницу и... И забить урода бутылкой. Бить, бить, бить, мерно и сильно опуская полупустую стеклянную емкость куда придется, слушая глухие удары, хруст костей, звук крови, брызгающей в стороны. - Я вас любил! - заорал Аллан из соседней комнаты, - Любовь, еще быть может... Девушка вздрогнула, замерев. Прислушалась к строчкам и, когда птичка дошла до строк "Я оглушу вас, вые"идалеепотексту, терпение лисицы лопнуло. С оглушительным звоном бутылка впечаталась в стену. Во все стороны брызнули осколки. - Вот тебе и кровавая расправа. - хрипло подытожила дева, тяжело дыша. Огляделась, натолкнувшись взглядом на практически рассыпающуюся сестру, очень нехарактерно грязно выругалась и удалилась за веником и совком. И осколки, и сестру надо будет еще собрать. А попугаю лампочку в задницу. Всю душу измотал своими литературными изысками, ирод поганый. Звук бьющегося стекла произвёл на всё более погружающуюся в переживания, достойные нежной девы, Эвелин неизгладимое впечатление. Воспоминания о...короче, о том, что произошло в доме у Джека, отошли план эдак на третий. Как бы не напугали лисицу те события, как бы сильно она не винила себя за бесполезность и не жалела погибших, значение должна иметь лишь семья. Родители в больнице, Ленор – рядом. Моментально напрягшись, Шепард-старшая краем глаза зацепила силуэт сестры. Кажется, слишком сложное для восприятия солдатки «нечто» миновало без её участия. Слишком занята была. Ревела, как девочка. - Чтоб их... Эвелин перевернулась на бок и принялась тереть глаза и щёки. Взяла же моду характер проявлять и сопли мазать по стенке. Позор. Какой позор. - Сестра, - лисица глубоко вздохнула, выравнивая дыхание. – Сестра. Прости меня. - Ни за что. - буркнула Ленор, сметающая осколки в совок, - Ну ты тоже, скажешь. Она орудовала веником неуместно резко, иногда просыпая осколки мимо, злясь, оттого лишь сильнее теряя в аккуратности. Сама лисичка была не лучше своей солдафонистой близняшки: усиленно глотала злые слезы, пытаясь сохранять полезность хотя бы на самом минорном уровне. - Удавить бы его, - шурша веником и позвякивая осколками, сипло пояснила филологиня, - Ме-едленно. А они!.. Дома сидите, никуда не вылазьте, глупостей не... Не... Сами они - идиоты. Подавив спонтанное желание высморкаться в диванное покрывало, старшая многозначительно шмыгнула носом. - Всё они правильно делают. Мы же можем наломать дров? – Мы их наломаем, бл**ь! Озвученные сестрицей действия в мире Эвелин могли быть применимы разве что к Чумному. Деятельный псих много хуже организованной-неорганизованной преступности. То, что сказал о нём отец, веры в победу не прибавляло. Проблемы, сплошные проблемы. Наблюдая за действиями сестры, старшая мучительно искала способ ведения беседы на столь актуальную и волнительную тему! Тут надо было действовать осторожно, деликатно. Делать такие штуки, какие Ив в совершенстве раз за разом сливала. - Один м***к опаснее другого. Парад уродов. Я – лейтенант Шепард, и это, бл**ь, лучшее Рождество в Карцер Сити. Когда близняшка закончила убираться и подбрасывать в общий котёл брани, Эвелин всё же набралась смелости и вернулась к главному. К, так его, приме. - Что мы этому скажем? - Доктору? - замерев с совком в руке, уточнило ходячее инферно. Некоторое время она потратила на тяжкие размышления, потом покачала головой. - Не могу сказать, что сильно жажду отказаться от предложенного обучения. Жаль, что силой мысли нельзя убить. Других способов избавиться от Доктора Ив пока что не видела. Было бы просто здорово избавиться ото всего, что выводит Ленор из себя. - Понимаю. Лисичка не без труда села и кивнула головой. Она очень старалась понять. Это было необходимо. - Он наверняка много знает. Иначе его бы давно прикончили... Но он же не в себе. Не угадаешь, что на уме. От более явных высказываний о психическом состоянии упомянутого психопата Эвелин воздержалась. А то мало ли что. - Его осведомлённость и...ну, короче, ты поняла, не прибавляет мне желания умирать под его знамёнами. Шепард махнула рукой и чуть не завалилась на бок. - Пушечное, мать его, мясо. Ленор к тому времени относительно устранила последствия своего гнева и даже стаскала их на кухню. Вернулась с тряпкой и стала тереть стену, заодно решив подобрать и мелкие осколки (так что давила на ткань не слишком старательно). А то у них типа рыжий террорист, он и так пострадать успел. - По крайней мере, он предлагает нам возможность. Вовсе не обязательно проникаться к нему любовью и сразу же помирать. - оттирая обои, протянула младшая близняшка, - А как раз-таки воспользоваться его знаниями мы вполне можем. Черт возьми, он же был прав по поводу Мао! Она шлепнула тряпкой по стене. - Если бы его убили, когда была возможность, никто бы больше не пострадал! И папа... Лисица потянула носом воздух, пахнущий алкоголем. - ...и папа тоже бы не пострадал. - Если бы, если бы! – Лисица стянула с дивана подушку и, положив её себе на колени, упёрлась локтями. – Если бы «этому» хватало совести, он бы не убивал «про запас»! Метод «стреляй по всем – Бог разберётся» имел, конечно, определённую ценность. Но не в их с сестрой случае. Омен так не работает. - Этот сраный театрал запудрит нам мозги! Оглянуться не успеем, а «про запас» уже кого уложим. Это, б***ь, не дело. Кусать подушку, особо диванную, тоже не дело. И шерсть. Кошачья шерсть. - Он живёт на своей волне! На конкретные вопросы не отвечает, туману, чтоб он обосрался, нагоняет! Разве так работают? - Ну конечно, он не отвечает на вопросы! - всплеснув руками (и чуть не расшвыряв подобранные уже с пола осколки по всей комнате), воскликнула Ленор, - Я бы на его месте тоже не торопилась ничего рассказывать! Мы ему кто? Надо думать, он должен нам до черта доверять только потому, что возжелал нас учить? Лисичка остервенело завозила тряпкой по ковру. - Если будем осторожны - никому он ничего не запудрит. Зря нас, что ли, двое? - младшая зашипела, - А что до совести. Будь она у этого одноглазого, никто бы его и убивать не захотел, да. С терпением у старшей сегодня как-то совсем не складывалось. - Да еп! Да е*!...Пх-х. Покончив с пламенной речью, Ив схватилась за голову. Вот как в паре печатных слов объяснить, что у неё на уме? Чтоб было просто и понятно. Доступно, мать его. - Ты кому больше доверяешь: «этому» или отцу? На этот раз не выдерживая театральной паузы и не пытаясь как-то особо поэтично описать свои переживания, девушка продолжила: - Связываться с ним – неоправданный риск. Скрытный позёр. Отца ещё накрутил, гад. Ленор стункула кулаком в стену. Обернулась к близняшке и зло спросила: - Это наш отец с его принципами теперь в больнице, а не Доктор! Нам что, так и предполагается сидеть сложа ручки, быть пай-девочками и кидаться во врагов шишками, чтобы они не приведи высшие силы не поранились? Ив, это не вопрос доверия. Чумной - опасен, но он хотя бы реально что-то делает. Возможно, он и впрямь способен научить нас чему-либо полезному. Эвелин сама толком не заметила, как подпрыгнула на ноги. - Вот как. «С его принципами». Скрестив руки на груди, она взглянула на сестру. Внимательно так взглянула. «Я обещала отцу, что с тобой ничего не случится. Я глядела ему в глаза и обещала». Старшая очень хотела понимать свою сестру, а не злиться. Или искать в собственных принципах какую-нибудь лазейку. Солдатка скривила губы, скрипнула зубами. И ничего из того, что хотела и могла, говорить не стала. - Его принципы. Твои принципы. Наши принципы. - лиса ссутулилась, уже вяло возя тканью по полу, - Теперь-то какая разница. Один черт - не защитили. Она уселась на попу и вытянула ноги, бросив взгляд на сумрачную сестрицу, практически побившую младшую в премии на самое пасмурное лицо месяца. - Эвелин... - беспомощно поведя плечами, лисичка просто сложила руки на бедрах. Ну вот, б***ь. Чего она в результате добилась? Старшая из сестёр вздохнула и потёрла глаза. Сучий день не желал заканчиваться решительно никак. Бесстрашно пройдя босиком к сестре (мелких осколков, невидимых глазу в ночи никто не отменял), Эвелин села рядом. Если накинуть сверху плед, будет точь-в-точь так же, как садилась каждый раз, когда им за что-нибудь влетало. - Я бы убила Мао. Тогда. Думать о «тогда» для солдатки всё ещё было страшно. Быть может, завтра с этим будет полегче. - За родителей. За тебя. Я бы убила кого угодно. Жуткие слова. Ив было ужасно не по себе от того, что всё это без какого-либо принуждения произносила она сама. Хотя, расстроенные чувства и растерянный взгляд Ленор дают по мозгам много сильнее всяких там принуждений. - Но опыт поколений... Да даже этого Чумного, чтоб его, показывает, что убивать – не выход. Не помогает них**. Понимаешь? - Не как выход. - почти шепотом, очень севшим голосом, пояснила младшая, поймав влажной рукой запястье сестры, - Как крайнее средство. Ты - понимаешь? Я бы тоже его убила, видит бог, я даже собиралась! Ее пальцы чуть сжались. - Я не прошу тебя согласиться убивать, я прошу попытаться выжать из ситуации все, что можно. Доктор действительно может многому нас научить, если правда хочет. Я не хочу больше стоять и беспомощно смотреть, как кого-то расстреливают. Не хочу надеяться только на то, что нелетальных патронов в случайном пистолете хватит, чтобы спасти чью-то жизнь. На месте отца мог быть кто угодно! Ты, мама... И я... Она потерла внешней стороной запястья свободной руки лоб. - Это все просто ужасно. - Б***ть. Не меняясь в лице, Эвелин положила голову на плечо сестры. Прикрыла глаза. - Отец от нас откажется. Это для старшей, пожалуй, было хуже смерти. Остаться без рук и без ног, тупой калекой, «сгореть» и потерять работоспособность. Пожертвовать чем угодно, лишь бы не разочаровать отца. Но только не Ленор. И не самими родителями. С ними всё должно быть нормально. - Но...это... Старшая Шепард вздохнула так, будто бы как минимум заходила в клетку к тиграм вооружённая своим детским деревянным мечом. Хотя, если отбросить конкретный образ, то так оно и было. - Но. Кхм. Пусть лучше откажется, но будет жив.
  3. Черный Список

    По дороге больницу Кай Шепард потерял сознание, что сильно встревожило полевого медика. По приезде отца максимально быстрым темпом погрузили на больничные носилки, а врачи прямо на ходу, пока бежали вслед за толкаемой санитаром каталкой, стали опутывать его трубками и катетерами. Ханну и близняшек прямо в больнице около часа допрашивало несколько полицейских. Допрашивали бы и больше, и может даже увезли бы в участок, если бы не вмешалась какая-то ежиха в строгом костюме, прибывшая в сопровождении двух бойцов "Цербера". Некая "мисс Блэк" в приказном тоне отшила полицейских, и сообщила близняшкам, что они свободны, и привлекать их по делу не будут. Ханна же осталась ждать результатов, слабым голосом распорядившись, чтобы сестры шли домой. Горе горем, однако забивать на работы по дому и некормленных животных - непозволительная расхлябанность для Шепардов. Далеко от больницы они так и не ушли. Привычно пойдя переулками, в которых сами же порой гоняли шпану, сестрицы Омен встретились с еще одним человеком из папиного прошлого. Точнее, он возник перед ними, словно призрак темной эпохи - медленно вышел из внезапно образовавшегося облака белого дыма. Фигура в кожаном плаще и кожаной маске вышла прямо навстречу сестрам, постукивая стальной тростью по мостовой. А вот шагов его почти не было слышно, хотя он и был в тяжелых рифленых ботинках. Из верхней части "клюва" носатой маски через специальные дырочки вырывалось две струйки пара, и наверное только это позволяло предоположить, что он - живое существо. Их визитер поправил шляпу, которая в поправлении не нуждалась, и воззрился на девушек своими матовыми линзами. - Простите, что опоздал. - Послышался голос, который должен был быть приглушен маской, но вместо этого зввучал на полную, и будто бы откуда-то со стороны. - Слишком много работы. Я полагаю, представляться мне не нужно. - Ах ты, сука! На этой критически оптимистичной ноте Ив непременно навернулась бы, растянувшись посреди улицы, кажущейся ей в эту минуту самой поганой из всех существующих. Не позволила солдатке так бездарно закончить свою геройскую карьеру сестра, вовремя дёрнувшая её к себе. Просто шли они по этой самой улице взявшись за руки. Как в детстве. Да, наверное, как обычно. Было в этой привычке что-то важное. Но это самое «что-то» от необременённой тончайшим чувством прекрасного Эвелин всегда ускользало. Если коротко, то они с Ленор шли и шли, время от времени не давая друг другу навернуться. Такая вот фигня. Мысли о событиях минувшего (эта падла ведь кончается, ведь да?) дня старшая Шепард, не сбавляя шаг, замещала планами на обозримое будущее и мыслями о том, что сестрице наверняка не жарко рассекать по улице без пальто. Но как-то позаботиться о родственнице Ив не могла, ибо сама находилась в ситуации на грани фола. Её пиджак был застёгнут на несколько оставшихся пуговиц, и от суровых реалий защищал слабо. На ходу оправив «уехавшую» во время несостоявшегося падения одежду свободной рукой, Эвелин подцепила покоящуюся на своей шее цепочку. С трепетно хранимой гильзой ничего не случилось. Хорошо. В неисчислимый раз отгоняя от себя воспоминания о выпачканных в крови отца руках, что-то бормочущей в пространство перед собой матери и безмолвно роняющей слёзы Ленор, лисица поднесла амулет к губам. «Как ветер гонит пыль». Шепард выдохнула и сильнее сжала руку сестры. Нормально всё будет. Нормально. По семейной традиции на не поддающийся нумерации неожиданный поворот первой среагировала младшая сестра. Эвелин же, не боящаяся по жизни глядеть в корень проблемы, не преминула крайне своевременно, пусть и тихо, повторить: - Ах ты, сука. Доктор. Чумной, мать его, Доктор. Пришёл, урод. Стучит тростью поганою, гад. Зыркает на них глазищами своими, сволочь. Ив скрипнула зубами. Будь её воля, она на волне мгновенно нахлынувшей злобы этого хренового инкогнито загрызла бы только так. Но нет, не сейчас. А что, кстати, сейчас? Следовать отцовскому наказу «С незнакомыми докторами не говорить. Стрелять на звук» уже не получится. Ровно как и дать Ленор время для того, чтобы прийти в себя. Неудачный, словом, день выдался. Думай-не думай, а смолчать старшая ну просто не могла. Потому она выдала нечто «гибридное», совмещающее в себе её собственную эмоциональную планку и потусторонний подход к вопросу сестры: - Опыт мне подсказывает, что у непунктуальных мясо слаще. Ленор хранила молчание. Она плелась, порой чуть пошатываясь, как очень свежий зомби, чье движение уже происходит по принципу автономно работающего механизма, но мышцы еще недостаточно сгнили. Молча поддерживала сестру, если та спотыкалась. Молча же принимала помощь Ив, если ее собственные ноги отказывались внятно сотрудничать. Она чувствовала себя опустошенной. Словно бы она - сосуд, который кто-то выскоблил ложкой дочиста. Все, что она могла сказать и сделать - она сказала и сделала. Был небольшой срыв. Уже сидя в карете скорой помощи, в уютном коконе из холодного железа, мчащемся в сторону больницы, девушка поняла, что все. Выдержка, заваренная на обжигающе ледяной рациональности, заставлявшая Ленор адекватно мыслить в условиях локального, так сказать, семейного, апокалипсиса, лопнула. На девушку разом навалилось все, что должно было мешать действовать в процессе. Страх, боль, беспомощная, не имеющая выхода злость. Младшая близняшка подняла с колен свои руки и, глядя на ходящие ходуном пальцы, расплакалась. Сейчас лицо лисицы не выражало ничего из вышеописанного. Оно выглядело застывшей маской. В голове Ленор происходило примерно то же, что и на лице - ни-че-го. Она просто шла. По памяти, наполовину на уровне подсознательного узнавания улиц, наполовину - доверяя сестре. Кто кого буксовал - дело темное. Тьма бы с ним. Главное, что вообще шли. Тем удивительнее, что вышагнувшую словно бы из ниоткуда фигуру она заметила первой. Тормознула, невольно дернув за руку Эвелин. Услышала, как та невнятно выругалась. А сама во все глаза смотрела на стоящий перед ней силуэт. Несмотря на скорость мышления девушки, процесс узнавания шел медленно. Но верно. Глаза Ленор расширились, она почувствовала, что просто примерзла к месту. Холодок разрядом пробежал по позвонкам. От идиотских переспросов типа "Доктор?" ее спасла старшая, выдав оброненную самой младшей близняшкой когда-то в порыве гнева на непунктуальных сокурсников реплику. Лиса покосилась на сестрицу, с трудом отведя взгляд от Чумного Доктора. - Ну, это смотря как готовить. - машинально поправив очки, прокомментировала она. Доктор молча выслушал все, что ему сказали. Он не проявил ни малейших эмоций, даже не двинулся ни разу, пока слушал. Также, не двигаясь, он ответил на все эти излияния самым будничным вопросом. - Скольких он убил? В какой-то момент показалось, что Ленор вывернет ей пальцы. Старшая Шепард буравила взглядом «объект» и мучительно размышляла, на кой ляд он вообще притащился. Что на уме у разодетого (тут ярко прослеживается разница между дающим возможность скрыть личность костюмом и тошнотворным маскарадом) придурка – неподвластная для ума Ив загадка. Но все эти сравнительно дешёвые фокусы были не просто так. Чумной, конечно, мужик стильный. Но всякий стильный мужик работает на публику не ради идеи. Не только ради идеи. Вопросы он задаёт. «Вот ты и на улочке с сестрой и Чумным. Ну, как будешь выпутываться из этого дерьма?» Разум ответил гулким звуком, типа удара половником по пустой кастрюле. И только норов, проклятущий норов требовал реализации. Хотя, загрызть Чумного было всё же предпочтительнее. - Сходи, да посмотри. Теперь Эвелин ответно ломала пальцы сестры. Лисица сама себя не узнавала, но ничего сделать не могла. Самую малость выдержки срубить – и колотить начнёт только так. Ленор стоически выдерживала происходящее с ее пальцами. То ли просто боль воспринимала весьма философски на данный момент своей бренной жизни, то ли дело было в том, что Ив можно и не такое. Ну, или просто было вообще никак не до того. Хотя если бы ее спросили, Ленор бы не увидела причин, почему не все три варианта сразу. Вопрос Доктора и младшей близняшке не слишком понравился. Ну, насколько это коррелировало с ее состоянием вообще. Пусть думала лиса и очень быстро, но сообразить повода для подобного интересу она не могла. - Хочешь узнать, за что еще придется извиняться, помимо опоздания? - девушка поправила свободной рукой съехавшие на лицо волосы, - Или просто прикидываешь, как придется разгружать график для присутствия на похоронах? - Хочу знать, насколько тяжелое наказание должен понести Мао. - Ответил Доктор, шагнув чуть ближе к сестрам. - Дети, достойные самого Седьмого. Он и вас научил меня ненавидеть. Клювастая голова склонилась набок, делая Доктора еще более похожим на птицу. - За что? У Эвелин только шерсть на загривке не встала. Лисице чертовски не нравилось сокращение расстояния между ними и Чумным. Но делать шаг назад она не собиралась. Только буравила взглядом глазища маски. - Ты дурака не валяй, и отца не тронь, - старшая Шепард старательно не рычала на Доктора. Очень старательно. – Говори по существу, не полощи мозги. Реплику сестры младшая восприняла очень отстраненно. Она обдумывала слова их собеседника. - Наказание... - эхом отозвалась Ленор. Какое наказание заслуживает Мао? Вестимо, лишь одно. - Смерть. Губы отца, наверняка уже измазанные в крови, дрожат от напряжения. Его дыхание - сиплое, со свистом. В груди папы что-то клокочет и булькает. ...руки не дрожат, хотя ситуация располагает. В голове только одна мысль: не умер. _Не_ умер. Задыхается, но дышит. Только одно решение проблемы: добить... - Смерть. - решительно и очень холодно повторила девушка. Она во все глаза смотрела на Доктора. То, что он сказал про ненависть... Это же все-таки не совсем так. - Не ненавижу. - по-прежнему очень односложно заключила самая младшая Шепард. Когда Доктор услышал слово "смерть", он будто бы потерял интерес к Эвелин. Все внимание клювастого сосредоточилось на Ленор. - Смерть. - Повторил он, будто смакуя это слово. - Если бы в прошлый раз мне дали убить Мао и всех остальных, этого бы не случилось. Все, кто погиб там, сейчас были бы живы.Но они до сих пор не понимают, каковы ставки. Доктор сделал еще шаг. - Видел вас на складе. Неплохо. Но мало опыта. И слишком мягко. Я мог бы научить вас. Каждое слово Ленор – что дюймовый гвоздь в сердце. Если бы не шепардовская наследственность, лицо старшей из сестёр непременно бы исказила гримаса ужаса. Но Ив была дочерью своего отца, а потому внешне осталась абсолютно невозмутимой. Чуть потянув родственницу за руку, Эвелин перевела взгляд с Чумного на сестру. Та тоже посмотрела на неё. Не сразу, но посмотрела. В глазах Ленор отражалось что-то недоброе. Что-то, что хуже злобы. Если подводить итог проклятущего дня, то вот это было хуже всего прочего. «Мне страшно. Лучше не говорить с ним. Пойдём со мной. Пожалуйста. Пойдём». Абсолютно растерянная Ив цеплялась лишь за мысль о том, что слова сестры могут разниться с делом. Ленор умна, умнее её. Она не поведётся на эти бредни. - Не интересует, - ровно, как бывалый диктор, произнесла старшая. К сожалению, это только звучало как утверждение. Лисичка продолжала молча стоять и смотреть на Доктора, будто зачарованная. Если бы ему дали убить Мао... Если бы ей дали убить Мао... Ничего этого не было бы. Вдруг девушка сообразила, что ее тянут за руку. Медленно, как в классике фильмов ужасов, она обернулась к сестре. Встретилась с ней взглядом и виновато отвела глаза. Эвелин тоже права. Ни она, ни папа никогда не одобряли такой подход. Да и врач говорил... Но ведь это же правда - если бы Мао убили, отец был бы в порядке. Ленор чуть нахмурилась, только так выразив свое замешательство. А Доктор уже подошел к сестрам настолько близко, что если протянуть руку - до него можно было бы дотронтуться. Стало видно, что под плащом у него пояс с множеством ножей, а тело закрывает покрытый отметинами от пуль и лезвий жилет. Да и на маске была одна такая отметина. Он много воевал, и давно уже его костюм не знал нормального обслуживания. Но, тем не менее, функциональностит он не утратил. Неужели он все эти годы только и сражался? - Ах не интересует... - Сказал он. - Они ВСЕ на свободе. Мао еще не самый опасный из них, но он уже сделал много. Я приглядывал за всеми, и может быть я и спас. Но я был один. Я не могу быть везде. Слишком много происходит. Нас должно быть больше. Доктор даже повторил это. - Нас должно быть больше. Ленор потерла щеку рукой, потом задумчиво куснула костяшку указательного пальца. От обилия мыслей в голове возникала путаница, ей никак не удавалось начать мыслить более логично. На сегодня ее разум исчерпал свои ресурсы дикого быстродействия. - Интересует. - прошелестела инфернальная филологиня, - Но... Она снова укусила себя за палец. - Не всех стоит... убивать. - говорить было трудно - найти тему, более больную для младшей близняшки, было непросто, - Это... слишком радикально. Это уже был перебор. Ленор слишком устала. Ей нужен отдых. Ей нужно домой. А не торчать на этой улочке, выслушивая мнение разодетого радикала по поводу нестабильности в городе. Нашёл время, пророк сраный. - Ах «нас должно быть больше». Втиснуться между внушительного вида (вблизи – особо внушительного) Доктором и сестрой было нелегко, но Эвелин сумела. Она та ещё можунья, когда дело касается Ленор. - Не можешь быть везде, б***ь. Времени бумажки развешивать и двери портить у тебя хватает. Ругательств и авторитетного мнения у старшей Шепард было в достатке, но она вытягивала суть. - Ума – не перехвалить. Нам, что, кинуться сражать всю эту сволочь сейчас, потому что из тумана вышел разодетый мужик и сделал головы? Ты будь объективнее. Для Ив было очень важно чувствовать, что сестра стоит прямо за её спиной. - Не сейчас. - Ответил все такой же равнодушный Доктор, уступчиво сделав шаг назад, чтобы не притеснить Ив. - Я дам вам время обдумать, а потом приду снова. Но все же я кое-что скажу. Доктор выдохнул еще облачко пара, и каким-то неуловимым движением заставил трость с громким металлическим клацаньем уменьшиться, став размером с ладонь - Когда-то ваш отец дрался против меня, чтобы сохранить жизнь Мао. Но он не вспомнил об этом, когда пришел убить всех, кто был в том доме. У него нет принципов. Завтра он может задушить Седьмого больничной подушкой. Послезавтра - пытать Ханну Шепард раскаленной иглой. Через неделю - взять в заложники детей, чтобы выманить вас. Он может нанести удар по другим людям. И он такой не один. Кто-то выпустил всех их, и больше нельзя позволять им оставаться в живых. Нельзя повторять дважды одну ошибку. Ленор содрогнулась, вскинув взгляд сначала на сестру, потом - на Доктора. Его слова определенно попали в самое больное. Не случись вся эта жесть вот прямо только что - и лисица, возможно, смогла бы сохранить хотя бы подобие бесстрастности. Сейчас же на ее не особо выразительном лице читалось что-то, отдаленно похожее на смесь бессильной ярости и испуга. Что-то в блеске глаз, напряженном изгибе бровей... - Мы поняли. - непривычно звенящим от злобы голосом произнесла младшая Шепард, - Нам... надо... все обдумать. К горлу вновь подкатил мерзкий ком, заставив девушку беспомощно умолкнуть. Не хватало еще только заплакать перед этим, тьма его побери, персонажем. Лиса держалась из последних сил. Наверное, этот клюв не так-то просто сломать. Или прострелить. Но проверить хотелось – жуть. Те вещи, о которых говорил Доктор, были ужасны. Но в мировосприятии Ив, базирующемся на фактах и определённых понятиях, в данную минуту главным гадом был не Мао (который ещё успеет познать все радости жизни), а этот сраный пророк. Припёрся, гад, сыплет предостережениями. Язык его поганый. Голос сестры заметно дрогнул. Сжав и разжав кулаки, старшая Шепард в очередной раз попыталась прожечь взглядом линзы птичьей маски. Ничего из приходящего на ум Эвелин делать или говорить не стала – не время. - Ясно, - подчёркнуто ровно сообщила девушка. – Мы должны идти. Этот ходячий призрак былой эпохи долго молчал, стоя как изваяние, прежде чем ответить. Пока он стоял, он казался статуей, восковой фигурой, на которую натянут этот жуткий костюм. Но потом послышался его голос. - Идите. Доктор будто бы давал на это свое разрешение, а не соглашался. И, едва он сказал это, он бодро прошагал мимо девушек, даже к ним не поворачиваясь. Его быстрые движения очень контрастировали с былой неподвижностью. Также молча Чумной Доктор скрылся за углом. _____________________________________________________________________________________________________________ Позднее. Дома у сестер. Можно открыть дверь нормально, можно – головой. Страсть как хотелось воспользоваться вторым вариантом, но это очень неэкономно. Потому пришлось довольствоваться упиранием головой в дверь при ворочании ключом. В подъезде до их возвращения вроде бы было тихо. А они с Ленор громыхали так, будто маршировали в лыжных ботинках. Квартира была темна и полна ужасов. Аллан в связи с теменью спал, Андерс выскочил их встречать. Покрутился под ногами, поурчал и унёсся. В целом, был таков. Какое-то время Эвелин стояла, глядя в противоположную стену. Слушала, как сестра закрывает входную дверь. С налётом печали грязно ругалась в мыслях. - Смс'нешь маме? – Вылезая из не расшнурованных ботинок, спросила старшая Шепард. В планы Ив не входило услышать ответ. Планы были другие. Идиотские, конечно, но другие. Спихнув ботинки в сторону, лисица прошла в зал. Методично вывернув на стол содержимое карманов брюк и пиджака, девушка направилась в ванную комнату, попутно включая свет по всей квартире. Раковина и ванна там же, где их и оставили. Эвелин не удосужилась закрыть за собой дверь, ибо у них с сестрой дома не было так принято. На автомате покрутив ручку смесителя, Ив залезла в ванну и включила душ. Сунула руки в карманы и упёрлась лбом в стену. Жизнь, может, ещё наладится. Тёпленькая же пошла. - Принято. - прошелестела Ленор, стаскивая пиджак совершенно механическим движением. Аллан мирно дремал в комнате, докуда не добралась несущая свет Ив, а вот Андерс встретил филологиню на кухне, куда она зачем-то пришла. Осознанно так крутился, целенаправленно даже. Приятно, что в этом мире еще что-то не катится к чертям. Пусть даже это и просто кот, жаждущий пожрать. Не дожидаясь, пока в голову беснующемуся с голодухи коту придет что-то в меру террористическое, младшая близняшка наполнила андерсову миску. Под грозное чавканье и урчание животины лисица присела за стол. Выудила из кармана телефон. Подперев щеку рукой, девушка стала старательно, неторопливо из-за не отпускавшей с момента встречи с Доктором дрожи, набирать маме смс. "Мы дома. Дом, мы и животные в порядке. Папа пусть поправляется. Держись. Если что - звони. Любим-целуем." Удовлетворившись результатом, Ленор поднялась. В карманах помимо ножа ничего полезного не было, оный дева выложила на стол. Еще немного поразмышляв, залезла в шкаф. Слегка пошарившись, выудила бутылку вискаря. Непослушными пальцами открыла бутылку, хлопнула прямо из горла. Хмыкнула своим мыслям, после чего пошла обратно в коридор. На секунду тормознула перед дверью в ванную, потом все же шагнула внутрь. Глянула на полностью одетую Эвелин, гордо мокнущую под душем. Пожала плечами и хрипло уточнила: - Потеснишься? Постепенно отмокающая и согревающаяся Ив на вопрос отреагировала фырканьем. Мокрые волосы съехали на лицо, потому сестрицу она не видела. Да и вообще не видела ничерта. Для того, чтобы избежать двойственности трактовки, старшая Шепард добавила: - Хе**я вопрос. Залезай. - Шик. - едва слышно отозвалась лисичка. Забралась в ванную, свесив ноги через край. Задница и спина промокли моментально, через некоторое время и вся правая сторона тела - с этой стороны долетали брызги душа. Однако зажимающей пальцем горлышко бутылки Ленор было совершенно до лампочки. Некоторое время вяло покачав ногами, девушка отхлебнула еще из бутыли, после чего пихнула Ив локтем. - Будешь? - Буду, - решительно ответила Эвелин, ещё только догадываясь, что ей предлагают. Сестра плохого не посоветует. Согревающий душ и не менее согревающее «горючее»...если кому не понятно, то «чернила», шли старшей на пользу. Это был новый, будоражащий опыт в попытке нарубаться под напором воды. Выходило здорово. Свободной от бутылки рукой Ив сняла с этого...как его? Кроче, с «душедержателя» душ, и стала с вниманием и заботой, достойной молодой мамаши из социальной рекламы, поливать родственницу. Пусто тоже согреется. - Нормально? Мож погорячее? - Нормально. - качнула головой Ленор, основательно подрастерявшая за сегодня в инфернальности. Вообще, достаточно непросто быть инфернальной, когда тебя поливают из душика. Липнущие к морде волосы и неуклюже смотрящаяся одежда мешают и придают облику слишком много жалобности. Ну и черт бы с ним. Кажется даже, последнее филологиня произнесла вслух. Но и это не важно. Лиса аккуратно (чтобы не уфигачиться в стену) откинула голову назад, закрыв глаза. - На базу вернуть не забудь, да? - она вслепую протянула руку за емкостью. - Да за кого ты меня держишь? Эвелин в последний раз окатила сестрицу водой, после чего вернула душ на ту самую фигню, что душ обычно держит. - Двинь, - с налётом всё той же суровой ласки попросила Шепард-старшая, возвращая Ленор бутылку. Упомянутая выше фигня с потенциальным представителем правоохранительных органов сотрудничала, но не совсем. На троечку так сотрудничала. Немного поборовшись за своё видение угла наклона брызганья душа, Ив не особо ловко опустилась на колени, и уже более удачно, так по-геройски замедленно, головой (и немного плечом) приземлилась на Ленор. Сопеть сестре в мокрую водолазку – самое, сука, изящное решение. Ленор как раз занималась преуменьшением популяции "чернил" в квартире, когда старшая вдруг ткнулась в нее лбом и напряженно засопела. Лисичка опустила ушки, перекладывая бутылку в другую руку. Завершив эту непростую операцию, она обняла сестру и притянула ее поближе к себе, утыкаясь в девушку носом. Распыляться на бессмысленный треп младшая близняшка не собиралась. Все, что она может сказать, Ив знает и так. Не собиралась. Но. - Все будет хорошо. - неожиданно даже для самой себя сообщила сестре Ленор очень севшим голосом. Обняв сестру левой рукой, Ив ещё какое-то время задумчиво посопела. Сестра, конечно, права. В перспективе всё будет хорошо. Сдюжат, заборят, победят. Но потом. А сейчас надо как-то жить. С вискарём, конечно, нефигово... - Нормально, - подтвердила старшая из сестёр, делая страшно сложное лицо. – Ты придурка покормила? Что-то, возможно отсутствие грохота от падающих цветочных горшков, подсказывало Эвелин, что штатный придурок натурально покормлен. Везёт же ему. - Давай вылезать? Я желаю придаваться пьянству на диване... И пожрать бы чего. - Принято. - не совсем внятно отозвалась лисица, - Пожрать, да. Сильны - на пустой желудок. Она честно попыталась встать, поскользнулась и очень эффектно - нарочно так не сделаешь - шлепнулась на колени, воздев руку с бутылкой подобно знамени. На мгновение (когда перестало быть просто больно) почувствовала себя Жанной Д'Арк. La Pucelle d'Orléans, блин. - Я в порядке. - морщась, произнесла филологическая дева, - В порядке. - Умны, хитры, быстры и догадливы, - уточнила уже более-менее сидящая Ив. В момент крутого почти_падения родственницы лисица встрепенулась. Если до этой секунды она чувствовала мирскую усталость и вежливое постукивание «горючего» в голову, то тут – как бабка отшептала, сознание прояснилось. Надо заметить, приземлилась Ленор зачетно. Как, сука, Фредди Меркури. Шоу, сука, должно продолжаться. Метнувшись, да почти телепортировавшись поднимать младшую, Ив тоже поскользнулась как надо. Не так эффектно, но более удачливо. - Да, ёлы! Это всё равно были твои нелюбимые коленки! Спустя где-то полчаса (на время, правда, никто не смотрел) подсушившиеся сёстры в обнимку валялись на ранее упомянутом диване. Буквально до нитки вымоченные костюмы были заменены на в своё время элегантно уведённые из отчего дома отцовские рубашки. Близняшки добивали «горючее», буржуйски заедая его колбасой. Не нарезанной на ломтики. Так, кусали от батона. Разговор между сёстрами, как обычно, ладился. Они не утруждали себя договариванием фраз или плавностью в переходах от темы к теме. Просто говорили о всяком, избегая серьёзные темы. Серьёзное завтра будет, не сейчас. - Как думаешь... – Ив многозначительно заглянула в бутылку, прищурив правый глаз. – А он женат? Ленор, с видом безмятежного варвара вгрызаясь в колбасу, что-то буркнула. Тут же устыдилась недостойных филологини манер, вспыхнула и поспешно вытащила обголданную колбасную палку из пасти. Открыла рот, подумала и закрыла обратно. Облизнув соленые от поедаемого соевого мясозаменителя губы, лиса призадумалась. Она честно не помнила, были ли у означенного субъекта кольца. - Да чего тут думать. - грозно размахивая палкой как шашкой, подытожила младшая, - Позвонить да на свидание позвать. Она помолчала и веско добавила: - Обеим сразу. Вопрос был очень важным. Отец всегда (в рамках воспитания хороших дочерей) о потенциальных предметах трепетного девичьего воздыхания говорил: «Женатый – всё равно что мёртвый». Что бы он не имел под этим ввиду... - Да не-е-е, - старшая в несвойственной для неё манере пошла на попятную. – У нас и телефона-то нет... Чисто для профилактики глотнув ещё (благо, пока бутылка не опустела), Эвелин вздохнула и уставилась в потолок. Обычно так смотрят на звёзды. Но был только потолок. - К тому же... Ты юбки носишь, краситься умеешь, ведёшь себя нор... Порог непреодолим! Старшая искренне, пусть и с нервными нотками, захохотала. - Ну так... узнаем! Хоть бы у того же Малковича! Должна ж от него быть польза... ой! - отчаянно махавшая колбасой Ленор звезданула дражайшей сестрице в лоб, - Прости. Она посмотрела на импровизированное оружие в своих руках так, как будто ударило Ив оно по собственной, не связанной с младшей, воле. Но тут куда более важные темы были, и колбасища спаслась. - А ты что... у тебя это. Ну как его там? - девушка призадумалась, постукивая колбасой по раскрытой ладони, - Чувство, мать его, юмора. И... эт самое. Решительность, да. Не смехом так нахрапом. Хм... Инфернальная Шепард призадумалась, приняв облик нетрезвого Омена. - Хотя лучше не храпеть, конечно. Мама вот на папу очень жалуется, да. - Да ладно?! – Потирающая лоб Эвелин удивилась так искренне, как только могла. – Папа храпит? Характерный надрыв, доносящийся с обратной стороны спинки дивана, явно указывал на то, что кот близко. Пришёл за колбасой. Может начать угрожать. Хотя, при таком раскладе Андерс может схлопотать непосредственно тем, за чем лез. Философски, мать его. - А я храплю? Я ведь не храплю? Старшей Шепард совершенно не приходило в голову, что за долгие годы (с Ленор она была знакома достаточно давно) проблема храпа при условии спанья вместе могла и всплыть. Ей в, простите, голову приходили совершенно другие вещи. - Ты колбасу-то положи. Не маши, гврю, колбасой! Таким тоном обычно говорят «Медленно положите оружие на землю! Медленно! Руки поднимаем!». Хотя, недалеко ушли. - А вообще... – Лисица в критической мере драматично (по своим персональным меркам) вздохнула. – Какой мужчина. - Вот-вот. - совершенно идентично вздохнула Ленор, - Такой... такой. Мужчина, короче. Сделав этот блистательный в своей простой гениальности вывод, Ленор практически совершила убийство. Усатый рыжий экстремист таки напоролся на то, за что боролся. То есть был почти проткнут палкой колбасы, которую младшая честно пыталась положить. - Жадность фраера сгубила. - приподняла бровь филологиня, чей словарный запас эпизодически страдал от алкоголя, но мудрость оставалась неисчерпаемой, - Не, серьезно. Телефон надо будет узнать. Давненько на свидания не ходили. Хм. Она умолкла, подтыкивая почти насаженного на колбасу кота этим же самым батоном. Кот то орал, то урчал, в зависимости от того, получалось ли у него подгрызать палку или он получал очередной тычок в свое полосатое пузо. - Эй-эй! – Ив махнула рукой, в которой держала бутылку. – Мягше с котом! Мягше-е! Это же перебор! «Испанский перебор!» хором крикнули близняшки, синхронно взмахнув руками. Последнее чуть не отправило в космический полёт вцепившегося в батон колбасы кота. Но это – совсем другая история... - Давно? – Эвелин многозначительно прихрюкнула. – Да ты же с этим! Как его!... Да б**ть. Могильщик тот очкастый! Партийное погоняло «Могильщик» старшая Шепард в своё время дала последнему поклоннику сестры, местному библиотекарю. Шикарная, конечно, история, но тоже не ко времени. - Хотя-я... – Лисица, прищурившись, сколько смогла проследила за уносящимся в соседнюю комнату Андерсом. – С мужчиной в сравнение не идёт. Выдержав истинно театральную паузу, девушка продолжила: - Где. Вот где он был всю нашу жизнь? Хотя бы после совершеннолетия? Хотя-я... Про совершеннолетие я зря. Эк я, матушка, обосралась! - Убирать сама будешь. - строго-строго сообщила младшая, - Еще раз обосрешься - в памперсы закую. А то испортишь еще свидание... Она почесала щеку. - Да ладно. Встретили в самое подходящее время, чо. - лисичка зачесала волосы назад пятерней, - Это... в меру упитанные лисицы, в самом расцвете сил. А могильщик... Филологиня честно призадумалась. - Да ну его, могильщика этого. Он этот... понимаешь... как его. Дрыщ неразумный. Как глиста в скафандре, только без скафандра. - самая младшая Шепард наморщила нос, - Прицепился, как банный лист к этой самой. К заднице. Но когда я сказала, что сломаю ему руку... Она вдруг очень глупо улыбнулась и совершенно неприлично захихикала. - Наверное, это была его любимая рука. - Фи, - сделала весьма уместное замечание сестре Ив. – Да ты пьяная! Продолжить вечную по сути своей битву на тему «кто тут ещё пьяный» помешал грохот, донёсшийся из комнаты. Это, его рыжую полосатую мать, Андерс включал попугая. Точнее, он включал настольную лампу. Которая, в свою очередь, включала попугая. Не очень удачно, но в результате сработало. Пробудившийся от волшебного сна Аллан закричал нечто дико похабное, отчего неготовые к такому повороту сёстры вздрогнули. Не сказать ещё хужей. Но факт остаётся фактом: упомянутый могильщик конкретно мерк, скукоживался и взрывался в себя на фоне обсуждаемого бравого мужа. Стыд и позор глистам-библиотекарям. - Значит так, - чуть не поседевшая от ужаса Эвелин шумно втянула носом воздух. – Давай уговоримся: если утром наши тупые головы болеть не будут, Лесоруб – любовь всей жизни. Идёт? - Отчего же не будут. Будут всенепременно. - потерев висок рукой, ответила трезвеющая от ужаса (вы бы слышали Аллана!) Ленор, - Предлагаю не сдаваться. Умрем пытаясь, так сказать.
  4. Черный Список

    Ленор испытала кратковременный приступ желания снять очки и, развернувшись к маме, сказать, что их разыграли, а это - Ив. Но передумала. Надо же вести себя прилично, верно? Кротко вздохнув, лисица кивнула. - Да, вот такая я, стало быть. Здравствуйте. - девушка вежливо склонила голову. Джек поправил очки, и посмотрел куда-то позади Ленор. - А Седьмого вы где потеряли? - Сейчас подойдет. Машина у него. - Пояснила Ханна Шепард. - Да. Сначала ты езддишь на машинах, а потом они на тебе. - Согласился Джек. - Но что вы-то на холоде стоите? Идемте в дом! Уже по дороге в дом Джек спросил у Ленор. - Полагаю, Седьмой не особо много рассказывал о своих подвигах? - Вам есть, чем дополнить мои познания об отце? - в своем брючном костюме младшая Шепард смотрелась удивительно женственно и - по-прежнему - крайне потусторонне. Ленор как всегда - прямо-таки генерировала вокруг себя ауру мрачной отстраненности. Ее взгляд был обычно устремлен куда-то сквозь собеседника, голос девушки звучал тихо и интонации были очень холодными. Джек, в противовес Ленор генерировавший оптимизм и широко улыбавшийся, изрек. - О, у меня в запасе есть тысяча маленьких историй и фактов. Эн-Семь, к сожалению, не был особо разговорчивым никогда. - Могу вам возразить, Джек. - В свою очередь вмешалась Ханна. - Он был вполне разговорчив, просто не с каждым. Тем временем они уже вошли в теплый, уютный дом Отбойника, в котором уже было некоторое количество народу.Рослый блондин в обыкновенных брюках и рубашке беседовал с белоголовой орлицей. Если первого было нельзя узнать с ходу, то второй была Америкэн-Герл, одна из героинь, не скрывавшая своего лица, да и вообще ничего. Однажды даже позволила себе фотосет в эротическом журнале.Неподалеку о чем-то оживленно спорили лысеющий седой старик в свитере с оленями, и молоденькая азиатка. В одиочестве попивал пивко рыжий лис, но он, кажется, просто устал от общения. Не так уж и много пришло народу, оказывается. И последним гостем был пухлый человек с забавным пробором в обществе, по-видимому, своей жены.Этот, в отличие ото всех, никогда супергероем не был. Напротив - он был злодеем по кличке Кожа, носил довольно вычурный и неприличный костюм. и, как оказалось, просто нарывался на побои. Ему правда нравилось, когда его лупят супергерои. Что он тут делал? Ну, после курса лечения в клинике он стал совершенно другим человеком, и навсегда завязал с этой деятельностью. А потом даже подружился с Отбойником. Все они, конечно же, обратили внимание на вошедших, но узнала их только орлица. - О, это же жена Седьмого! И, кажется, одна из дочерей. Приветик! - Она отсалютовала Ханне бутылкой. Ханна сдержанно кивнула, пригасив улыбку. Ленор кивнула почти одновременно с матерью. Почти. Синхронно они двигались только с сестрой, с остальными такие штуки совершенно не прокатывали. Девушка с вежливым интересом оглядела гостей и едва заметно пожала плечами. Ей было решительно непонятно, зачем отец их сюда притащил. Ведь должен же у этого быть какой-то смысл, верно же? Лисица старалась держаться возле матери, на всякий случай состроив постное лицо - общаться ей ни с кем особо не хотелось. Младшая всегда была интроверткой и не стеснялась это демонстрировать.
  5. Черный Список

    - Мелодия. - почти беззвучно прошелестела Ленор, - "Слышишь ты набата звон?", а? Она еще некоторое время посозерцала розовый плакат, после чего удрученно качнула головой и неторопливо направилась вперед, поглядывая себе под ноги. Девушка крепко держала дробовик, думая то о воронах, то о предстоящем мероприятии. Было бы глупо все испортить, споткнувшись о какой-нибудь мусор или поскользнувшись на свежем льде, не так ли? Философски хмыкнув на отмеченные наметанным взглядом пулевые отверстия в стенах (хотя о калибре, разумеется, спрашивать имело смысл у другой близняшки, если уж возникнет подобное желание), переключила внимание на дыру в полу. О ее назначении она догадалась не сразу, только после того, как сопоставила в голове два и два (ну или что еще там могла сопоставить в голове младшая Шепард). Она аккуратно обошла яму, поглядывая на ее дно. Дно пустовало и наводило на тленные мысли о вечном. Масляное пятно не говорило Ленор ничего особенного, кроме того, что что бы его ни оставило, его тут уже не было. Мрачная как тень отца Гамлета сестренка отшла в сторону подозрительного помещения, прижавшись спиной к той его стене, в которой не было двери, и поглядела на сестру полувопросительно. Вбегать в соседнюю комнату, где, судя по звукам, что-то усердно творилось, с воплями класса: "ВСЕМ ВЫЙТИ ИЗ СУМРАКАБЫСТРААА!" было бы не самым разумным решением. Наверное. Ну, если умирать не хочется, во всяком случае. Эвелин нахмурилась, ибо ей не нравились эти чистюли, ей не нравился этот склад, ей не нравилась эта яркая бумажка с туманящей рассудок надписью и этот доносящийся из мрачных глубин склада шум. Ей «вообще ничего не нравилось, сэр». Наблюдая за передвижениями дражайшей сестрицы, старшая Шепард размышляла. С расчётом времени прибытия полицейских у неё выходил реальный затык. Есть ли смысл продвигаться дальше? Бравые и обременённые полномочиями ребята по прибытию наверняка могут совладать с набившимися в комнатку злоумышленниками, и можно смело уноситься вдаль, пока дороги свободны. Но такую роскошь можно себе позволить только если у названных негодяев нет путей к отступлению. А если путь, так его растак, есть? - Я упала с самосвала, - пробурчала Ив, направившись к скрывающей «неведомых вражин» двери. Лисица двигалась в меру стремительно и глядела под ноги в меру внимательно (прямо как по минному полю, честное слово). Она намеревалась приблизиться к вышеупомянутой двери и, насколько то будет позволять ситуация, подслушать. А если уж удача будет решительно на стороне дочки капитана Шепарда (оно даже звучит солидно!), даже малость подглядеть. Поймав цепкий взгляд Ленор, солдатка сделала ей знак держаться поближе к выходу. А то мало ли что. Поскольку дверь была приоткрыта, Эвелин смогла не только подслушать, но и подглядеть. Она увидела небольшой освещенный участок комнаты, такой же большой, как и та, в которой они сейчас находились. В щель было видно чатсь пустого стеллажа, три черных мешка, уложенных рядочком, и одного чистильщика, который увлеченно драил шваброй пятно крови на полу. Рядом с его ногами стоял пульвелизатор с сильным чистящим средством. Еще один чистильщик, чуть поодаль, всасывал стрелянные гильзы через специальный пылесос(как раз источник жужжания), которым обычно убирали опавшие листья в парках. Рюкзак на его спине так и бряцал латунными гильзочками внутри. - Ребята, давайтье живей, мы отстаем от графика! - Услышала ив голос кого-то в другом конце комнаты, кто не был ей виден. - С погрузкой оружия и так вышла задержка из-за пробитого масляного шланга. Если сюда нагрянет подкрепление Боярина, нам несдобровать. А полиция и того хуже. Те отвечали только согласным угуканьем, которое дало Ив предполагать, что кроме "главного уборщика" и этих двоих в помещении есть еще несколько врагов. Видя, что сестра решила геройски уточнять количественную составляющую противника, лисица некоторое время понаблюдала за Ив и сделала вывод, что силы неприятеля превосходят их, по крайней мере, по количеству. Иначе бравая спасительница голактеки наверняка бы уже или яростно жестикулировала, призывая к восстановлению СПРАВЕДЛИВОСТИ, либо сама бы уже бросилась внутрь, стало быть, эту самую справедливость наводить. Как порядок, да, только справедливость. Итак, сделав сей неутешительный, как и все ее бренное существование, вывод, пасмурная филологиня отлипла от стены. Настало время плана "Б". Она, махнув старшенькой сестричке рукой, отправилась храбро исследовать неизведанное. То есть, это самое маленькое помещеньице, стену которого она старательно обтерла рюкзачком. За той дверью нашлось что-то типа КПП и щитовой одновременно. Здесь был стол, на котором ничего не лежало, стул, запихнутый под стол, а на стенке справа - электрический щит, запитанный от маленького генератора грубым способом двух накинутых проводов. Щит контролировал все освещение здания. Предположительно. Всё то, что не нравилось солдатке до этого момента, качественно поблекло на фоне ещё нескольких (четверых – минимум!) бравых мужей в бахилах. Завершение длинной, как история страданий дорогого Эдгара Аллана, истории с гангстерами попахивало второсортными шуточками. Вторично побоявшись обезуметь от счастья, Эвелин обернулась к сестре. Жест, что был показан родственнице, выходил за рамки простых сигналов, да и приличия тоже. Какие-то мужики в каком-то складе что-то убирают. Младшая, судя по блеснувшему в её глазах инфернальному энтузиазму, в своих соисканиях оказалась несколько удачливее. Последовав за Ленор, потенциальная женская версия Рэмбо (того самого Джона Джеймса) бросила прощальный взгляд на исследованную ею дверь. Дверь, что нехарактерно, не поплавилась. Находка сестры не могла не радовать. Ведь что в эту минуту может быть интереснее и увлекательнее, чем баловство с электричеством? Посовещавшись с помощью изгибов бровей (так могут только менталисты и Шепарды) близняшки обратились к двум поражающим воображение проводам. С видом знающего жизнь и не боящегося умирать электрика Ив чуть пошевелила проводами в надежде на саботирование освещения в соседних помещениях на временной основе. Милая в своей потусторонности сестричка тут же шмыгнула к ведущей в частично осмотренную комнату дверь, явно желая заблаговременно услышать реакцию господ в бахилах. Пусть понервничают, проклятые педанты. Шевеление проводами привело к тому, что один из них отледился от фазы, сопроводив это хлопком и искрением. Свет в сопредельном помещении, как было слышно, погас. Потом смолк и пылесос. - Опять чтоли отгорело? - Послышался вопрос кого-то на той стороне. - Опять. - Подтвердил голос "командира", и следом послышался звук взводимго затвора АК. Этот звук самого дешевого и распространенного автоматического оружия ни с чем не спутаешь. Первое место в русском экспорте, наряду с водкой, красной икрой и писателями-самоубийцами. - А может, это Доктор? - СПросил еще один. - Если да, то мы сейчас рядом с этими неудачниками ляжем. Эндрю, проверь. Остальным быть наготове. Ленор мечтательно улыбнулась, не покидая наблюдательного пункта. Только сдвинулась чуть-чуть в сторону, становясь еще более незаметной для того, кто мог бы зайти в комнатушку с ее стороны. Комнатушка окон не имела, и сейчас была переполнена темнотой - в лучших традициях любого мэтра ужасов, будь его областью кино или литература. А сама младшая Шепард, выходит, была притаившимся во тьме чудовищем. Девушка едва не хихикнула. Только планы у нее были отнюдь не такие мрачные. Подождать, пока некий Эндрю зайдет в комнату, да наподдать по затылку дробовиком. Поймать только трудновато будет, чтобы не с грохотом упал, ну да ладно. Управится как-нибудь. Эвелин еле удержалась от того, чтобы не взвыть от осознания грандиозности ситуации. «Эк, батенька, вы обосрались!» - как-то так ситуация складывалась в сознании старшей Шепард. Что там вещали господа в бахилах она разобрала слабо, но общий смысл был ясен. Сейчас, должно быть, будут убивать. Оказавшись в атмосфере интимного мрака, Ив в первую очередь подумала об отцовском бронежилете. Почему? На первый взгляд не ясно, но, в целом, мысль зрелая. После, вернувшись к миру живых, лисица отошла от изящно выведенного из строя щитка (техник же ж от Бога) и практически наощупь прошла к двери, из-за которой слышались голоса добродетелей. Почти физически ощущая зловеще безмолвное присутствие сестры, Эвелин вооружилась пистолетом и встала по другую сторону прохода. Дверь открылась, едва не пришибив одну из сестер, и Эндрю, довольно красивый парень-блондин(к большому сожалению девушек, они не видят, каков он орел) в аналогичном костюме, что и другие уборщики, осветил фонарем комнату и установку. - Вроде никого. - Сказал он, опуская пистолет, который все это время держал на весу. - Сейчас, гляжу. Продолжая светить по сторонам, он прошел вглубь комнаты, прямо к испорченному щиту. Правда почти сразу его оглушили ударом по голове, и подхватили за шиворот, тихонько укладывая на пол. Ленор злорадно гыгыкнула и, зажав дробаш под мышкой, потащила "орла" в сторону стола вместе с сестрой. Нефилигранно приземлив красавца головой об пол, выдвинула из-за стола стул, после чего неизвестный был затолкан под стол. Во избежание, стало быть. Ну и если пошевелится - будет слышно даж в темноте. ...ладно, ладно, кого мы обманываем? У сестер просто на редкость похабное чувство юмора, и все тут. Происходящее потрясало солдатку своей эпичностью. Разворачивающиеся события на эмоциональном фоне возвращали её к шалостям цветущего детства типа связывания шнурков гостей под столом или размазывания по стенам душевой в детском лагере красной гуаши (для достижения эффекта из фильмов ужасов про маньяка, обладающего не только жестокостью, но и фантазией). Переносить бравого бойца в безвкусном комбезе в четыре руки было не очень сложно. Для того, чтобы прийти к простому решению с налётом садизма близняшкам не пришлось и рта открывать. Пусть господин хороший досыпает под столом. А ежели раньше времени очнётся в полной темноте и пугающем холодном одиночестве, пусть попытается резко сесть. И слышно будет издалека, и сам себя уложит спатькать повторно. Был вариант, что не дождавшись своего соучастника, господа в бахилах поступят как в плохом фильме ужаса: один из них скажет «Дорогой, это ты?» ИИИ ПОЙДЁТ в тёмную комнату в одиночку. Ну, быть может, без «дорогой»... Выключив и прицепив к ремню трофейный фонарь, сориентировавшаяся в пространстве Ив потянула за собой близняшку и направилась к той двери, из которой они с сестрой и вышли. План был предельно простым и оттого в меру идиотским. Увы, ребята оказались более умными, или более подверженными паранойе. - Эй! Эндрю! Че там? Молчание. - Эндрю?! Сейчас не время для сраных розыгрышей! Если ты через две секунды не выйдешь или не скажешь что-нибудь, мы стреляем! Ленор, следом за Эвой выскочившая в основное помещение, чуть не сунулась обратно, чтобы сказать "что-нибудь" в лучших традициях хоррора, но предусмотрительная Ив дернула непутевую младшую обратно Так что девушки затихли, стоя так, чтобы слышать происходящее в комнатушке и одновременно не бросаться в глаза тем, кто может выйти через крупную дверь, разделяющую две больших комнаты склада. Даже через стенку было слышно, как застрекотали выстрелы, кроша хлипкие перегородки. В основном были отрывистые пистолетные хлопки, но в них врывалась раздражающая очередь автомата. Комната скорей всего была просто расстреляна. Краткий момент тишины, а потом - неразборчивая команда к действию. И шаги. Часть - в то помещение, а часть - к двери возле погрузчика. Подгоняемые выстрелами, сестрички Омен мчались к сокрытой за погрузчиком двери. Оставалось только надеяться, что эти хронические чистюли с отсутствующим чувством юмора не пристрелили своего же бойца. Пускай он был ласково уложен под столом (подушку под голову подпихнуть забыли, чёрствые девки) и был там в относительной безопасности... Кого волнуют законы физики и потребность в справедливости? Остановившись по разные стороны от двери (но так, чтобы не повторять печальный опыт по прихлопыванию) близняшки стали ждать господ, что предупредительно направились к этой же двери с другой стороны. Пока одна чатсь группы уборщиков возились на проходе, другие парни уже дошли. Похоже, вести мирных переговоров они не желали, потому дверь открылась в неположенную сторону путем крепкого пинка ноги в бахиле. Первым вошел парень с каким-то компактным пистолетиком с подствольнфм фонарем, бешено вертящий головой. Уборщик первым делом взглянул в сторону Ленор, осветив фонарем ее силуэт. Луч света с непривычки болезненно резанул по глазам, но не ослепил полностью. Мрачная, как представитель Жнеца девушка к подобной хрени была привычна, так что, пусть лисичка и зажмурилась, релексы сработали на ура - младшая Шепард моментально вскинула дробовик, радостно (насколько это слово вообще применимо к ее образу) вдавив курок. С такого расстояния шанс промахнуться был мизерным, а силы дробовика должно было хватить, чтобы негодяя с его негодяйским пистолетиком от стрельбы отвлечь. Стрелять из ЗАПАДНИ - некрасиво. Настоящий джентльмен в жизни так не поступит. Вся прелесть ситуации заключалась в том, что Эвелин не могла быть добропорядочным мужчиной по определению, а потому ничего не мешало ей выстрелить в деятельного поганца, наведшего оружие на её сестру. Дробовик плюс пситолет - равно болевой шок. Резиновый шарик, наподдавший в солнечное сплетение, и пистолетная пулька в спину заставили уборщика не то что с оружием расстаться. но ис голосом. От боли он не смог даже кричать, и только засипел, уже лежа на полу и корчась. Но ведь у него были друзья. С другой стороны оглушительно бабахнул дробовик, в этот раз уже боевой. Кусок дверного косяка просто вырвало, будто это место откусил огромный тролль. Штукатурка и крошево так и полетели в лицо Иви. Потом послышался звук вновь взводимого затвора. Вдобавок из мелкой комнатки вышел, судя по всему, вождь племени уборщиков. Помимо формы на нем был разгрузочный жилет, какие выдают разве что военным, а на голову лихо была натянута кепка. И да - у него в руках был Калашников. Но пока он не заметил толком сестер из-за погрузчика, и только целился. Ну и наконец хорошие новости - стали слышны сирены. Очень много сирен. Сюда движется минимум пять машин полиции. Ленор взвела затвор своего дробовика даже раньше, чем поняла, в какой заднице они невольно оказались. Только потом до нее дошло, что целей две, сестра не совсем хорошо видит, а впереди маячит еще один гордый орелище, да еще и с калашом. Если бы на месте Ленор была Эвелин, действо бы сопровождалось чем-нибудь в меру бравым, в меру непарламентским и очень залихватским. Но, поскольку младшая была тем, кем являлась, она могла позволить себе лишь что-то поэтичное, вроде "La Garde meurt mais ne se rend pas!", что, согласитесь, непозволительно длинно, а если говорить быстро, то драматизьм смажется. Так что лисица только мелко пожала плечами и пальнула из ружжа прямо по вражине, собираясь после этого дико ломануться к выходу, зацепив с собой и старшую, например. Ругнувшись так грязно, что грех это даже в письменной форме повторять, Эвелин автоматически подалась назад и закрыла голову рукой. Огромный минус перестрелок на фоне рукопашной – некому ответно душевно вшатывать, например. Оценить всю меру, степень и глубину не могущая прочихаться, проматериться или залихвацки отмахаться солдатка не успела. Да оно и ни к чему – как раз для таких случаев Бог и папочка сделали Ленор. Проморгавшаяся на бегу Ив быстро сложила два и два, и для себя резюмировала: кроме как выбегать из склада, миновать фургон и возможное оцепление и дико уноситься вдаль через дыру в заборе, ничего не оставалось. Ответно вцепившись в сестру, старшая Шепард знатно втопила. Ленор поступила как в тире - передергивание затвора она осуществила прямо во время прицеливания, и когда в прицеле оказалась вражеская голова - оставалось только спустить курок. Спецназовский дробовик выстрелил - и кепка главного чистильщика взлетела в воздух, открыв его стрижку стиля "короткий ирокез". В падении тот выпустил длинную автоматную очередь в потолок, дырявя жесть, которая покрывала крышу. За сестрицами тут же открылась погоня. Из мелкого помещеньица вышел один, который даже не целясь стал стрелять. Парень с дробовиком же вместо того, чтобы гнаться за кем-то, продолжил дырявить стенку в надежде, что врашг все еще там. Или просто перепугался. К счастью, ни одна пуля сестер Омен даже не задела и ничто не помешало им вырваться из здания склада наружу, совсем рядом с фургоном. Погоня продлилась недолго. Сестры успели миновать забор, перебежать улицу, а потом от преследователей их отрезало несколько вставших между ними машин полициии. Визжа томозами, они перекрыли путь оставшимся на ногах уборщикам. Дальнейшее ыбло ясно - много людей в синей форме и бронежилетах, легко подлавленное вялое сопротивление, мордобой и наручники. Сегодня у полиции будет хоть один повод порадоваться. Сестры могли наблюдать все это с почтительного расстояния. ...могли, но не стали. Потому что дико уносились домой. Попугайчик и кот еще не кормлены, в конце концов. Что сестры, ироды какие, животин голодом морить?
  6. Черный Список

    Наблюдая за слабо идентифицируемыми господами старшая Шепард многозначительно шмыгнула носом. Дабы хоть как-то разбавить повисшее неловкое молчание, Эвелин высказала своё мнение по сложившейся ситуации: - Это, мать вашу, просто бред какой-то... Я сейчас обессмыслюсь просто. Девушка скрестила руки на груди, и внимательно присмотрелась к незатейливо припаркованному фургону. Неприятно, конечно, но когда всё шло по плану? Ив оглянулась, будто бы ожидая, что ещё пара грозных мужей в костюмах уборщиков в этот самый момент стоят за их с сестрой спинами. Поразительно, но никого поблизости не оказалось. - Здесь нас не заметят... Только если мы не начнём хором петь русский гимн. Тончайший юмор старшей Ленор оценила тихим хмыканьем. Она даже не обернулась, оставив эту часть оценки обстановки на совести драгоценной близняшки. Раз матов и стрельбы не раздалось - значит, все в порядке. Лисица приподняла брови, с вежливым интересом наблюдая за действиями предполагаемых антагонистов. - Нет покоя в той пустыне. - резюмировала она строчкой из произведения Незабвенного и легонько пожала плечами, посмотрев на сестру. Эве было видно только два поблескивающих из-под капюшона глаза. - Вырубить. - сохраняя замогильные интонацию и лаконичность, полувопросительно прошептала Ленор. С крайне недовольным видом Ив вновь обратила свой взор к фургону. После попыталась прикинуть, скольких ударников труда они с сестрицей теоретически могут не видеть, и как можно лихо проскочить, не попав при этом в поле зрения. А то панику разведут, начнут кричать «Эй! Кто здесь? Покажись!», стрелять и, в целом, вести себя некрасиво. - Принято. Укладывать бойцов спатенькать, - тихо проговорила старшая Шепард и поправила безусловно придающий ей скрытности, прыти и крутизны капюшон. Мужи подозрительной наружности после непродолжительной беседы вернулись к своему, так скажем, делу. Эвелин не стала рисковать и высовываться из-за угла пока гордые носители бахил не вернулись в здание склада. Сделав сестре знак следовать за собой бравая солдатка крадучись приблизилась к поднятой двери. Бытовало мнение, что отправляться за джентльменами внутрь, да и вообще «светиться» не стоит. Ибо воистину склад тёмен и полон ужасов. Пригнувшись (сложно сказать с какой именно целью), лисица проскочила к другой стороне дверного проёма и замерла в ожидании. - Это я-а... - непонятно к чему пробормотала вслух обрывок мысли демоническая близняшка, не менее по-демонически аккуратно и бесшумно перемещая свою сумрачную фигуру к ближайшему краю двери. Едва удержавшись от насвистывания уместно зловещей колыбельной о звездочке, лисичка на ходу достала дробовик. Некоторый жизненный (для Ленор, и редко, но все же нежизненный - для жертв) опыт показывал, что хряпнуть этим чудищем по жбану бывает не менее жестоким и действенным методом, чем выстрел резиновыми патронами в жо... куда бы то ни было. Младшая из сестер безмятежно улыбалась, думая о том, что, когда все это закончится, и они с Эвелин смогут вернуться домой, надо будет набодяжить глинтвейна какого-нибудь и адово поугарать с сестрой над очередной вычитанной в сети крипотой, например. Но это все потом. Ленор легко задвинула ненужные сейчас мысли, моментально пересосредоточившись обратно на деле. Уборщики ушли прочь, продолжая вести разговоры о талантливом сыне. Они прошли внутрь того помещения, из которого вышшли ранее. Их шаги гулко отдавались там, а затем они прервались звуком открывшейся двери. - Захлопни! Сквозняк же! - Послышалось откуда-то еще. - Ща, блин, а с мертвяком нам через окно вылетать? Ну-ка... Долго ждать не пришлось. Парочка чистильщиков снова вернулась, волоча за специальные лямки черный мешок с телом внутри. Девиц Омен они не заметили, и прошли мимо, собираясь погрузить мртвого к остальным, заполнявшим багажжное отделение фургона. К слову, там было еще четыре таких мешка. Старшая Шепард была рада столь удачному (если это вообще можно считать удачей) стечению обстоятельств как рождественскому подарку. Она заранее приготовила пистолет и просигналила сестре, чтобы та не перестаралась, ибо между «оглушить» и «вшатать наглухо» существовала весьма тонкая, незаметная на первый взгляд грань, и теперь чуть ли не с умилением созерцала затылок своего «визави». У неё самой, что греха таить, с расчётом приличной для леди силой время от времени возникал затык. Ну, это ничего. Если клиент после удара рукояткой пистолета по голове приходит в себя, и после не смеётся и не писается где попало, миссию можно считать выполненной успешно. Врождённая тяга к синхронности зачастую срабатывала без ведома Ив. Потому она даже не заметила, что делает шаг вперёд и наносит удар по вышеупомянутому обаятельному затылку уборщика единовременно с тем, как Ленор дичайше вламывала своему милому оппоненту. Ленор в ответ на предупреждающие знаки обожаемой сестрицы улыбнулась так широко, что ее острые зубы опасно блеснули в слабом свете. Естественно, она беспокоится. Эти несчастные Хароны и впрямь не представляли собой ничего такого, что могло бы вызвать у радикально настроенной сторонницы закона сочувствие или, там, хотя бы жалость в любой ее, пусть и унизительной, форме. Дождавшись, когда недоделанные работники импровизированного похоронного бюро вынырнули со склада с очередной скорбной ношей, Ленор с механической точностью, совершенно синхронно с сестрой, шагнула в сторону своей жертвы и щедро звезданула бедолагу по голове достаточно тяжелым орудием закона. Не Дамоклов меч, но тоже сойдет. "Вива ла джастис", пронеслось в голове у юной Шепард, старательно сделавшей поправку на вес своей пушки. Ибо гласит же заповедь: "не убий", и должна она, как считается, распространяться даже на тех, кто, откровенно говоря, таскает продукт именно этой деятельности. Что-то типа "А тут курить можно?" "Нет" "А откуда окурки?" "А от тех, кто не спрашивает". Если бы это кто-нибудь видел, то удивился бы, с какой точностью и синхронностью выполнили маневр две одинаковые девичьи фигурки в плащах. Два смачных удара по затылку слились в один, словно звон рождественских бубенчиков, и двое уборщиков без сознания упали в снег лицами вниз. Само собой, мешок они тоже уронили. При более близком рассмотрении выяснилось, что уборщики не очень-то и безобидны. У обоих было по пистолету с глушителем. Во всяком случае один такой вывалился у правого из поясной сумки. - Лежит безжизненное тело на нашем жизненном пути... – Вдохновлённо зашептала Эвелин, примеряясь к своей тяжкой ноше. Ей прежде случалось волочь бравых мужей в разной степени сознания (и, что характерно, сознательности) по разной степени тормозящим препятствиям, но тащить потерявшего осмысленность облачённого в практичный костюм незнакомого мужчину ей, кажись, приходилось впервые. Тащила Ив свою ношу быстро, успешно...да в мыслях беспомощно матерясь. В вопросе связывания (не поймите превратно) у сестричек Омен был определённый, не сказать «богатый» опыт. Для того, чтобы могущие очнуться господа получили от жизни полное удовольствие, старшая Шепард после завершения /будоражащей воображение/ захватывающей процедуры связывания фигурно заклеила им рты скотчем. Вообще молодец, отлично заклеила. В четыре руки убрав бравых бойцов в фургон и заботливо уложив их в стороне от мешков с потерпевшими поражение гангстерами, Эвелин поспешила к сиротливо лежавшему у двери запакованному телу. Уборка требовала особой прилежности. Солдатка тихим одобряющим гыканьем отметила сестринское «Ты скотчем заклей» и безапелляционно защёлкнула за «опоздавшим» телом дверь кузова. - Поскольку я тот, кто я есть, я не могу пожелать Вам спокойной ночи. - меланхолично оглядев плоды трудов своих, одновременно со вдохновенной цитатой Ив выдала Ленор. С умеренным энтузиазмом помогая с переноской еще дышащих и уже не очень тел в салон автотранспорта, лисичка вполголоса бубнила что-то в меру дикое; знающий ее похуже решил бы, что она или читает заупокойную всем и сразу, или вообще Сатану призывает, так сказать, на горяченькое. Связыванием филологиня с дробовиком занималась с не меньшей охотой, тихонько посвистывая все-таки желанный мотив колыбельной в процессе сочинения узлов. Выпрыгнув из кузова, младшая Шепард метко выдала вышеозначенный совет на тему скотча замешкавшейся у двери сестрице. Почесала пушистую щечку, творчески огляделась, оценивая вспаханное поле деятельности. - Глянем в салон. - с привычной полувопросительной интонацией шепнула она сестре-солдафонке, вдоволь нагыгыкавшейся над тончайшей иронией. В салоне не оказалось никого. Хоть мотор машины и работал, но водитель, по видимому, удалился. Не столь давно кстати удалился - на снегу остались отпечатки его ботинок, и вели они туда, откуда вышли двое этих парней. Значит, он там. Бегло оглядев не хранящее в себе ничего интересного место водителя и соседнее, близняшки, переглянувшись, безмолвно друг другу кивнули и последовали за следами внутрь склада, стараясь при этом двигаться как можно осторожнее.
  7. Черный Список

    - Тихий край когда-то был, Где давно никто не жил, - задумчиво протянула Ленор. Она поправила капюшон, бросив короткий взгляд на сестру. Легонько дернула лямку рюкзака, всматриваясь вниз, в сторону склада. Самая инфернальная из близняшек шевельнула бровями, выудила из означенного рюкзака телефон и, разворачиваяс к Эвелин, быстро, четко и очень деловым тоном заговорила: - Я думаю, из всех вариантов самым разумным будет тем или иным способом заманить сюда полицейских. В таком случае нам останется только что-нибудь придумать, чтобы задержать обе стороны в здании склада. Мнения, предложения, уточнения? Старшая из сестёр Шепард задумчиво почесала подбородок. В целом, вид у неё был как у старого вояки из не менее старого фильма. Упомянутый старый генерал, щурившись, бродил по каюте, плевал на пол и кричал "Ха-а-арр! Мне вообще ничего не нравится, сэр!". У Ив же в данный момент для чертовски точного пародирования не было никаких условий. - Предлагаю минировать, - с очень сложным лицом заявила она и выдержала паузу, дабы Ленор оценила всю глубину шутки. - А если по существу... Стрелять в воздух - не резон... Девушка иронично приподняла брови и кивнула в сторону коммуникатора сестры. - Придётся по-старинке. А дальше - как пойдёт, и да простят нас боги! Лицо Ленор, на котором не дрогнул ни один мускул, лишь на мгновение стало еще инфернальнее, но Эва могла увидеть только блеснувшие из-под капюшона глаза. Оценила демоняка шутку, короче, как пить дать оценила. - Принято, капитан. - "отвесила" ответный "реверанс" младшая. Зубами стянула перчатку, выглядя при этом как какой-то маньяк из известного фильма. С легкостью пианиста пробежалась по сенсорной клавиатуре, поднесла аппарат к уху, делая вызов, если кто не догнал, со второй сим-карты, используемой ка-ак раз для подобных целей, а потому часто меняющейся. Едва услышав голос оператора, Ленор отлично поставленным дрожащим голосом жалобно начала: - Девушка, тут... тут стреляют. - лисица очень уместно шмыгнула носом, дополняя образ перепуганного подростка, - Мы тут с ребятами, а они... Стрельба-возня... Нет, не видела лиц. В старом складе они кучкуются, кажись, да... Она торопливо назвала адрес. - Ой, кто-то сюда идет!.. - и отключилась. Ленор чуть склонила голову, так, что когда подувший ветер слегка сдвинул капюшон, сестрице стало видно зловещую улыбку филологини (все еще держащей в зубах перчатку, ога). Дослушав проникновенный "монолог" сестры, Эвелин одобрительно хмыкнула. - Ой, кто-то идёт! Передразнила старшая, и, недолго думая, пискляво добавила: - О, Богиня! Помогите! Бросив взгляд на внешне тихий и нетронутый склад, Иви на миг провалилась в размышления о том, как всё происходящее неправильно. Но только на миг, ибо воистину такими вопросами должны заниматься только грёбанные философы (не путать с филологами). - Пролилась кро-овь. Вот черти тащат на-ши ду-ши... Заунывно и полушёпотом пропела старшая, и запоздало резюмировала: - Мы должны идти. Направляясь к ведущей вниз пожарной лестнице, она вбросила в конструктивный диалог с сообщницей ещё одну дополнительную мысль (будто бы их было мало): - Дожёвывай перчатку, и работать. Бессвязные и грубоватые фразы, брошенные Эвелин, на деле представляли собой словесную форму выражения трепетной любви и заботы о родственнице. Это если кто не догнал. - Угу, почти закончила калибровку перчатки. - не совсем внятно согласилась Ленор, нарочито пожевав обсуждаемую деталь гардероба, пока вытаскивала из коммуникатора сим-карту и прятала в мелкий карман в рюкзаке. После чего напялила слегка подъеденную перчатку и заторопилась спускаться следом за драгоценной сестричкой, в знак поддержки продолжив начатую Ив песенку не менее душераздирающим полушепотом: - Зачем лукавого послушал... сие убийство совершил...
  8. Черный Список

    Имя: Ленор Шепард Псевдоним: Омен Пол: Женский. Возраст: 19. Типаж: Начинающий супергерой. Филологическая дева с дробовиком. Внешность: Среднего роста темно-серая лисица с черными пятнами на кончиках ушей и хвоста. Изящна как березка, синеглаза как черт знает кто и сумрачна аки тевтонский гений в свои лучшие дни. Одевается аккуратно, в подборе и ношении одежды педантична. Носит очки, хотя не испытывает в них острой потребности. Общее производимое впечатление окружающими классифицируется как «инфернальное», что Ленор находит более чем уместным. Девушка даже иногда устраивает вбросы (делаем скидку на ее околосмертный юмор), надевая подвески-пентаграммы и прочие милые девичьему кокетливому сердцу мелочи. Внешность2: Геройский костюм у сестренок, к счастью, не один на двоих, но они все равно одинаковые не менее, чем их обладательницы. Представляет из себя довольно непримечательный черный обтягивающий комбез из достаточно плотной ткани, глубокий капюшон как часть истинно геройского плаща, пояс с кучей креплений для чего угодно, зловещие чорные перчатки и того же цвета полусапожки на невысокой, но очень жесткой подошве. Довершает картину оч-чень геройская маска, не менее чернейшая, чем все остальное(включая душу героини, мухоха). Характер: Если в тихом омуте обычно водятся черти, то в данной заводи можно при желании и достаточной неосторожности напороться на поистине лавкрафтовские ужасы. Ленор очень молчаливая дева с жутко серьезным, но почти не выражающим никаких эмоций лицом. Тем контрастнее ее невероятное умение выражать скептицизм, раздражение или одобрение одним легким движением черных как ночь бровей. Несмотря на общую мрачность, отнюдь не пессимистична. С другой стороны, это еще надо прикинуть, что, по мнению Ленор, может являться действительно плохим исходом. К окружающим внимательна, но требовательна. Вежлива, но ни разу не податлива. Спуску не дает никому, и если вы умудрились насолить этой даме – она постарается вернуть должок, и лучше не дожидаться и прыгнуть в окно самостоятельно. Ее отстраненность от общества и граничащая с настоящей жестокостью жесткость не развились когда-то исключительно благодаря вниманию сестры, не столь погруженной «во сны, которые не каждый смертный решится видеть». Еще психоаналитик постарался, до сих пор старается,бедолага. Вместе со всем вышеперечисленным Ленор является тонко чувствующей глубоко эстетствующей натурой (доктор Лектер тоже был, кстати). У нее жестоко обострено чувство справедливости, отчего порой сама страдает, но поделать ничего не может (это все сестра!). Конечно, Ленор не выглядит как кто-то, занимающийся альтруизмом, но опять же, чего только не сыщется в тихом омуте – да при ее-то воспитании… Способности: Очень быстро соображает, вследствие чего рефлексы соответственно, ускорены. Навыки: Стрельба (пистолеты и дробовики), рукопашный бой, бег по пересеченному минному полю со рвами и крокодилами, причем ночью (не спрашивайте, КАК ее этому учили!); очень экстремальная дипломатия. Инвентарь: Дробовик с запасными патронами (резиновыми-и-и т.т) и рюкзак, в котором: фонарик и запасные батарейки, компактный томик стихов По, армейский многофункциональный нож (угадайте-сами-чей-подарок), моток веревки, коммуникатор. И бинты. На всякий случай (врагам раны перевязывать, чтобы не сдохли, ога). Также, разумеется, ключи от дома и мотоцикла и карточка-мультипаспорт. Бонусом идет плеер с ОСТами из фильмов антиутопического и постапокалиптического направления. Ну, и из фильмов ужасов, разумеется. Имущество: Однокомнатная квартира – одна на двоих, фамильный вай-фай, заднее колесо мотоцикла, абонемент в городскую библиотеку (один на двоих, самая ценная вещь, записан на Ленор), попугай Аллан и котик Андерс. Бабушкина стиральная машинка и мамин книжный шкаф прилагаются. Биография: Какой еще, черт возьми, может быть жизнь, если мама – воинствующий филолог, подвинувшийся на творчестве г-на Эдгара Аллана По, а отец – весьма творческого склада ума (креативный черт, то бишь) военный? Понятно, какая. Капитан Шепард всегда жаждал сына, но любимая жена осчастливила его двойней близнецов, из которых все, увы, оказались девочками. Решено было детишек делить. Старшую оттопырил себе папашка, младшая же досталась маме, и тем, возможно, спаслась (или не спаслась, как посмотреть). Сплав военно-филологического воспитания – штука бессмысленная и беспощадная. Тут еще следует добавить, что бабушка по линии отца – женщина, пребывающая в звании леди-командора, так что девочкам в детстве читали не сказки, а выдержки из отчетов о военных операций, которые в пыльной древности, возможно, были даже под грифом «совершенно секретно». Но оставим общее и перейдем к частному, ибо история Эвелин совершенно отдельная и тоже будет озвучена – но другим рассказчиком. Итак, Ленор. Вся нелегкость ее судьбы отчетливо видна уже хотя бы из ее имени. Когда в детском садике заставили учить стихотворение для Санта-Клауса, она однажды предсказуемо рассказала «Ворона», чем довела присутствующих до сердечных приступов. А вообще, все было не так уж плохо. Ленор учили играть на пианино, она, как выяснилось, неплохо пела. Но потом сработал фактор взаимообучаемости с сестричкой – младшую близняшку жестоко отрывали от книг или пианино и тащили на стрельбище или в тренировочный зал. Впрочем, она, в свою очередь, отыгрывалась, натаскивая Эву в тяжкие времена написания сочинений и эссе. В школе было трудно. Тогда Ленор еще не так хорошо справлялась с непохожестью на других, ее много, часто и со вкусом задирали, и иногда это заканчивалось плохо. И под «плохо» я не имею в виду вмешательство Эвелин – это считается как хороший исход… если вы понимаете, о чем я. Итак, в свое время заметив склонность Ленор к жестокости, Эва взяла дело в свои руки и путем воплей, такой-то матери (не которая кандидат филологических наук), волшебных пенделей и воспитательных бесед склонила таки семейного Омена к добру и теперь активно пожинает вместе с Ленор плоды, вылившиеся в супергеройскую, так ее через этак, деятельность. Впрочем, Шепард-старший, супергерой со стажем (не верите – спросите у Жнецов; ах, погодите…) одобряет. Мама бы не одобряла, но кто ей расскажет? Ах, да, помимо спасения голактеки Шепард-младшая (с какой стороны ни глянь) нашла себе еще одно призвание – если стоите, немедленно сядьте – она поступила в педагогический ВУЗ на кафедру филологии. Сечете фишку, да? Миру капец, даже если они его спасут. Ибо ваистену, династия продолжается. Ну а самое страшное, что у Ленор есть еще и психоаналитик. Сестра, на свою голову, обеспокоилась. Сами понимаете, едущая с катушек близняшка это не так весело, как звучит. Зовут товарища весьма поэтично – Алекс Вескер. Стаж общения – три года, за которые к товарищу, естественно, выработано определенное доверие. Как говорится, Quoth the Shepard: ”Nevermore!” Дополнительно: Склонна к месту и не к месту цитировать творчество незабвенного и запиливать длиннющие, полные напалма монологи околопедагогического направления. Также испытывает болезненный интерес к личности Чумного Доктора. Отчасти из-за того, на что он ссылается своим псевдонимом, отчасти – из-за того, что подсознательно чувствует свое с ним сходство, которое так старательно подавляет. Страстно любит попугая Аллана, который ко всем прочим своим достоинствам (типа розовых щечек) еще и цитирует стихи Эдгара Аллана. Раньше цитировал. ДО вмешательства Ив в его цельнофилологическое образование. Теперь Ленор регулярно вздрагивает от выдаваемых пташкой кощунственных цитат стихотворений тов. По, разбавленных поистине солдафонскими выражениями (всегда в рифму!) и активно поминает неких стремных божков.
  9. Never (Игровая тема)

    Элоиза все еще пребывала в некоторой прострации после произошедшего. Пожалуй, только это и могло послужить хоть каким-то объяснением тому, что девочка не повисла на шее у Дэсмонда сразу, а отложила свои гипотетические радости на тему доброго здравия друга на потом. В конце концов, Элоизка не врала. Она действительно волновалась за Генри - в конце концов, обстановка действительно становилась все хуже. Вот и сейчас, Морт прослушала почти все, о чем говорили остальные пациенты, да и пошла за ними больше на автомате. Снова все прослушала, и только потом, когда все чуть ли не с гиканьем направились дальше, мелочь обратила внимание, что коммуницировал-то народ с уже знакомой Невестой. А что, если она знает?.. Зайка подошла поближе к рыжей, с интересом взглянула на нее снизу вверх: - Привет. - Элоиза улыбнулась, - Давно не виделись. А ты Генри не видела? Он... ну, такой. Она подпрыгнула, отмеряя ладошкой расстояние над собой: - Высокий. И в очках. Невеста выслушала Элоизку очень внимательно, а затем нахмурила лоб. Некоторое время подумав, она вновь разжилась листком, и начала быстро-быстро набрасывать что-то карандашом. За то время, пока она рисовала, Элоизу успели уже потерять, чему девочка вряд ли расстроилась. В коце концов в лапки Элоизе был вручен рисунок. Это было изображение высокого очкастого человека, Генри, сидевшего напротив другого мальчика, тоже худенького и в очках. Однако у мальчика была рука того черного чудовища. Сэда. И этой рукой он держал ключ от кандалов, что были на руках, ногах и шее Генри. Невеста указала окровавленной белой рукой прямо. Он там. - Ты снова мне помогаешь. Спаси-ибо! - протянула Элоизка, потянувшись порывисто обнять собеседницу, - Если тебе тоже нужна будет помощь, скажи, хорошо? Она поправила волосы, глянув в ту сторону, куда предстояло идти. Невеста удивленно глянула на девочку, а затем отошла назад, печально покачав головой. Идимо, не хотела испачкать Элоизку кровью. Коридор перед Элоизкой был такой же ремный как и те, другие. Ничего в нем видно не было. Зато то и дело слышались странные звуки. То какой-то далекий смех, доносимый эхом, то скрежетание, будто кто-то скребет ногтями по бетону, в общем ни малейшего доверия обстановка впереди не внушала Однако решительную как бронепоезд маленькую Морт сейчас трудно было смутить типичным для психиатрической клиники саундтреком. Девчушка упорно шагала вперед, сжав в кулачки миниатюрные лапки. Она могла заметить, что коридор с каждым пройденным метром сужается все сильнее. Постепенно через него уже невозможно было идти больше, чем двоим, и то ести прижаться друг к другу. Необычно вытянулась и тень девочки, став длинной-длинной, будто кто-то светил ей в спину. Из окошка в каждой двери на девочку смотрело чье-то лицо. Все лица улыбались одинаковой идиотской улыбкой. А еще Элоиза то и дело ловила себя на мысли, что кто-то настойчиво дышит ей в затылок, но обернувшись, не видела ничего. А потом она стала замечать маленький огонек, реследующий ее. Каждый раз оборачиваясь она видела его, будто мерцающую звездочку. Мелкота очень старательно не обращала особого внимания на оскаленные рожи, мелькающие в окошках. Она даже руки сцепила за головой, чтобы хоть как-то, пусть и очень наивным методом, избавиться от ощущения совсем уж назойливого дыхания в затылок. ...огонек, когда Элоизка заметила его в первый раз, сразу же завладел некоторой частью мыслей девчушки, и теперь усиленно не давал ей покоя, заставляя постоянно оборачиваться. Постоянно оборачиваясь она поняла, что это за огонек. Снова эти манекены без лица со свечкой в голове. Когда она в очередной раз оглянулась, манкен был уже в хоне видимости. Он не двигался, просто стоя там, как совершенно неуместная и жуткая скульптурка. Каждый раз, когда Элоизка оборачивалась, манекен немного приближался. Выяснив эту нехитрую закономерность, Элоизка предприняла единственное, что могло прийти в голову ребенку в таком случае - перестала оглядываться. ЧТо еще было делать, она не знала. Ибо у нее не было ровном счетом ничего, чем бы можно было себя защитить, если это существо еще приблизится и рискнет напасть. А существо-то как раз и приблизилось. Элоизка чувствовала его, от этой твари веяло чем-то неприятным. Такое бывало, когда к маме приходили разные дядьки, которые запросто могли ее ударить или запустить чем-нибудь, если им вдруг что-то не понравится. Она даже различила запах дешевого табака, спиртного и пота. Девочка жалобно пискнула. Панически подумала, что ей ну никак нельзя вот так вот все испортить, попавшись к монстру в лапы! ...если здесь есть злые манекены из ее мира, должны быть и "хорошие"? Эта внезапная мысль чуть не заставила мелочь остановиться. Ну конечно! Наверное, их можно как-то позвать? Морт, не сбавляя хода (а даже наоборот, слегка ускоряясь), сосредоточилась, представляя, как откуда-нибудь обязательно должна прийти поддержка в лице манекенов. Сначала у нее мало что получалось. Зато получилось, когда она совсем близко услышала треск, характерный для появления Сэда, или какой-нибудь аномальной ерунды. Треск оборвался звучным грохотом, а когда зайка обернулась, она увидела, как части вражеского манекена раскатываются в стороны. Над ними стоял другой манекен, женский, выше ростоми в совсем такой же одежде, которую Элоиза помнила на миссис Хаггард. Манекен держал в руках погасшую зеленую свечу, вытащенную из головы твари. - Ур-ра! - Элоизка подпрыгнула от радости, хлопнув в ладошки, - По-лу-чи-лось! Она кивнула своим мыслям, широко улыбаясь, и припустила в прежнем направлении. Манекен за ней не следовал. Он просто остался там, стоять как истукан, пока его не поглотила сгущавшаяся за спиной малышки тьма. В конце концов за одной из дверью не оказалось чужого лица. она была распахнута, и задернута красной занавеской. А оттуда слышалось... пение. Хоровое детское пение. Пел церковный хор, Элоиза пару раз слышала такие. Мальчики и девочки разного роста, с аккуратными прическами и тонкими соловьиными голосочками, которые были будто созданы для такого пения. Даже нев ерилось, что эти дети такие же. Только этот хор пел по-другому. Не на родном языке Элоизки. Элоизка тормознула. Посмотрела на занавеску. Потом вперед. Потом снова на занавеску. И решила, что если она аккура-а-а-атненько заглянет - ну на секундочку, просто посмотреть - то все равно все успеет. А за занавеской обнаружилось довольно странное место. Это было холодное помещение, облицованное кафелем, одну стенку которой занимали ряды небольших квадратных дверец из стали. У другой стены был стол, рукомойник, стул, какие-то полки, банки с чем-то зеленоватым, в чем плавало что-то смутно различимое но явно отвратительное. Также были плакаты, рассказывающие о том, что же интересного внутри у человека. Посреди комнаты было небольшое возвышение, на котором когда-то крепился железный стол с раковиной на одном его краю, который теперь валялся рядом. Если бы Элоизка знала, что значит слово "морг", она бы сразу узнала это место. А на возвышении вместо стола стояли знакомые уже манекены. Те смые без лиц, без рук, и со свчами в головах. звуки шли именно от них. Среди манекенов стоял и Генри, тоже тянувший эту же песню. Оказалось, у него был хороший голос для хора. Морт округлила глаза, увидев эту почти постапокалиптическую кратину. И она ей определенно не понравилась. - Генри! - воскликнула она, полностью засовываясь в комнату, - Генри! Он не должен с ними петь, твердо решила зайка. Ничего хорошего от общения с этими существами быть не может. А значит, она должна его отсюда забрать. Генри и не дернулся даже, просто продолжил тянуть эту песню. Элоиза заметила что-то черное, будто венки на шее, но приглядевшись, поняла. Не вены. Трещины. А на Элоизу обратили внимание сразу. Едва она ворвалась, двери за ней закрылись. А маленнькие дверцы морозильных камер начали открываться, и из них начали выбираться странные рогатые манекены черного цвета. Понятно к кому была отсылка. Только лиц не было. Девочка дернулась назад, стукнувшись спиной в стену. - Это нечестно! - воскликнула она, беспомощно хмурясь, - Нече-естно... Она снова попыталась позвать манекенов. Потому что если не получится... все зря? И ей на помолщь пришли ее верные пластмассовые охранники. Но слишком уж их было мало. Всего трое. А черные вылазили и вылазили, некотоые уже анчали приближаться, дергаясь и вихляясь. - О, маленькая Элоиза пришла за своим дружком-убийцей! - Захохотал уже настоящий Сэд, а точнее его голова, плавающая в специальной банке. - Даже нев ерится а? Генри тоже был ребенком.. Пел в хоре в родной Сицилии. А потом вырос, и немножко огрубел. Но зато остался нормальным, не то что вы. - Замолчи, замолчи, замолчи! - девочка крепко зажмурилась, зажимая ушки руками. Пото лихорадочно огляделась, прикидывая, если поблизости что-то, чем можно кинуть в бултыхающуюся в банке голову. Увы, мало что могло поасться под руку в подобной стерильности. А тем временем Элоизку уже схватила одна из пластмассовых рук. Пальцы манекена больно сжали ей плечо, и потянули. Еще один манекен схватил ее с другой стороны, и потянул уже на себя. Девочка решительно пнула одного из оппонентов, в то время как второму манекену дружественное девочке создание незатейливо попыталось открутить голову. Второй "мирный манекен" просто сеял хаос и смятение среди тех, кто приближался достаточно близко. А третий, в костюме, чем-то напоминающем какого-то супергероя, повинуясь порывам самой Элоизы, направился на очень важную миссию по разбиванию одной говорливой банки. Супергерой, отважно арсталкивая недосэдов, отправился наказывать говорливую голову, а два других занимались охраной девочки. Один, словно Рэмбо, вертанул рогатую голову, и черная болванка с хрустом отделилась от тела, оставшись у того в руках. Из шеи фонтаном ударила черная грязь вперемешку с конфетти. А на пинок монстр никак не среагировал, и попытьался ударить Элоизку своими когтями. Когти кстати на деле являлись шприцами со странным желтым препаратом, который, как девочка помнила, вызывает страшные боли. А еще хор стал немного раздражать. Зайка взвизгнула и отдернула ножку. Первый из ее трех манекенов, неясная фигура, затянутая в темный плащ со скрывающим лицо капюшоном, продолжила импровизированную экзекуцию, неуклонно направившись ко второму монстру, посмевшему обижать Элоизку. Иглы были уже совсем близко от лица Элоизки, когда Таинственный Незнакомец переломил черную конечность смачным ударом, после чего буквально вырвал их лап твари несчатсную девочку и закрыл ее собой. В тот же миг Незнакомцу в грудь вонзились иглы-когти на второй руке вражины. А Супергерой тем временем легко добрался до головы Сэда, и как мышка-норушка смахнул его с полки. С оглушительным звоном емкость разбилась, расплескивая формалин. - Какая досада... - Просипела голова, укатившаяся в сторону, прежде чем закрыть глаза и вывалить наружу длинный синий язык. Незнакомец легонько отпихнул мелочь в сторону, поближе к третьему манекену, одетому в пышное красное платье. Та только легонько кивнула, махнув на прощанье Незнакомцу рукой. Вряд ли им доведется постоять рядышком после боя. Супергерой же тем временем направился помогать Красной чинить разруху в рядах врагов. Супергерой снова отличился. В процессе отвлечения на себя вражин он снес один из манекенов-хористов, и тот ралетелся на составные части. Генри при этом слабо дернулся. А черных уже становилось все больше. Супергерой и Красная уже еле справлялись с ними, отбиваясь уже при помощи подручных предметов, а именно частей поверженных врагов. Элоиза вдруг поняла, что они сосредотачиваются не на том. Также она осознала, что команды необязательно говорить вслух. Так что девочка просто решительно направилась к хористам, решив, что сначала надо разрушить все же их. Ведь когда одного из них снесли, Генри вроде бы пошевелился? Красная и Супергерой послушно потянулись следом, прикрывая воинствующую мелочь. Супергерой, как ему и полагается, только и крушил рогатых, идя за Элоизой, а вот красная уже пострадала. Помимо поравннгого платья ейуже отхватили одну руку,к оторую та, не растерявшись, начала использовать в качестве оружия. Одного за другим совместными усилиями отважные герои просто разнесли певунов.Смолк красивый и дико неуместный напев, замолк и Генри, покачнулся, а затем... А затем как эдакий белый вихрь(из-за халата) санитар развернулся на месте, и длинная нога смачно заехала одному из псевдосэдов по голове, начисто отбив оную.Второй оборот вокруг себя давершился пинком уже по не успевшему упасть телу, заставив его полететь в других нападавших. При этом он еще умудрился не задеть Элоизу, хотя тоял с ней рядом. закончив этот маневр, он как ни в чем ни бывалао встал в стойку, а в кажлдой его руке уже было по ярко лестящему ножу-танто. - Генри вернулся! - Элоизка аж подпрыгнула от радости, но обниматься не полезла, разумности хватило данное действо отложить на потом. А еще девочка вдруг подумала, что уж теперь-то все точно будет хорошо. К сожалению, ее быстро в этом разочаровали. Среди немногочисленных черных манекенов появился один самый большой, но начисто лишенный головы. неловко вихляясь, он добрел до мертвой головы Сэда из банки, и, пожняв ее, с звучным щелчком насадил на торчащий из шеи деревянный штырь. Голова дрогнула, втянула язык, а затем красные глаза раскрылись, фокусируя зрачок, а полоска рта вновьрастянулась, обнажая треугольные зубы. - Ну а теперь мы с вами поиграем - РАдостно возвестило чудовище, и из-за его спины возникло еще шесть конечностей, по три с каждой стороны. Теперь манекен стал напоминать эдакого демонического Шивву. Лишние конечности вонзили когти в другие манекены, и у тех тоже стали проявляться черты лица. Разочароваться в предыдущей идее мелочь не пожелала, ибо она не была бы Морт без этой внезапно случающейся, но с трудом поколебимой уверенности в своих силах и силах отдельных окружающих. На всякий случай, конечно, Элоизка попробовала позвать еще манекенов, чтобы хоть как-то уравнять силы. Сдаваться она, понятное дело, не собиралась. Ведь они же с Генри справятся, точно-точно справятся. На помощь Элоизке пришло еще двое манекенов, и как раз вовремя. Пока Элоиза их призывала, Сэд еще немного нарастил свои конечности, и повис над полом в окружении восьми подконтрольных ему собратьев, играющих роль опоры и оружия. Ноги Сэда заострились, превратившись в нечто вроде гигантских черных скальпелей. Один из этих скальпелей и пронзил насквозь красную, а второй - разрубил несчастный манекен на две половинки. Генри начал быстро отходить назад, держа перед собой ножи. Судя по тому, что санитар не атаковал, он сомневался в своих силах. Элоизка опустила уши, исподлобья глядя на суппостата. Так же, как и Генри, она мелко семенила назад, не зная, что еще ей делать. - Надо лишить его подвиности, да? - тихонько спросила она. Манекены пока что бездействовали, находясь в фазе полной защиты. Новенькие оказались садовником в чуть мешковатой для него одежде и пиратом. Причем пиратом таким как нужно, даже с крюком, который он держал одной руке (Элоиза не знала, что у самых-самых настоящих пиратов они _заменяют_ руки...). - Думаю, нам нужно надежное укрытие и отвлекающий маневр. - Сказал Генри, пятясь назад. - Слишком большой противник, широкий обзор и невозможность сокращения дистанции. Наверное, терминология Генри была сложновато, но в общем было понятно что он имеет в виду. Манекены-лапы тоже могли атаковать, благо их руки остались на месте, да и глаза тоже, а чтобы добраться до самого Сэда, надо было победить их. А пока манекены будут справляться с "ногами", Сэд может убить их "скальпелями". - В этом пространстве бой слишком затруднителен даже при превосходящем количестве личного состава. - Но дверь закрылась... - растерянно отозвалась зайка, - И я не знаю, как ее открыть. Она пожала плечами, тоже продолжая пятиться. - Чтож, тогда у нас нет выбора. - Пожал плечами Генри. - Постарайся не умереть. Буднично сказав последнюю фразу, Генри перестал пятиться, терпеливо ожидая, пока чудовище подойдет к нему поближе. А Сэд-паук был все ближе. конечности "сэдолап" в нетерпении дрожали, как и жвалы-скальпели. - Впрочем, у меня есть мысль! - Элоизу вдруг осенило. Если попытаться призвать сюда Шкаф, то можно попробовать спрятаться в нем и забрать с собой Генри. В конце концов, вроде как в Шкафу по Правилам никто злой ее тронуть не мог. И получилось! Освоившаяся со способностью Элоизка легко вообразила себе шкаф, придала ему в мыслях реалистичность, могла чуть ли не потрогать его, ощутить прикосновение к полированному дереву. И Шкаф появился во всей красе прямо посреди морга. После этого Элоиза спряталась в нем, а Генри ничего не оставалось, как последовать за ней, и захлопнуть дверцы. Около секунды казалось, что это ничего не изменит. Однако затем хриплый смех Сэда оборвался. ухмыляющаяся орда стала мордой растерянной и разозленной. Оглядываясь туда-сюда, Сэд даже зубами скрипел от злости. - Исчезла?! Эта дрянная девчонка исчезла?! В сердцах он начал пытаться отыграться на дружественных Элоизе манекенах, но был слишком неповоротлив из-за своего размера. Манекенам же ничего не оставалось, кроме как попытаться мелко нагадить монстру, лишив его опоры хотя бы частично. Ну, по крайней мере, попытавшись. Элоиза хмуро плюхнулась попой на пол шкафа и обхватила коленки руками. Что-то в том, как она бросила манекенов, вдруг показалось ей не совсем правильным. Но у нее же не было другого выхода... Генри же остался совершенно хладнокровен, отстраненно наблюдая за тем, как друзья Элоизы пытаются нанести урон монстру. Несколько раз им удавалось сбить с ног одного из тех манекенов, что служил опорой Сэду, но тот быстро восстанавливал равновесие. Нужно было больше манекенов, чтобы одновременно лишить Сэда нескольких точек опоры. - Как этим нужно пользоваться? - Спросил вдруг Генри у Элоизки, продемонстрировав ей невесть где найденный шприц. - Ой. - девочка недоуменно вскинула бровки, отвлекаясь от происходящего за пределами шкафа, - Его надо просто воткнуть в того, кому он предназначен... - В него? - Кивнул Генри на чудовище. - Я нашел это здесь. Отсюда распространялись трещины. - Можно мне его посмотреть? - попросила Морт, - Я верну, честно. Генри без лишних слов отдал девушке шприц. Наощупь это был обычный металлический шприц с длинной острой иглой, наполненный чем-то гутым и черным. Но от него будто исходил какой-то неприятный холодок, сырость. Запах вырытой ямы. И чего-то еще. Если закрыть глаза, можно было увидеть образы ползущих трещин, которые заставляли манекены оживать и идти против своей хозяйки, ее комнату, которая будто рассыпалась на части, которые разносились по всему Сонному озеру, смешиваясь с реальным ми ром и другими мирами. А еще можно было увидеть Дэсмонда в окровавленном свадебном платье, которое он снял с убитой им девушки. - Это... из моего мирка? - удивилась мелочь, - Понятно... то есть, не очень понятно. Она пошевелила ушами. - Главное, чтобы он от этого не стал сильнее. По-моему, Дэсмонд говорил, что это из-за них Сэд смог попадать в наши миры. - Морт снова нахмурилась, - Хотя, наверное, полезные вещи он бы раскидывать не стал? - Я слышал, как пациенты говорили что это помогает. - Сказал Генри. - Я им верю. Помолчав, санитар положил руку на дверцу. - Дружественные манекены должны лишить его ранвовесия хотя бы на короткое время. В этот момент ты и сделаешь то, что нужно. Я буду контролировать ситуацию. Девочка поймала собеседника за рукав: - Но ведь в этот раз с тобой все будет хорошо? Правда-правда? Ты уже один раз говорил, что справишься и вернешься... - Я вернулся. - Заметил Генри. - Да, Все будет в порядке. - Это я тебя вернула. - совсем недовольно произнесла Элоизка, - Не вздумай снова попасться этим... существам. Она вздохнула, чуть нервно сжав шприц. - Открываем дверь? - Терпение. Санитар положил ладонь на дверрь, в любую минуту готовый толкнуть ее. А тем временем манекены все пытались атаковать чудище с нескольких сторон. В ответ оно пыталось схватить их, ткнуть ногой-лезвием или просто растоптать. В какой-то момент двум из трх манекенов удалось ударить одного из врагов, и тем самым лишить Сэда двух точек опоры. Тварь чуть накренилась, и в этот момент Генри толкнул дверь. Первым делом в Сэда плетел нож, лезвие которого вонзилось твари в глаз. Особо вредным это не было, но заставило тварь неловко дернуться, лишиться устойчивости совсем, накренившись на один бок. Затем Генри потянул за собой Элоизку, и с разгону побежал прямо на чудище. Появление этих двоих стало для Сэда полной неожиданностью, А Генри тем временем вскинул зайчишку на плечи, и прямо по "лапе" Сэда подобрался совсем близко к нему, двумя руками схватившись за рога монстра и буквально повиснув на нем. - Давай! - Нет! - Вскрикнул Сэд, не способный пока как-то воспротивиться. - Да! - с непривычным злорадством отозвалась мелкота, с удовольствием и от души воткнув в тварь импровизированное оружие. Шприц вошел прямо между глаз монстру. В мгновение ока все его "лапы" просто рассыпались, и Генри, Сэд и Элоиза вместе упали на кафель. ЗА краткий момент падения Элоизка успела ощутить мощный прилив ненависти, боли и страха, в ее маленьком мозгу навсегда отпечаталась картина того, как в темной комнате кричит и изгибается чей-то силуэт, зафиксированный сыромятными ремнями на кресле, похожем на кресло дантиста. Точно также Сэд кричал и выгибался сейчас, а изуродованые им манекены расыпались в мелкую черную пыль. Все вокруг сотрясалось будто придевятибальном землетрясении. Падали на пол склянки, заполняя комнату сильным запахом формальдегида, с лязгом падали инструменты, откалывалась от стен и потолка плитка, чудом не задевая припадении зайку, неистово мигали лампы, а потом... А потом все резко стихло. Они были в том же морге, поярдком развоеванном, но больше не носящим на себе отпечаток пребывания Сэда. Но само чудовище было еще живо. Оно исчезло, но ненадолго. Из тех видений, которые Элоиза почерпнула из шприца, она понимала, что уничтожила лишь часть того, что он натворил. Генри лежал рядом, был полностью в сознании, был по прежнему спокоен как танк, но подыматься что-то не спешил. Элоизка неторопливо свернулась в клубок, неуклюже ткнувшись носом в санитара. Видения все еще вспыхивали перед ее внутренним взором, не давая толком успокоиться после только что произошедшего. Но, по крайней мере, они точно выяснили, что шприцы работают. Девочка крепко зажмурилась. Санитар, без особого тепла, но тем не менее приобнял девочку одной рукой, по прежнему созерцая потолок. Он терпеливо ждал, пока зайа оклемается. - Я и забыл, что когда-то был ребенком. - Вдруг скаазл Генри задумчиво. - Надо же. Элоизка прижалась к собеседнику, потихоньку приходя в норму. - А как это можно забыть. - тоже приобняв Генри одной лапкой, уточнила она. - Не знаю. Но я забыл. - Сказал Генри. - Наверное это у взрослых всегда так. - Это немножко грустно, наверное. - подытожила Морт. Помолчав, она все-таки добавила: - ...я рада, что ты выжил. - Почему? - Уточнил Генри. - Потому что мне не хотелось, чтобы ты умер? - вяло удивилась девочка, обняв санитара чуть крепче. - Ты боялась остаться одна? - Спросил Генри, поворачиваясь чуть поудобнее, чтобы девочке было сподручней обнять его. - Боялась остаться без помощи? - Нет. - мягко отозвалась мелкота, - Просто все-все-все, кто мне здесь хоть немного был интересен, исчезают. Я не... не понимаю, почему так. Она тихонько шмыгнула носом. - В этой ситуации исчезнуть очень легко. - Заметил Генри. - Интересен, значит... Больше Генри ничего не сказал. - Я не знаю, как это еще назать. - пояснила Элоиза, - Интересен, симпатичен. Хорошо отношусь просто. Она вздохнула, почувствовав, как напряжение начинает уходить. - Пусть буду интересен. - Пожал плечами Генри. - Ты не ранена? Все в порядке? - Не знаю. Вроде не ранена, но, кажется, не совсем в порядке. - Элоиза приоткрыла глаза, глядя на собеседника из-под полуопущенных ресниц, - А ты? Не задело? - Мелкие повреждения, не стоит внимания. - Совсем по-деловому заявил Генри. - Ну? Уходим? - Ага. Пойдем. - девчушка послушно отцепилась от мужчины, собираясь подняться на ноги.
  10. Hereafter

    События развивались слишком быстро, чтобы босс мог грамотно командовать. Стоило ему описать, где найти какого специалиста и сказать, что пора бы отправляться, как тут же, под радостный звон стекла автомобилей GH и вопль людей почувствовалась сильная вспышка духовной энергии. Прошло совсем немного времени- и эта энергия стала собираться в одно тело, очень мощное. Но и это прервалось выстрелами, а потом и вовсе звуками масштабной перестрелки. Восстание приобрело, очевидно, весьма печальные последствия. Но что происходило, было непонятно- очень уж напирали полицейские. -Чёрт возьми, да если мы дальше будем тормозить, мы точно опоздаем!- воскликнул Райан, бросив взгляд на босса. Но тот молчал, видимо, не зная, что делать. - Сваливать надо, вот что. - пасмурно произнесла Эстер, - Здесь мы уже ничем не поможем. Как _мне_ кажется. -Ты предлагаешь пустить всё на самотёк?!- возмутился Райан, недоверчиво глядя на Эстер. -А что если... Пойти туда, где они полностью порвали грань? Быть может, там их уязвимое место?- предложила Келли. -Но мы даже не знаем, что там,- покачал головой Роб. Босс, с совсем уж страдальческим взглядом, наконец, подал голос: -Если всё так продолжится, то в наши ряды захотят вступить больше народу... Этим мы воспользуемся. Да, хорошая идея! Ну, он снова был не в тему и витал где-то в своих мыслях. -Думаю, нам действительно стоит пойти и посмотреть, что там в зоне полного прорыва,- заключил Райан. Эстер посмотрела сначала на одного оратора, потом на другого, потом на шефа. Потом снова перевела взгляд на Райана. Раздраженно повела плечами, поднимаясь. - Пойдем тогда. -Тогда нам надо идти в обход. Думаю, что GH не будут особо рады, если мы просто продерёмся через них... -О, об этом не волнуйтесь!- вдруг подал голос босс, указывая в сторону, где разыгрывалось восстание,-им сейчас не до вас. Совсем не до вас. -Но мы без потерь не проберёмся. -Посто обойдите дворами. Возможность есть. А мне надо кое-что уладить тут. Ну же, вперёд! Райан недовольно вздохнул и направился в сторону сломленной баррикады, но явно планируя обойти её немного со стороны. И лучше не попадаться GH на глаза. Келли, прижимая к себе книгу, неуверенно направилась за ним. Эстер оглянулась на босса: - Вам точно помощь не нужна? - она качнула головой, - Эти могут и без меня справиться. Наверное. -Если хочешь, можешь остаться,- предложил босс. Показалось, что он улыбнулся, но не из-за шва ли? Райан и Келли уже ушли немного вперёд. Роб тоже последовал за ними, с небольшой задержкой. -То, что они справятся, я не сомневаюсь! - Тогда останусь. - решила девушка, - Эй, вы, топайте без меня. Она уперла руки в бока, переведя задумчивый взгляд на кота. Кассель закатил глаза, но промолчал. -Отлично, нам спокойнее,- ляпнул Райан и ускорил шаг. -Он имел ввиду, что вы, тогда, в безопасности...- протянула Келли, неловко улыбаясь, и поспешила за ним. Босс на этом моменте рассмеялся, и, наконец, развернулся. -Чую, что их существо где-то поблизости. Захватим его и попробуем выяснить, что к чему у них там! Идём! Непонятно, что он сказал, но, похоже, он имел ввиду какую-то ничтожную, по сравнению с общим фоном, необычную энергию существования, которая была несколько в стороне от всего этого восстания. - Райан доумничается. - пршипела Донелли, - Но с ним я потом разберусь. Она хищно улыбнулась. Кажется, бедолаге не стоит рассчитывать ни на какое снисхождение. - Веди тогда. - теперь, когда все удалились, можно было снова совершенно безнаказанно тыкать шефу. Чем девица беззастенчиво и воспользовалась. -Хорошо. Но будь осторожна, нам не нужно встреч с Джи-Эйч,- заметил босс и направился к выбранной им точке. Видимо, у него был определённый план действий.
  11. Hereafter

    Эстер послушно подобрала кота, кивнула боссу, заметив его и Райана. После чего уверенным шагом к ним подошла и плюхнулась на скамеечку поближе к Райану, игнорируя любое недовольство со стороны последнего. В конце концов, этот зануда замучал ее в достаточной мере, чтобы не пропало желание мелко ему мстить. А уж когда все, что для этого нужно - это сесть рядом... Наглаживая призрачного кота, послушным валиком лежащего на коленях хозяйки, Донелли внимательно выслушала все, что сказали босс и Райан, глянула в сторону, где, предположительно, собирались растерзывать призрака и брезгливо поджала губы. Подумать только, как мало надо толпе идиотов, чтобы совершенно полететь с катушек. Девушка с крайне презрительным видом вскинула брови, раздраженно озираясь. И ведь, черт подери, было бы с чего такой кипеш устраивать... Ну есть призраки, ну скрывали. Обидно? Ок, прекрасно, можете пойди и засунуть себе штопор в задницу... Ехидна прикрыла лицо рукой, постепенно отрешаясь от происходящего. Наверное, ей просто трудно судить. Она-то всю жизнь видела этих полупрозрачных тварюшек, снующих вокруг и периодически обращающихся то за помощью, то просто попугать. ...нет, определенно, нет никаких сил за этим наблюдать и дальше. - Шеф... - начала Эстер, потрепав меж ушек продолжающего изображать шокированную ветошь Касселя, - Зачем мы здесь? Отслеживать кого бы то ни было в толпе смысла не имеет. Более того, с каждой минутой здесь все менее безопасно. ...и все менее осмысленно.
  12. Hereafter

    -Нам нельзя туда идти! Именно это вдруг сказала Келли, когда троица охотников, наконец, пробралась чуть вглубь территории. И дальше она просто отказывалась идти. -Там таких существ... Сотни! Нет, может быть, даже тысячи! А ещё... Рядом проводник! Да, проводник- явление весьма уникальное. Существо, которое стоит между астралом и миром живых, способное даже переносить между ними какие-то явления. А, при таком сочетании... А вскоре со стороны ворот вообще послышались какие-то вопли, а после донёсся запах палёной шерсти и жареного мяса... И всё ради того, чтоб дальше с той стороны была вспышка энергии существования. Маленькая, но исходящая явно от очень мощного существа. После этого Келли вообще наотрез отказалась идти. Потому-то пришлось её, внезапно начавшую биться в истерике, эвакуировать через забор. Но, наверное, это было к лучшему. Не успели охотники вернуться в штаб- пришло сообщение о разгроме отряда босса, который выступил против сектанта. Объяснялось это тем, что уже слишком поздно. И, действительно- не прошло и после много времени, как астрал буквально сошёл с ума. Именно со стороны особняка. Сложно было сомневаться- это прорыв. Причём полный. В одной точке, в особняке, была полностью стёрта грань между миром живых и астралом. И эта точка рассылала вокруг себя волны жизни, можно сказать, того, что влекло к ней, заставляло последовать туда всех мёртвых. Да, казалось, что, если прийти туда, то снова оживёшь. И астрал отвечал на эти волны, преобразовывая их и отправляя обратно- в виде призраков, устремившихся в эту точку. Вполне очевидно, что с утра все новости пестрили сообщениями о призраках, наконец, открывших себя. Теперь, вокруг особняка, их могли видеть обычные люди, и это быстро стало аттракционом: бросая все дела, живые устремлялись туда, чтобы посмотреть. А это значило, что и система, выстроенная GH, потерпела полный крах. Теперь босс призвал сотрудников White Noise встретиться в северной части города, как раз там, где и происходила вся эта вакханалия. -Я же говорила, что нам нельзя было там оставаться,- протянула Келли, читая свою книгу, перелистывая страницу за страницей. Она настояла на том, чтобы работящая троица хотя бы зашла позавтракать в какое-нибудь кафе. Правда, в большей степени воспользовался этим Роб, с довольным видом уплетающий булочку. -Видела бы ты себя при этом! Послушай, так бояться призраков- в астрал не ходить! -Заткнись! Нашёл, над чем шутить!.. Эстер хотела раздраженно высказаться на тему особо боящихся, но только качнула головой, вновь уткнувшись взглядом в свою чашку в кофе. Полный провал, трэш и катастрофа. Вот только этого всего городу и ей лично и не хватало. Донелли прикрыла глаза, борясь со вновь подступившим чувством раздражения. Кассель же, напротив, после случившегося сменил видок на менее траурный и стал скорее задумчивым. У него, как у астральной твари, происходящее вызывало скорее живое любопытство. В конце концов, это действительно интереснее, чем быть бессменным "держателем свечки" во время похождений хозяйки. Ехидна глянула на свою призрачную зверушку, наморщила нос и потянулась доесть свой кусочек тортика. -На самом деле, я не до конца представляю, с чем мы имеем дело. Если со стороны живых это секта, то со стороны астрала... Нет, просто призраков и тех духов явно было бы недостаточно... Келли с задумчивым видом закрыла книгу. -Я немного проанализировала услышанный язык. Бесспорно, это один из древних астральных языков, но он не совсем похож на те, что мне известны... И они извлекают звуки способами, совсем далёкими от нашего речевого аппарата. Если эти духи и были связаны с миром живых, то очень и очень давно. Настолько давно, что смогли почти полностью изменить способы передачи информации. Но, если так, то я не понимаю, откуда, и, главное, почему они появились в Бэлфорде. Эта необычная духовная энергия... -Ну и нудятина!- перебил её Роб,- думаешь, нам с Эстер интересно это слушать? Ну да, обобщил... -Лучше б ты сказала, как с этим бороться! -Я ничего не смогу сказать, пока мы не доберёмся до места происшествия! Но... Если с этими сектантами не справился даже босс... -Даже босс? Опять ты его обожествляешь! -Вовсе нет! Я к тому, что это может быть ловушка... Или засада... Наверняка они предполагают, что охотники сунутся туда. - Келли, продолжи, пожалуйста, лекцию. - лаконично попросила Эстер, облизнув ложечку, - Роб, после подобного фиаско надо анализировать любую информацию, даже если она нудная... -Спасибо, Эстер,- благодарно кивнула Келли, чуть улыбнувшись. -Эта необычная духовная энергия тоже подсказывает о том, что существа эти долгое время жили в недрах астрала, приблизившись к нам только сейчас. Но больше-то я и не могу сказать. Нужно ещё исследовать. Но я бы не советовала боссу идти в особняк сейчас. Надеюсь, что он и сам это понимает... Роб, который до этого слушал, нахмурившись и сложив руки на груди, снова подал голос: -Так, может, пойдём уже и узнаем, что он думает на этот счёт? - Ну вот доедим, чтобы в голодный обморок не упасть, и пойдем. - дернула плечиком девушка, - Боюсь, при нынешнем положении вещей разница в пять минут глобально ничего не поменяет. Спасибо за пояснение, Келли, это надо учесть. -Какие вы все неторопливые... То срочно надо бежать с поля боя, то сидеть тут...- недовольно произнёс Роб, покосившись на Келли. Что, впрочем, было встречено недовольством в её взгляде. Но, вспоминая, как она до этого плакала и срывающимся голосом требовала никуда не идти... Возможно, её можно было винить. -...Нам надо обнаружить всех участников этого... Заговора,- наконец, сказала Келли, вздохнув,- и потом можно делать выводы. - Всех найти будет трудновато. - прошелестел Кассель. - Трудно - не значит, что не получится. - не согласилась девушка, отставляя пустую чашку. -Верно. Сложновато. Но, с другой стороны, если они окажутся слишком самоуверенными от такой победы, то покажутся сами,- предположила Келли, сжимая книгу в руках и постукивая по ней пальцами. - Хорошая мысль. Ну что, все наелись? Идем? - Эстер оглядела сокомандников. -Я уже давно предлагал!- Роб усмехнулся, поднимаясь с места. Келли пришлось только согласиться. -Ладно, идём. Надеюсь, вам из-за меня не сильно достанется... - Да не достанется нам. - отмахнулась девица, - Ну, в крайнем случае достанется мне, как самой медленной. Она усмехнулась, поднимаясь. -Но ведь я вас оттуда вывела, вопреки заданию...- Келли посмотрела в пол. -Ещё как достанется!- страшным голосом сказал Роб,- босс разозлится и съест тебя, а из шкуры сошьёт новую заплатку! - А, вы про зада-а-ание... - протянула Эстер, - Ну да, тогда да. Убьют. Паяльником в задницу... Келли скривилась и направилась к выходу из кафе. -Я не хочу это обсуждать... Пожалуй... Роб же рассмеялся, последовав за ней. -А что, это будет занятная эротическая игра! От самого босса! Продвинешься по службе!.. - Я имела в виду, нас всех убьют. - расхохоталась Эстер, - Кроме Касселя. - Какое облегчение... - согласился с ней кот. Девушка только хмыкнула, топая следом за спутниками.
  13. Never (Игровая тема)

    Несколько минут они пробыли в полной тишине. в течении которой Битч все пыталась кому-то дозвониться. Судя по всему, ей это не удавалось. Гадюка раздражалась все больше, но это были сущие мелочи по сравнению с тем, что произошло потом. Шприц внезапно... как бы это сказать? Активизировался. Зайка вдруг почувствовала себя неприятно, держа его в руках. Невыносимо. Виждимо, это было потому, что по ее руке уже ползла первая черная трещина. А разжать пальцы, чтобы его бросить, не удавалось. Генри сработал мгновенно. Он больно ударил Элоизку по руке, выбивая у нее шприц. Сразу же стало и больно, и легко. Шприц отлетел к стене, а затем начал распространять трещины вокруг себя. - Что за черт! - Крикнула Бичевская, бросая трубку. - Морт, что ты сссделала?! - Это не я! - воскликнула девочка, испуганно ткнувшись боком в Генри, - Оно само, само! Она прижала ушки к голове, не отводя взгляда от шприца. Трещины распространялись все быстрее. За полминуты они заполнили всю комнату, и теперь черным было все - стены, пол, потолок, окна, и даже дверь, которую тщетно пытался отпереть или выбить Круз. - Блин! Ее будто держат! - Круз отбросил ключ, и вытащил из кармана внушительного вида пистолет с оптическим прицелом. Вряд ли он помог бы в этой ситуации. - Что за черт? - Бичевская, которая до этого оцепенела от сиспуга, вдруг взвизгнула и обернулась. - Мне показалосссь, что... О, блин! Она вскочила на стол, визжа словно дамочка, которая увидела мышь. Элоизка успела заметить что-то, похожее на маленького антропоморфного зайца, как вдруг почувствовала, что ее ногу сдавила веревочная петля. При взгляде вниз она обнаружила довольно неожижаннную вещь - на ее щиколотке затягивали веревку две живые плюшевые игрушки - медведь с пришитой к нему головой зайца и полупанда-полукот, половины которых сшили друг с другом. Генри на этот раз среагировать не успел - его поймали сразу шесть уродивых игрушек, набросив нечто вроде арканов на его руки и ноги, а также пытались задушить. Круза атаковали игрушки с ножами, полосуя того, а тот только и успевал сбрасывать их и ругаться. Морт упрямо сдвинула брови, наклонилась чтобы поднять плюшек с пола одним резким движением, благо те оказались достаточно близко. Ну и собралась потом последовать примеру Вильмы, направившись (опционально - поскакав на одной ноге) к столу. Игрушки, к счастью, хоть и были живыми, весом не отличались. Они тут же начали вырываться из рук зайки.К Битч тем временем взобралась парочка игрушек, вооруженных кухонными ножами. - Генри! Сссделай что-нибудь! - Кричала змея. Как раз в этот момент зайка и расслабила петлю, и только собралась бежать, как на ее плечи запрыгнуло несколько игрушек и схватили ее за волосы Элоизка пискнула, дернувшись. Благо руки от прошлых плюшек она освободила еще когда собиралась петлю снимать - зайка отловила пару плюшек, чтобы не дергали за волосню. Правда, куда было бежать теперь - непонятно. Ибо кухонные ножи Элоизу не вдохновляли. Девчушка с надеждой глянула на Генри. И впрямь, может, придумает чего? Игрушки тем временем всерьез вознамерились убить Бичевскую. Та свалилась со стола за миг до того, как ей вспорола живот особо крупная игрушка, и лишилась только пуговиц на халате. Истошно вопя и шипя, гадюка поползла назад, но ее и там поймали игрушки, которых становилось все больше. Ловко они заарканили ее шею, сдавили ей горло и прервали постоянные вопли, крики и требования сделать что-нибудь. Ну а Генри все сильнее дергался в своих путах - его связали понадежнее, не хуже чем в сказке про Гулливера и лилипутов, и всей толпой примерно в двадцать игрушек пытались завалить на пол. А потом в одной из стен открылась дверь. Из нее и вышла уже знакомая Элоизе черная рогатая дылда, потирающая когтистые пальцы. - Я бы конечно хотел, чтобы ты увидела кое-что, прежде чем сдохнуть. - Заговорил он. - Но я жутко нетерпеливый. - О боже... - Битч будто обмякла, с откровенным ужасом глядя на него. - Ты же... - О, думаю ты уже раскаиваешься. - Захохотал Сэд. - Час расплаты, сука. Я убью тебя, но это будет только тогда, когда я вдоволь с тобой поиграю. - ЧТо? Но ты же... - Битч не договорила. Тварь схватила ее за ногу, и не обращая внимания на визги, крики и попытки сопротивления, утащил ее за "дверь". Дверь звучно захлопнулась и исчезла, оставив остальных на ратсерзание игрушкам. Игрушки тем временем уже загнали Элоизку в угол, и угрожающе приближались к ней, выставив ножи. Они почти добрались до нее, как вдруг Генри одним ловким движением перерезал веревку при помощи спрятанного в рукаве стилета. Остальные он обрезал также лихо, а затем натсала очередь самих игрушек. Удерживающие ег монстрики были расшвыряны в стороны, причем половина уже по частям, после чего Генри подхватил девочку на руки и бросился в окно. Звон разбитого стекла, короткий полет и жесткое приземление. Герни упал на спину, весь израненый осколками, кашляющий, наверняка что-то сломавший, но зато сумевший сдлать так. чтобы Элоиза не пострадала. - Вы в порядке? - тихонько спросила Морт, отползая в сторону от Генри, чтобы не продолжать давить на бедолагу, - Н-нам ведь надо бежать... куда-нибудь... да? Она с крайне неуверенны видом поднялась на ноги и протянула руку собеседнику. Как выяснилось Генри все-таки был не немой. Конечно, сначала он промолчал. Санитар встал, игнорируя руку девочкиЮ отбросил в сторону ненужные более очки, вытащил застрявшие в теле осколки стекла, и только потом сказал. - Я способен продолжать задание. - Голос у него был ровный, бесстрастный и даже в некоторой степени приятный. - Да, нам нужно бежать. На свободе опасные люди. - Ну... я не знаю, куда. - уныло сообщила Морт, поймав тонкими пальчиками Генри за рукав, - Ведите? - Окей. Вперед. - Не спросив разрешения Генри поднял девочку на руки, усадил на плечи(это после падения из окна), и резво пошел в обход здания. Хоть его и шатало, но держался он молодцом. Девочка ойкнула от неожиданности, крепко вцепившись в мужчину. На плечах ее точно еще никто не катал. И это, пожалуй, оказалось... увлекательно. - А куда мы пойдем? - пошевелив ушками, уточнила она, - А мы будем спасать Бичевскую? Сэд же может ей что-нибудь плохое сделать, наверное, надо ей помочь? - На крышу. - Сказал Генри. - Сюда должны прислать вертолет. Помощь пани Бичевской - уже не приоритетная задача. Генри обошел здание вокруг, и двинулся к пожарной лестнице. - После ликвидации беспорядков мы должны закончить устранение аномалии. - Бичевскую жа-алко... - протянула Элоизка, немного скуксившись, - А аномалия - тот шприц? А как ее ликвидировать? И зачем вертолет? - Да, это он. - Генри вытащил из кармана шприц. - У тебя есть предположения, кому это принадлежит? Вертолет для эвакуации и зачистки территории. - Мне показалось, что он - А-ли-ны. - с трудом вспомнила имя девочки Морт, - У нее же вроде тоже была игрушка? Зайка тихо фыркнула. - Что такое эвакуация? - она навострила ушки. - Это значит, что мы уйдем из этого места. - Генри подсадил девочку к лестнице. - Лезь вверх, на крышу. - А ты? - мелочь послушно ухватилась за перекладину. - Что - я? - Уточнил Генри. Надо же, такой взрослый. а простых вопросов не понимает. - Ты что, собираешься остаться? - от возмущения Элоизка чуть не отцепилась от лестницы. - Урегулирование беспорядков является прямой моей обязанностью в случае если нет более приоритетной задачи. - Отчеканил Генри. - Тогда я останусь с тобой! - радостно объявила девчушка, - Я буду по-мо-га-а-ать. - Отрицательно. - Сказал Генри. Голос его стал чуть менее нейтрален. - В случае невыполнения моих указаний я буду вынужден применить насилие. - Ну почему? - надулась мелкота, - А вдруг с тобой тоже Сэд сделает что-то плохое? Я не хочу! Последней фразе Генри был удивлен. Ну, а как еще трактовать вскинутые вверх брови. Однако, долго миндальничать Генри вес ранво не стал. - Наверх. Последнее предупреждение. Зая поступила по-детски изобретательно и по-детски же упрямо. Она перебралась выше, на всякий случай поджав ножки, но совсем подниматься не стала. Скорее, просто чтобы ее трудно было достать, если решат стукнуть. - Но я правда не хочу так! Мне был интересен тот лис с разноцветными глазами - он пропал. Та девушка с пистолетом - ее я тоже давно не видела. И Дэса. А теперь пропала еще и Бичевская. Элоиза поджвала губы, тихонько всхлипнув. - И ты тоже пропадешь. Я не хочу-у. - Желания пациентов не являются приоритетом. - Припомнил еще одно словечко из своей инструкции Генри. Но изобретательности очкарика хватило и на кое-что повыше. - Я вернусь. Вторая моя задача - помощь в уничтожении аномалии. По завершении ликвидации беспорядков я вернусь. - Если... если ты не вернешься... - грозно произнесла Морт дрожащим голоском, - Я буду плакать, так и знай. Она сердито прижала уши к голове. Похоже, Генри это не впечатлило. Он вообще не прокомментировал фразу девочки и, выжидающе глядя на нее, повторил. - Иди наверх. - Ну и пойду! - мелочь показала санитару язык и все-таки неохотно, но стала подниматься по лестнице.
  14. Never (Игровая тема)

    Ох уж эти взрослые. Опять устроили переполох среди бела дня. Сначала тетя Вильма собрала всех в зале, и начала говорить что-то об эксперименте. Элоизка была девочкой умной, и вспомнила, что Ариетта предупреждала об этом еще целую неделю назад. Получалось, что все сейчас должны были уходить в свои комнатки(или что там у них), искать эти странные шприцы, совсем как тот, который Сэд сам же дал ей в руки, и все ради того, чтобы убить этого рогатого чудика. Вряд ли Элоизка возражала, он все-таки большая бяка. Испортил ее комнатку совсем. И как Дэсмонд с ним раньше дружил? Потом вдруг Генри зачем-то поколотил Эклера, хотя Бичевская сама сказала,ч то виноват Люк. Наверное этот большой ребенок для того сюда и заселен был, чтобы его то бил по носу большой белый лис, то тощий высокий санитар. Ну и жаль, что Дэсмонда заставили уйти с Кириллом. Противный обезьян слишком настаивал. А потом Битч вдруг позвала Элоизку. - Морт. - Официально и громко произнесла гадюка, будто рубанула топором. - Подойди сссюда. Для тебя будет кое-что... Осссобенное. Девочка послушно подошла, по привычке складывая ручки за спиной. Склонила голову набок, вопросительно глядя на змею из-под густой челки. Спрашивать ничего вслух не стала, видимо, сочтя это ненужным. Змея, кажется, ожидала обратного, поэтому сначала был довольно долгий обмен взглядами. Убедившись, что Элоизка внимательно слушает, Бичевская начала. - Как ты ссслышшала, девочка, от вассс требуетссся уничтожить эту "аномалию", как вы это называете - Сссэда. - Ей явно было неприятно говорить это имя. - У тебя задача ещще прощще. Сссредсство для уничтожения ты нам отдала сссама. Идем за мной. Бичевская встала с кресла, облизнув уже пустую палочку от мороженного и бросила его в урну. Элоизку она как-то не ждала, зато заю подпихнул Генри, намекая идти и не отставать. - Не надо меня подталкивать, я иду, иду. - мягко заметила Элоизка, беззаботно и чуть ли не вприпрыжку потопав за "тетей Вильмой". Битч развивала свою мысль на ходу, пока Вела Элоизку. - Я выдам тебе шшприц. Его ты должна будешшшь вонзить в этого... Сссэда. Также не забывай о защщитном механизме ссвоего мира. И еще... Битч остановилась у двери в свой кабинет, начав отпирать его. Не отвлекаясь она скомандовала сопровождавшему ее санитару. - Генри. Ссс этой минуты ты в ответе за девочку. Она должна осстатьсся в живых хотя бы до момента сссмерти аномального сссущщесства. Генри только кивнул, хотя, судя по лицу, удивился. то было еле заметно, и причем лишь в один короткий момент - его брови дернулись вверх, а рот открылся, будто санитар собирался сказать что-то. И это что-то могло Вильме и не понравиться. - Тебе всссе понятно? - Снова спросила у Элоизы змея. - Да! - с энтузиазмом кивнула девочка, - Значит, Генри пойдет со мной? Здорово! Он интересный. Она хлопнула в ладоши, выражая довольство вышеозначенным фактом. Битч распахнула двери кабинета, и приглсила Элоизку и сопровождавших ее санитаров за собой. Пока те встали на пороге, и Генри положил руку девочке на плечико, удерживая ее на месте. Пока ненавязчиво. Битч прошла к далоьней стенке, обойдя свой стол, отодвинула большущую картину с изображением клиники, но только немного отличавшимся от оригинала, а за нею обнаружилась дверца вмонтированного в стенку сейфа. Гадюка нажала на четыре кнопки, и сейф со звучным щелчком открылся. Потом раздался гневный воплль Битч. - Маленькие ублюдки! - Рявкнула она. - Как они узнали код?! Справившись с приступом гнева, Битч взяла из сейфа что-то, и бросила Элоизке. - Хоть это не украли. Идиоты. Поймав на лету предмет, Элоизка поняла - это не то. Это был шприц, один в один тот, который давал ей Сэд. Но не то. Эта штука была для кого-то другого. Кажется, для Алины. - Это... зачем? - недоуменно пролепетала девочка, поднимая на Бичевскую честные-честные глаза, - Это же не тот... Она, ожидая новой волны гнева Вильмы, опасливо опустила ушки, сделав мелкий шаг назад и ткнувшись спиной в Генри. Кажется, впрочем, это Элоизку слегка успокоило. Она тихо добавила: - Это другой шприц. - Что значит другой? - Сощурила глаза Бичевская, будто проверяя, а не врет ли Элоизка. - Откуда тут взялссся другой? И вообщщще, ссс чего ты это взяла? - Он... другой. - девчушка пожала плечами, - Просто - другой. Ощущается. Как будто он для кого-то другого предназначен... вы... Морт куснула губу. - Вы сказали, что в сейф кто-то залез? Что, если шприц подменили? - Черт. - Выругалась Битч. - Круз! Просссмотреть вссе записсси ссс камер наблюдения! Найти шшприц, выясснить где он, вернуть! Вссе ясссно?! - Да, пани. - Кивнул пухлый санитар, и ретировался. - А вы пока... Однако закончить Битч так и не дали.
  15. SCE. Чат. Dagon.

    Алекси вела Энджи по коридорам и комнатам, как и всегда, и наконец вывела ее к широкому коридору, через который хантеры уже много раз проходили. Поначалу совершенно запутанная база хаоситов уже начинала казаться понятнее. Не так уж она и велика, если подумать. Илай все это время следовал за девушками, поэтому Алекси с сомнением поинтересовалась, шепотом: - А Илай что ли тоже... медик? - Да ни разу. - тоже шепотом отозвалась ежичка, округлив глаза, - С чего ты взяла? - Тогда чего он за нами плетется от самого зала совещания? - саркастично улыбнувшись, ответила кошка. - Остановись да спроси. - пожала плечами Энджи, - Я ж к нему в башку не полезу узнавать. Алекси усмехнулась и открыла ближайшую дверь. - Нам сюда, - прокомментировала она и вошла. Ну и чего Энджи ожидала здесь увидеть? Импровизированный госпиталь - он и в Африке импровизированный. Койки, стулья, столы, пол - где только народ не пристроился лежать, сидеть и стоять. К счастью, больных и раненых оказалось не так много, как могло бы быть, видать хаоситы кое-как справлялись. Народ, к слову, был от мала до велика всех рас и разновидностей, но преимущественно взрослые люди. Они по очереди заходили в одну из соседних комнат. - Ну, начнем с вопроса, какой у тебя профиль? Винчестер вскинула взгляд вверх, прикидывая. - Да никакого конкретно. - девушка почесала в затылке, - Самоучка, типа походный уровень - оценить ущерб, обработать-залатать и прочая. Еще немного биоэнергетикой залечиваю. - Это хуже, - вздохнула Алекси, - наверно про серьезные лекарства тоже спрашивать не стоит? У нас тут две основные проблемы - ранения и инфекции. С первым мы кое-как справляемся, а вот заразу лечить приходится примитивными средствами. Хотя бы продвинутые маски у тебя есть? - Ну, прям специализированные лекарства от конкретных зараз вряд ли есть, тут не поспоришь. - телепатка развела руками, - А вот маски найдутся, да. - Тогда лучше надень маску. И мне дай одну, еще не хватало подхватить чего-нибудь, - кошка поежилась, - наверно лучше поручить тебе раненых, в таком случае? - Ну, наверное, да... - Энджик разобралась с тем, чтобы и Алекси выдать маску, и самой одеть, - Если я вдруг свалюсь с какой-нибудь заразой, боюсь, трудно будет вам помочь. - Биоэнергетика, говоришь? - почесала за ухом Алекси, пробираясь через больных к одной из дверей, - в таком случае, я надеюсь, ты справишься с тяжелоранеными лучше, чем наши лекари. - Ну, по крайней мере, я честно постараюсь. - ежичка кивнула, следуя за собеседницей. Еще одна комната, еще кучка народу, только все лежащие, с кровавыми повязками и прочей атрибутикой, включая охи и ахи. Но преимущественно первое. Что однако не помешало им уставиться на вошедших. - Спокойно ребята, подоспела кавалерия, - поспешила обрадовать их Алекс, - Хаос послал нам медика с Земли, она обучена продвинутым техникам лечения. Следующая реплика уже была обращена к собеседнице: - Что тебе понадобится из... инвентаря? - Ну, самое базовое. Чем шить, чем перевязать. У меня все-таки походная аптечка, что-то я буду оттуда использовать при необходимости, но у нас впереди еще миссия на благо вашего Ордена... - чужие взгляды девушку смущали мало. - Хорошо, но у нас все примитивное, сама понимаешь, приходится использовать подручные средства, - Алекси позволила себе усмехнуться при этих словах, - еще что-нибудь? - Допустим, совсем базовый хирургический инструментарий типа пинцета и скальпеля у меня есть. - дернула плечом Винчестер, - Если у вас есть антисептики, тоже было бы неплохо. - Анти... септики... ну... э, - девушка была неприятно удивлена таким запросом, - это чтобы не загрязнить рану? Нам бы кто этих септиков принес... - Понятно. Ладно, у меня своих вроде есть. - телепатка махнула рукой. Бедолаги дремучие. Ну и херово же им тут, без "септиков". - Тогда только тряпок, воды, чтобы промывать раны, и чем шить. Остальное уж как-нибудь из своих запасов достану. - Хорошо, я скажу лекарям, чтобы они предоставили тебе все это, - кошка развернулась и пошла к выходу, - Орден благодарен тебе за любую помощь. Вскоре ежичке был предоставлен "инвентарь", а раненые с сомнением смотрели на ее приготовления к "операции". Все-таки мало ли какими продвинутыми техниками владеют эти земляне.
  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу

×